ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки путешественника во времени
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Лолита
Каждому своё 3
Интимная гимнастика для женщин
Кристин, дочь Лавранса
Адмирал. В открытом космосе
Американские боги
Иди на мой голос

– Ума не приложу, что у них за тайна появилась в последнее время, – заговорил Френсис, как только стало ясно, что мальчики его не услышат.

– По-твоему, они что-то затевают? – с интересом спросил Данте, вяло ковыряя стоявший перед ним десерт.

– Да уж слишком хорошо я знаю своего братца, чтобы поверить в этот его невинный вид. Каждую ночь я самым тщательным образом обшариваю кровать – ведь этот сорванец способен ради шутки подложить туда все, что угодно – лягушку или змею! Правда, до сих пор мне везло! – подмигнул Френсис.

– Я думаю, это доброе влияние Конни, – предположила Рея. Подобная наивность вызвала оглушительный хохот капитана и всех, кто знал редкую проказливость Конни еще на «Морском драконе».

– Так, значит, Алистер, ты отвел жеребца в Сивик-Мэнор? Ну и как он? – Неожиданный вопрос капитана явно озадачил Алистера. Под пронизывающим взглядом этих глаз молодой человек смущенно поежился.

– Почти совсем не хромает. Честно говоря, мне стоило немалого труда заставить этого дьявола не нестись галопом до самого дома! Понятия не имею, как эта женщина управляется с подобной бестией! Что до меня, то будь я проклят, если когда-нибудь сяду на это исчадие ада! – Алистер возмущенно нахмурил тонкие брови. Он надеялся, что на этом обсуждение закончится, но капитан продолжал сверлить его взглядом, и вот наконец прозвучал тот самый вопрос, которого Алистер и ждал, и боялся.

– А саму хозяйку дома ты видел? Или, может быть, ее прелестную дочь? – Многозначительный тон Данте мог означать все, что угодно.

Марлоу вспыхнул и с трудом выдавил из себя то, что можно было лишь с натяжкой считать вежливым ответом:

– М-м-м… да!

– Как они поживают? – осведомился Данте, которому, по-видимому, терзания Алистера доставляли немалое развлечение. Тот что-то уж слишком рьяно откликнулся на его просьбу отвести в Сивик-Мэнор выздоровевшего Бристоль-ца, и если бы накануне Данте не заметил, каким взглядом тот пожирает зардевшуюся Энн Сикоум, то, пожалуй, заподозрил бы Алистера в том, что тот пал жертвой чар Бесс.

Так, значит, дочка Бесс Сикоум приворожила Алистера, подумал Данте с тревогой. Вряд ли Бесс так уж порадуется этому. Ее болезненное отношение к своему возрасту слишком явно бросалось в глаза. И одна мысль о том, что Бесс может в один прекрасный день стать тещей Алистера, заставила Данте взглянуть на юношу с жалостью и изумлением. Боже милостивый, что за жизнь ждет беднягу! Но пока что влюбленность Алистера была приятна Данте, ведь он до сих пор глухо ревновал, когда парень не сводил глаз с его жены.

– С ними все в порядке. Они были так любезны, что пригласили меня на чай, – в конце концов смущенно признался Алистер, к вящему удовольствию развеселившихся Данте и Френсиса.

Только Рея чуть нахмурила брови. Все это выглядело так, будто Данте пытался выудить что-то относительно Бесс Си-коум. Вдруг юноша, собравшись с духом, сознался, что сама Бесс долго расспрашивала о Данте.

– Я чувствовал себя будто перед Великим Инквизитором – уж очень леди Бесс было любопытно узнать все о вас, капитан, – с ухмылкой пробормотал Алистер, чувствуя себя отомщенным. К сожалению, юноша слишком поздно понял, что все это рикошетом ударит по Рее. Он с раскаянием взглянул на нее и замер при виде вежливой, невозмутимо-холодной улыбки.

– Без сомнения, твои пиратские подвиги произвели неизгладимое впечатление на юную Энн. Не сомневаюсь, ты успел поведать и о том, как мы нашли сокровища старого голландца, – задумчиво сказал Данте.

Алистер с остолбенелым видом уставился на капитана.

– Ну в общем, и об этом тоже.

– Думаю, вы успели также сообщить, как впервые встретились с капитаном? – со слабой усмешкой поинтересовался Кирби.

Ответ Алистера немало поразил и самого капитана, и верного Кирби.

– Да, конечно, к большому удивлению леди Бесс. Ей страшно понравилось, когда я рассказал о том, как он, закутанный в плащ, вдруг появился из мрака, а факелы за его спиной дымились и шипели под дождем, – сказал Алистер!

