ЛитМир - Электронная Библиотека

Еще раз покачав головой, чтобы никто не подумал, что он одобряет подобное безобразие, мистер Паркхэм отправился на кухню поторопить кухарку с ужином, пока эти забулдыги не вылакали весь его эль. Хотя, примирительно подумал мистер Паркхэм, хорошо хотя бы то, что у этих мерзавцев денег невпроворот, так что работяге вроде него не стоит особо воротить нос от подобной компании. Не все ли равно, кто заплатит?

Ведь последние пару дней, с тех пор как в его гостинице поселились вечно умиравшие от жажды моряки с «Морского дракона», на доходы грех было жаловаться. Собравшись в пивной, где над их шумной компанией витал дух предвкушения и надежды, возбужденные моряки праздновали самое счастливое плавание в своей жизни.

– Чтобы ветер всегда был попутным!

– Чтоб не штормило!

– Эгей, за здоровье всех хорошеньких кошечек, что утирали слезы, провожая своего милого! И за всех желторотиков, что обещали скоро вернуться, – жди, милая!

– И за здоровье такого просоленного морского волка, как я! Пусть у таких, как я, всегда будет семь футов под килем! – взревел Симус Фицсиммонс, чокаясь с дружками. Он опрокинул кружку и откинулся назад так, что стул отчаянно заскрипел.

– За здоровье славного Берти Маккея и его паскудной команды с «Анни Джейн», пусть эти дохлые селедки провалятся в тартарары… – Конец тоста утонул в громовом хохоте, в котором потонули отдельные неразборчивые пожелания команде капера соперника.

Хьюстон Кирби присел за стол немного в стороне от шумной компании, чтобы, не дай Бог, не пропустить, когда появится капитан. Он поправил парик, сползший на ухо, пока старик пробирался через горланящую толпу.

Да, вся команда была здесь, и он хмуро покачал головой, подумав, а удастся ли этим ребятам протрезветь при виде неожиданно свалившегося богатства. Будут ли они счастливы, тревожно подумал коротышка дворецкий, по-прежнему беспокоясь за судьбу близких ему людей.

Некоторые справятся, с облегчением вздохнул он, обводя взглядом комнату и различая хорошо знакомые лица. Возле камина устроился Лонгэйкр, как всегда, окруженный толпой затаивших дыхание слушателей. С этим все будет в порядке, хмыкнул Кирби, старый морской волк прошел огонь и воду, что теперь может его удивить? Скорее всего, получив деньги, он вернется в Вест-Индию, к себе на Сент-Томас, откроет таверну для моряков, будет пить с ними да рассказывать желторотым новичкам захватывающие пиратские истории. Что может быть лучше для старого буканьера[8], чем такая судьба? Коббс же, старый боцман с «Морского дракона», не переставал мечтать, как когда-нибудь вернется к себе в Норфолк, откуда уехал мальчишкой. Всю жизнь он надеялся, что возвратится состоятельным человеком, и теперь его мечта сбывалась. Он не скрывал ребяческой радости, а кое-кто из команды добродушно поддразнивал его, называя сквайром Набобом.

Кирби перевел взгляд на Алека Макдональда, бродягу шотландца, окутанного плотной завесой табачного дыма. Тот, как обычно, не расставался со своей трубкой. Он давно подумывал стать хозяином небольшой верфи где-нибудь на берегу Чесапикского залива. Его будущее – в колониях. Война не за горами, так что можно не сомневаться – скоро он станет еще богаче. Какая пропасть между ним и его нищими сородичами!

А вот Барнаби Кларк превратился в настоящего франта! Этот еще побудет в Лондоне, подумал Кирби, вдоволь наиграется в светского щеголя, а потом вернется к себе на Ямайку и закончит свои дни преуспевающим плантатором. Угрюмый молчун Тривлони, корабельный плотник, который всегда говорил мало, а улыбался и того меньше, наверняка вложит деньги в какую-нибудь шахту у себя на родине, в Корнуолле. И если ему удастся так же крепко держать на замке свою мошну, как прежде рот, быть ему хозяином половины земель на Западе еще до конца столетия.

