ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какого дьявола ты считаешь, что имеешь право…

– Давай, Бесси, пошевеливайся! – нетерпеливо рявкнул он, видя, что она по-прежнему продолжает сверлить его яростным взглядом. Ну и черт с ней, пусть пеняет на себя! Не тратя времени на бесполезные пререкания, он легко выхватил Энн из седла и усадил на лошадь перед Алистером. Потом так же легко кинул кипевшую от возмущения Бесс на спину коня Энн.

Сердце Бесс сжалось, когда она почувствовала, как эти сильные руки обхватили ее за талию, когда она вновь почувствовала его запах, тот, что не в силах была забыть все эти долгие одинокие годы даже в объятиях мужа. Гарри всегда отдавал предпочтение духам со сладким, одуряющим ароматом, которыми поливал себя с головы до ног, хотя они были бессильны заглушить отвратительную вонь его табака, без которого он не мог обойтись и дня. А от Данте исходил тот же слабый, тонкий запах каких-то специй, который Бесс слишком хорошо помнила.

От Реи не ускользнул горячий, жадный взгляд, которым одарила ее мужа Бесс, когда он подхватил ее на руки, и она вдруг почувствовала укол ревности. Не нужно было уметь читать чужие мысли, чтобы догадаться, что Бесс по-прежнему без памяти влюблена в него.

Впрочем, Данте, казалось, ничего не заметил. Он быстро усадил Бесс на лошадь и передал ей поводья, как только убедился, что она крепко сидит в седле, вдев ноги в стремена.

Они потратили уйму времени, карабкаясь по узкой тропе, ведущей в Мердрако, и Данте мысленно пообещал себе проследить, чтобы в скором времени к дому вела хорошая дорога. Еще старый маркиз незадолго до смерти собирался построить широкую, удобную дорогу к дому, но потом сэр Майлз не выказал ни малейшего интереса заниматься этим. Но теперь, глядя вниз, где огромные волны с грохотом бились о черные скалы, Данте дал себе слово немедленно заняться этим.

По мере того как они приближались к дому, до них все чаще долетал ароматный и такой уютный запах дыма. Наконец вдалеке приветливо засверкали огоньки, и Рея представила, как Кирби уже позаботился поставить на столик у жарко горящего камина поднос с горячим шоколадом и теплые, только что испеченные булочки. Она вдруг почувствовала, как прекрасно было бы сейчас прижать к груди мягкое тельце сонного Кита, услышать, как носятся по всему дому и хихикают Робин с Конни, играя в прятки. Да, похоже, она уже привыкла считать Мердрако своим домом.

Как положено заботливому слуге, которым он всегда и был, Клосон терпеливо дожидался их возвращения с озабоченным выражением на юном, почти мальчишеском лице. Впрочем, Френсис знал конюха слишком хорошо, чтобы его можно было обмануть. Скорее всего того больше волновали лошади, а отнюдь не хозяева. И юный лорд ничуть не удивился, заметив, как изменилось лицо конюха при виде хромавшего, покрытого тяжелой попоной вороного жеребца, – выражение восторженного изумления и восхищения быстро сменилось искренней жалостью.

Они оставили его отдавать приказы засуетившимся лакеям и грумам – в эту минуту парень поразительно напоминал старика Баттерика.

– Ах, милорд, миледи, как хорошо, что вы наконец вернулись! – с облегчением приветствовал их Хьюстон Кирби, который уже битый час то бросал тревожные взгляды на быстро сгущавшиеся над горизонтом тучи, то беспокойно вглядывался вдаль, ожидая возвращения хозяев. Конни и Робин, негодные мальчишки, все-таки угодили под дождь.

– Как Кит? – спросила Рея. Сбросив шляпку, она стряхнула с нее дождевые капли.

– Спит, как и положено невинному малышу, миледи, – с широкой улыбкой отозвался Кирби. Впрочем, улыбка быстро увяла, стоило ему заметить за спиной Данте силуэт стройной темноволосой женщины в шляпе, увенчанной багрово-алыми перьями.

– А Конни и Робин? Надеюсь, им не пришло в голову отправиться на прогулку? Они могут попасть под дождь, – сказала Рея, стягивая с рук перчатки и оглядываясь по сторонам, рассчитывая увидеть обоих мальчиков возле жарко горевшего огня.

