ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ага, если, конечно, ты не умеешь летать, – ухмыльнулся тот. – Ну, давай за мной! – крикнул он насмешливо, в мгновение ока скрывшись из глаз за крутым поворотом лестницы, которая шла, казалось, отвесно вниз.

Набрав полную грудь воздуху, Робин осторожно последовал за Конни. Скоро уже оба мальчика карабкались вниз по узким грязным ступеням туда, к песчаному берегу у подножия острых скал. Лестница была довольно крутой, ступеньки местами осыпались, но, в конце концов, и Робин, и Конни оказались на берегу и побрели вдоль моря, утопая по щиколотки в песке, которым была покрыта узкая полоска берега. Через несколько часов прилив скроет ее от людских глаз.

С неиссякаемой энергией юности мальчики гонялись друг за другом, так что волны то и дело облизывали их ноги своими жадными языками, ветер разносил по берегу счастливый смех, а соленый ветер ласкал разгоряченные лица. Барахтаясь в песке, дети не сразу заметили, как сгустились и потемнели нависшие над горизонтом тучи, постепенно затянув голубизну неба.

Наконец, окончательно выбившись из сил, приятели растянулись на песке, глядя в небо, пытаясь угадать, какую причудливую форму примут в следующую минуту нависшие над ними тучки.

– Вылитый дракон, – заявил Конни, ткнув пальцем в облако, которое особенно быстро мчалось по небу, будто подгоняемое неведомой силой.

– А ты веришь в драконов? – лениво спросил Робин, не в силах отвести глаз от неба, которое менялось с каждой минутой.

– А ты как думаешь, не просто же так наш корабль получил это имя – «Морской дракон»? Неужели тебе никто не объяснил, что значит Мердрако? – удивленно спросил он, но Робин только покачал головой. – Кэп говорил, это значит «Дракон, который водится в море». Ну, Мег – по-французски море, Draco – по-латыни дракон, но это единственное слово, которое я знаю на латыни, – смущенно признался он. – Даже на небе ночью можно увидеть Дракона. Это созвездие лежит как раз между Большой и Малой Медведицами. А вообще драконами называют таких огромных свирепых чудовищ, ну, вроде нашего «Морского дракона», – с гордостью человека, которому выпало редкое счастье ступить на палубу корабля, названного в честь мифического зверя, добавил Конни.

Внезапно их беседа была прервана отдаленными раскатами грома. Замерев на полуслове, мальчики уставились на черную тучу, закрывшую полнеба.

– Господи Боже, шторм начинается! – испуганно выдохнул Конни. Он пронзительно свистнул, глядя, как ослепительная вспышка молнии на мгновение осветила синевато-серое небо.

– Давай-ка побыстрее сматываться, пока не промокли до нитки, – посоветовал Робин, вскакивая на ноги.

– Погоди минутку, Робин, давай посмотрим. Страсть как люблю шторм, – с видом заправского моряка заявил Конни. Да и разве не повидал он на своем веку немало таких бурь, чтобы теперь бежать домой со всех ног?!

Мальчики замерли на месте, с восторгом и удивлением наблюдая, как яркие вспышки молний озаряли угрюмые, быстро сгущавшиеся над головой тучи. Начинался прилив, и волны с бешеным ревом вздымались все выше под яростными ударами ветра.

– Похоже, пора бежать, Робин, – наконец сказал Конни, подумав про себя, что гроза движется к ним быстрее, чем он рассчитывал. Раскаты грома слышались уже прямо над головой, сея в душе обоих друзей неясный страх перед разбушевавшейся стихией.

Еще спускаясь к берегу, они заметили, что дальний конец пляжа поднимается кверху, крутой дугой изгибаясь над уровнем моря. Но сейчас, бросив взгляд туда, где лежал путь к спасению, мальчики с ужасом обнаружили, что совсем забыли о приливе. Если бы не шторм, они вполне успели бы добежать до прибрежной полоски суши прежде, чем набегающие волны скроют ее под водой, лишь немного промочив ноги. Но теперь, когда разбушевавшееся море с ревом гнало на берег соленые валы, даже отдаленный конец берега почти скрылся под кипящей массой воды.

Робин содрогнулся от страха, видя, как волны с яростью разбиваются о черные зубы утесов.