И конечно, неугомонный Симус Фицсиммонс! Сквозь плотную пелену дыма Кирби с трудом рассмотрел побагровевшее лицо ирландца, хотя его остроумные шутки и не умолкавший ни на минуту хохот собутыльников были слышны далеко. Кирби давно подозревал, что этот сорвиголова спит и грезит о войне между колониями и Соединенным Королевством. А уж тогда купит шхуну и продолжит славные традиции «Морского дракона». Да, да, Фицсиммонс мог бы заняться торговлей и процветать, но дайте ему славный корабль, да еще с командой бравых матросов, и увидите, что за капитан из него выйдет! А может быть, как раз наоборот – он остепенится и станет богатым и благонамеренным гражданином?

С другой стороны, продолжал рассуждать про себя Кирби, тот же Алистер Марлоу – джентльмен от рождения. Теперь у него наконец есть средства, чтобы вести соответствующий образ жизни. А чем займется он сам, что будет делать теперь, когда у него есть деньги, он и сам толком не знал. Сначала навестит брата с семьей, а потом можно будет подумать, как жить дальше.

Хьюстон Кирби прищурился, вглядываясь в чью-то темноволосую голову, которая мелькала в гуще толпы, окружавшей Лонгэйкра. Старый дворецкий все еще продолжал с беспокойством размышлять о судьбе, ожидающей его любимчика – юнгу, когда, вздрогнув, заметил в дверях высокую фигуру капитана.

Да, вот теперь на него стоило посмотреть, с гордостью подумал Кирби. Он окинул восхищенным взглядом великолепную фигуру своего господина, не упустив из виду изящный покрой камзола и то, как элегантно выглядели его ноги в новых светло-серых лосинах. Заботливый взгляд отметил и мягкий блеск высоких охотничьих сапог, и аккуратно повязанный галстук, а ведь Кирби прекрасно знал, что его хозяин провел не один час в доках, а уж там было не так-то просто сохранить в порядке безукоризненный туалет.

Затем его взгляд упал на человека, который появился в дверях гостиницы вслед за Данте Лейтоном, и Кирби оцепенел от неожиданности. Это был не кто иной, как сам сэр Морган Ллойд, офицер королевского флота, капитан «Портикуллиса».

Коротышка дворецкий, вскочив, бросился навстречу хозяину, но, пока он протискивался через толпу, кто-то громко произнес следующий тост. Послышалось одобрительное хихиканье – наверняка это был первый и последний раз, когда команда капера пила за здоровье офицера флота его величества.

– Не думал я, что доживу до этого дня, – пробурчал с добродушной ухмылкой сэр Морган, приняв из рук кого-то из матросов «Морского дракона» полную до краев кружку пенистого эля. Невольно вспомнились ему прошлые времена, когда в Чарлстауне он, бывало, не осмеливался протиснуться сквозь толпу контрабандистов, хорошо сознавая, насколько опасно поворачиваться к ним спиной.

– Ваше здоровье, капитан! – Данте Лейтон с удовольствием присоединился к тосту, приветствуя прежнего врага.

– И ваше, капитан, – вежливо отозвался сэр Морган, но их взгляды скрестились поверх пенившихся кружек, и каждый беспощадно оценивал соперника. – Я пробуду в Лондоне всего несколько дней. Похоже, этим доносам в Адмиралтейство конца и края не будет. Потом придется все-таки съездить по делам в Портсмут. Ну а когда с делами будет покончено, возьму отпуск и вернусь домой, в Уэльс. – Сэр Морган старался говорить, как обычно, сухо, но голос предательски дрогнул от волнения, которое ему не удалось скрыть.

«Кто бы мог подумать, что такой сухарь скучает по дому?» – удивился Данте.

– У вас там семья? – с любопытством спросил он. Хотя он не один год играл с сэром Морганом в опасные игры, вдруг оказалось, что он почти ничего не знает о своем бывшем враге.

Сэр Морган улыбнулся. Улыбка была печальной.

– У меня нет ни жены, ни детей, никого, кроме младшего брата, по которому я страшно скучаю. Слишком долго мы не виделись. Кажется, прошла вечность с тех пор, когда мы с ним отчаянно дрались в нашем саду, к вящему огорчению нашей матушки. Мы оба росли непоседами, постоянно попадали в разные неприятные истории, и ей пришлось хлебнуть горя, прежде чем мы выросли.

– Ваш брат тоже офицер флота? – осведомился Данте.

– Да, он пошел по моим стопам, хотя матушка была разочарована. Ей всегда хотелось, чтобы хотя бы один из нас остался дома возле нее, когда она состарится, и я не могу винить ее за это.

вернуться

8

Буканьеры – охотники на одичавший скот в Вест Индии (от слова «букан» – вяленое или копченое мясо)

21
{"b":"18546","o":1}