– Должен признаться, миледи, мне пришлось изрядно поволноваться по этому поводу. Они ушли уже довольно давно, а погода портится с каждой минутой. Я уж и на башню поднимался, чтобы заранее увидеть вас, а заодно посмотреть, куда подевались наши сорванцы, но их и след простыл. А не так давно заявились домой оба, мокрые до нитки, – подтвердил Кирби худшие опасения Реи. – А уж дрожали и зубами клацали, будто повстречались с привидением! Да, миледи, взгляни вы на них – и сами бы решили, что ребята побывали в преисподней! – хмыкнул Кирби, припомнив, как оба мальчугана с круглыми от пережитого ужаса глазами прокрались в дом через черный ход, оставляя за собой на полу огромные лужи.

– Где же они были? – с любопытством спросила Рея, но глаза ее не отрываясь следили за тем, как Бесс сделала несколько шагов вперед и оказалась совсем рядом с Данте, который грелся у камина. Ее темные глаза смеялись ему прямо в лицо, она вполголоса пробормотала что-то смешное – по крайней мере Данте усмехнулся и чуть наклонил голову, прислушиваясь к тому, что шептала его старая подруга.

– Обследовали ближайший лес, по крайней мере так говорят, – ответил Кирби, сокрушенно покачивая седой головой. – Я сам проследил, миледи, чтобы они переоделись в сухое.

– Вы думаете, они и в самом деле были в лесу? – с сомнением протянула Рея. По опыту она хорошо знала, что слова Робина далеко не всегда соответствовали истине.

Кирби насмешливо фыркнул и вдруг, неожиданно для самого себя, заявил:

– Ах, миледи, да я так переволновался, что ни о чем и думать не мог в ту минуту. Рад был без памяти, что они вообще нашлись! – ворчливо добавил старик. Он предпочел умолчать о том, что обошел все окрестности, в том числе и лес, где они вроде бы были, но безуспешно. – Вижу, у нас гости, миледи. Я сию минуту принесу чай, – добавил он, бросив неприязненный взгляд в сторону Бесс Сикоум.

– Прошу вас, Кирби, проследите, чтобы все устроились поудобнее, – направившись к лестнице, с улыбкой произнесла Рея. – Я только взгляну на Кита и сейчас же спущусь.

Она тихонько шла по коридору, миновав комнату, куда поместили Конни и Робина. Остановившись перед полуоткрытой дверью, Рея немного помедлила – на полу грудой валялась сброшенная второпях мокрая и грязная одежда. Вздохнув, она вошла и уже нагнулась было, чтобы поднять пару мокрых штанов, прежде чем те увенчали бы собой неопрятную кучу на полу. Внезапно Рея застыла на месте. Она вспомнила слова Кирби, и это заставило ее задуматься.

Конни и Робин вернулись не меньше получаса назад, подумала она, промокшие до нитки. Но ведь дождь начался всего лишь четверть часа назад, да и то поначалу был не таким уж сильным, чтобы мальчишки промокли насквозь! Рея всмотрелась в мокрую ткань и ясно увидела застрявший в ней песок. Поднеся ее к лицу, она почувствовала на губах соленую влагу. Рея покачала головой и обернулась – на полу тоже кое-где виднелся мокрый песок.

А ведь мальчишек предупреждали, чтобы они не вздумали спускаться к морю! Тем не менее стоило их ненадолго оставить, как они тут же помчались на берег. Пожалуй, хорошая взбучка им не повредит, и уж если даже это не заставит их отказаться от привычки лазить туда, где им быть не велено, что ж, придется поговорить об этом с Данте, решила Рея.

С этой мыслью она отправилась взглянуть на сына, невольно подумав, вырастет ли он таким же сорвиголовой, что Робин и Конни.

А Бесс блаженствовала в тепле, стоя перед камином, где пылал огонь, и маленькими глоточками потягивая ароматный херес. Ее темные глаза ни на минуту не отрывались от чеканного профиля Данте. Слишком часто их взгляды встречались, чтобы это было случайностью.

– Вы сотворили настоящее чудо с охотничьим домиком, – пробормотала Бесс, с удовольствием оглядев уютный холл.

– Скажи об этом Рее, это целиком ее заслуга, – ответил Данте, не имея привычки приписывать себе чужие труды. – Да, а Алистер и Френсис навели порядок на конюшне, – со смехом добавил он, глядя на вспыхнувшую Энн. Девочка смутилась. Она и представить себе не могла, как два молодых щеголя скребут и чистят стойла, словно обычные конюхи.

115
{"b":"18546","o":1}