– Давай, Конни. Мы еще успеем, – с беспокойством прокричал он, прислушиваясь к грохоту моря.

– Нет, Робин, похоже, мы опоздали, – уверенно заявил Конни. – Здесь слишком сильный откат[12]. Не успеем мы сделать нескольких шагов, как нас попросту собьет с ног. Не знаю, как ты, парень, а я не умею плавать, – смущенно признался он.

– Ты не умеешь плавать?! – Робин не поверил своим ушам. – Так какой же ты моряк?! А я-то думал…

– Если капитан что надо, может, тебе в жизни плавать не придется, – огрызнулся тот. Глаза Конни перебегали с волн к крохотной кромке берега, которая еще не успела скрыться под водой. Он безнадежно покачал головой.

– Ну давай же, Конни! – взмолился Робин. От грохота и рева волн, от оглушительных раскатов грома над головой он почти оглох. – Давай взберемся выше! – крикнул он, заметив, что жадные языки уже почти дотянулись до их ног. Скоро вода поднимется, и тогда им конец.

Конни бросил короткий взгляд назад, туда, где отвесная скала вздымалась к самому небу. На мгновение спина его покрылась ледяными мурашками при мысли о том, что придется вскарабкаться по отвесной стене. Достаточно одного неверного шага – и этот пустынный берег станет их могилой.

Робин между тем отыскал в скале крохотную расщелину, куда можно было поставить ногу, и, бросив прощальный взгляд на разбушевавшееся море, Конни, не колеблясь ни секунды, последовал за приятелем. Он даже боялся спросить, что задумал Робин. Над их головами всего в нескольких футах от берега виднелся небольшой выступ, и Копни не хватило духу предупредить Робина, что волны смогут добраться сюда меньше чем за час.

Сам не зная как, Робин Доминик вскарабкался по камням достаточно высоко, так что кипевший внизу прилив уже не захлестывал ноги. Ухватившись за крохотный выступ в скале, он осторожно оглянулся. В этот миг огромная волна с головой накрыла Конни.

От страха у Робина подвернулась нога, и он чуть было не грохнулся вниз прямо на Конни, которому в конце концов удалось, фыркая и отплевываясь, вырваться из жадных объятий моря.

– С тобой все в порядке? – спросил Робин, уже готовый броситься ему на помощь, но Конни было не до него. Они карабкались вверх сколько было сил, и наконец с облегченным вздохом оба вытянулись вдоль узкой расщелины, которая как причудливая морщина надвое рассекала суровое лицо одинокого утеса.

Скользнув в нее вслед за Робином, Конни с трудом уселся, свесив вниз усталые и дрожавшие от напряжения ноги.

Отдышавшись, он встревоженным взглядом обвел их убежище, и сердце его тревожно заколотилось – наверх пути не было. Как бы все ни обернулось, им придется остаться здесь, пока не начнется отлив.

Робин испуганно всхлипнул, когда огромный соленый вал окатил его с головы до ног.

– Ух ты, ну и волна! – присвистнул он.

– Волны скоро поднимутся еще выше, Робин. Мы не сможем здесь оставаться, – набрался наконец мужества Конни. Хотя Робин не произнес ни слова упрека, угрызения совести не давали покоя юному моряку, ведь именно по его вине они так долго медлили на берегу.

– Выше? – усомнился тот. Неужели такое возможно? Робин взглянул на море, и сердце у него заныло – везде, куда ни кинешь взгляд, вздымались и яростно бились о скалы огромные волны.

– Намного, – вздохнул Конни и указал на странное нагромождение камней высоко над их головами. – Видишь? Вот точка, куда в шторм добирается море.

Темно-голубые глаза Робина от страха стали почти фиолетовыми, когда слова Конни дошли до его сознания. Он невольно опустил взгляд на узкую площадку, где они оба сжались в комочек.

– Вставай, надо попытаться найти, куда поставить ногу. Может, нам повезет, – затормошил его Конни, хотя сам почти потерял надежду выбраться. – Смотри, вон что-то похожее на выступ в скале. Возьми себя в руки, Робин, ведь другого выхода у нас нет, – твердо сказал он, стараясь не думать о том, что им предстоит. Вокруг, как он ни крутил головой, вставали лишь отвесные стены.

вернуться

12

Откат – обратный прибойный поток.

111
{"b":"18546","o":1}