– Ничуть не сомневаюсь, что обе леди были потрясены той опасностью, которой вы тогда подвергались, – с понимающей улыбкой подмигнул Френсис. Это должно было бы насторожить Алистера, но юноша не почувствовал подвоха.

– Будь я проклят, мне и самому так показалось! Особенно Энн. Я даже решил, что мне стоит пощадить их нервы. Ведь рассказы о кровавых сражениях не для дамских ушей, – напыщенно заявил Марлоу. Если бы речь шла о ком-нибудь другом, все бы насторожились при виде такой заботы о чувствах прекрасных дам.

– Вы так и сделали? – с интересом спросил Данте.

– Да, да, как же иначе, я немедленно замолчал, но пришлось продолжать. Конечно, только по настоянию самой леди Бесс. На редкость кровожадная особа, – сказал Алистер, вспомнив, как сияли от возбуждения ее темные глаза.

– Что меня больше всего поразило, так это чувствительность Энн Сикоум. На редкость ранимая девочка. Очень покорная и послушная, но, подозреваю, за этим нежным личиком скрывается та же неукротимая душа, что и у Бесс, – заявил Данте. Юная Энн поразила его исходившим от нее непреодолимым соблазном, которым обладала и ее мать.

– Да, примерно то же подумал и я, – с готовностью согласился Алистер, страшно польщенный тем, что Данте так высоко оценил Энн. – К тому же для ее возраста она выглядит очень взрослой. Впрочем, пятнадцать лет – не так уж мало, – быстро добавил он.

Рея с изумлением уставилась на него, догадавшись, что за чувства тот испытывает к Энн Сикоум.

– Хм… Энн Сикоум. Да она и впрямь настоящая красавица, не так ли? – с лукавым блеском в серых глазах заявил Френсис. – Послушай, когда соберешься следующий раз в Сивик-Мэнор, не забудь захватить меня, – добавил он, не обратив внимания на досаду Алистера.

Френсис Доминик был на редкость хорош собой, и Алистер подозревал, что герцогский сынок неминуемо выйдет победителем в схватке за сердце любой дамы.

Заметив тревогу в глазах Алистера, Френсис сжалился над несчастным юношей:

– Впрочем, скорее всего я уже буду в Камейре и не смогу продолжить это многообещающее знакомство.

Френсис поперхнулся смехом при этих словах, но, как ни странно, Алистер немного успокоился.

– Жаль уезжать, Алистер, тем более что мы подружились, – добавил Френсис, и Рея еле удержалась, чтобы не наподдать ему по-родственному. «Что за жестокость так шутить над простодушным юношей», – с досадой подумала она.

Алистер покраснел от стыда. Ему тоже нравился Френсис, несмотря на то, что тот порой казался старше своих лет.

– Мне будет не хватать тебя. Но ты ведь скоро вернешься.

– Я-то да, но вот будешь ли ты здесь, когда я приеду? – с невинным видом спросил тот.

Алистер погрузился в молчание. Похоже, эта мысль еще не приходила ему в голову. Молодой человек почувствовал смутное беспокойство, ведь он давно уже привык считать, что он дома. Мысль о том, что он злоупотребил гостеприимством друзей, вселила тревогу в его бесхитростную душу.

Словно читая его мысли, Рея сказала:

– Надеюсь, тебе fie придет в голову бросить нас именно сейчас, когда дел с восстановлением Мердрако просто невпроворот?! Без твоей помощи нам не обойтись. Да что тут говорить? Еше вчера Данте сказал, что он ничуть не беспокоится, когда не может приехать сам и следить за тем, как идут работы, ведь он уверен, что ты за всем приглядишь. Он вполне доверяет твоему мнению и знает, что ты сделаешь все для того, чтобы его распоряжения были выполнены. Естественно, мы не такие эгоисты, чтобы рассчитывать, что ты посвятишь нам остаток жизни. Я помню, ты говорил, что хочешь купить себе небольшое имение, и мы ни за что на свете не хотели бы этому помешать. Но раз уж ты пока еще ничего не нашел, почему бы не побыть с нами? Другое дело, если ты сам хочешь уехать… – с грустью закончила Рея, стараясь не встретиться взглядом ни с Френсисом, ни с мужем.

– Да Бог с вами, конечно же, нет! Особенно если я могу чем-то помочь! – воскликнул с жаром Алистер, чувствуя, что у него словно камень с души упал. Похоже было, что его пригласили гостить в охотничьем домике сколько он пожелает, словно он тоже был членом семьи. Капитан одобрительно кивнул головой, и юноша расцвел в улыбке.

120
{"b":"18546","o":1}