ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвые не лгут
Пума для барса, или Божественные махинации
Вдовы
Ловцы удачи
Первое лицо
Засекреченное метро Москвы. Новые данные
Фантастический Нью-Йорк: Истории из города, который никогда не спит
Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь
Злодей для ведьмы

– Да, и на сей раз ему не удастся выжить меня из Мердрако, – поклялся Данте, и глаза его сузились, как будто перед ним вновь встало лицо врага.

Леди Мэри Флетчер испуганно вскрикнула во сне. Она изо всех сил старалась отогнать от себя окружавшую ее тьму, чувствуя, как сердце глухо колотится в груди. Но, даже открыв полные ужаса глаза, она увидела вокруг один лишь непроглядный мрак, и ей снова показалось, что она где-то в мрачной пещере глубоко под землей. Холодная пустота давила на плечи. Откуда-то издалека доносился мерный рокот прибоя да слышалось зловещее завывание ветра.

Леди Мэри слабо всхлипнула. Дрожащими руками натянув на плечи сбившуюся ночную рубашку, она спрятала искаженное страхом лицо в пышную гриву волос, разметавшихся по смятой подушке.

– Боже милостивый! – взмолилась она. – Спаси и сохрани их! – Все случится именно так, как ей привиделось во сне, и ничто в целом мире не могло изменить предначертанного судьбой. И леди Мэри совсем не надо было присутствовать в будуаре герцогини, чтобы твердо знать – Данте Лейтон и Рея скоро покинут Камейр. И ей не нужно было приезжать в Мердрако, чтобы снова увидеть эти высокие одинокие башни – угрюмых стражей, устремленных в предрассветное серое небо.

Глава 15

Это час, когда страстная тоска по родине рвет на части сердце моряка, заставляя вспоминать долгое прощание с родными, и при звоне далекого колокола, оплакивающего умирающий день, грудь его полна любовью к тем, кто ждет его на берегу.

Данте

Не прошло и пяти дней, как целый караван экипажей, поднимая облако пыли, медленно двинулся по узкой дороге через равнину. Экипажи миновали крохотную деревушку Камейр, где их появление вызвало настоящий переполох, ведь большинство крестьян, собравшихся у обочины, с самого детства знали сидевших в каретах. И сейчас люди сбежались, чтобы надолго проститься со своей любимицей: Рея Клер уезжала, чтобы начать новую жизнь в имении мужа.

Снова и снова она выглядывала из окна кареты, иногда для того, чтобы с приветливой улыбкой помахать на прощание тем, кого знала, или бросить монетку чумазым ребятишкам, но чаще – чтобы бросить прощальный взгляд на родной дом. Долго еще освещенные солнцем стены старого замка виднелись вдали, но вот карета сделала поворот, и замок скрылся из глаз.

Рея с тяжелым вздохом откинулась на спинку сиденья, слезы подступили к глазам. Но потом она перевела взгляд на малыша, который безмятежно посапывал у нее на руках, и с надеждой подумала, что, может быть, впереди их ожидает счастье.

– Ты взволнована, Рея, – приставал к ней Робин Доминик. Его фиалковые глаза, такие же, как у сестры, сверкали от возбуждения. Ведь если не считать единственной поездки в Лондон, он никогда не выезжал из Камейра, а сейчас ему предстояло самое настоящее путешествие далеко на запад страны. – Ты ведь не плачешь, скажи? – с растущим беспокойством спросил он. Для мальчика поездка была волнующим приключением, и сестра должна была быть так же счастлива, как и он.

Кон ни Бреди, который расположился рядом с Робином напротив Реи, тревожно взглянул на нее. Иногда женщины очень странно ведут себя, подумал он. Вроде ничего не случилось, а они плачут… Сейчас ему ничуть не улыбалось, чтобы кэп решил, будто они с лордом Робином чем-то огорчили миледи.

Но Рея Клер в который раз удивила их обоих. Собравшись с силами, она неожиданно улыбнулась.

– А сами-то вы разве не волнуетесь? – спросила Рея, стараясь отогнать мучительное воспоминание о том, как мать с отцом сиротливо стояли на крыльце, провожая их в дальнюю дорогу.

– Да я столько слышал о замке Мердрако с тех пор, как попал на «Морского дракона», так что теперь мне не терпится увидеть его своими глазами. Слава тебе Господи, что не надо скакать верхом до самого замка! – довольно ухмыльнулся Кон ни. Он еще не вполне овладел высоким искусством верховой езды и частенько после занятий возвращался с синяками и шишками.

– У тебя здорово получается, Конни, – сказал Робин, которого возможность проехаться верхом, напротив, привела бы в восторг. Он бы многое отдал, чтобы сейчас скакать вместе с Данте Лейтоном, Френсисом и Алистером Марлоу впереди каравана карет.

– Я уж было испугался, что мама и папа не разрешат мне поехать с тобой, Рея, – признался Робин. Мальчуган до последней минуты волновался, как бы родителям не пришло в голову передумать и послать кого-то, чтобы вернуть его домой. – Думаю, они решили, что раз уж Френсис едет, было бы несправедливо не отпустить и меня.

– Скорее всего они просто решили, что Френсису нечем будет заняться, если рядом не будет тебя. Ведь в основном он занят тем, что то и дело вытаскивает тебя из разных переделок, – весело возразила Рея. Она бы ни за что не призналась братишке, что отец с матерью отпустили его только в надежде, что предстоящая поездка в Мердрако позволит ему стать тем же веселым и беспечным Робином, каким он был до тех пор, пока не похитили сестру. Брат и сестра всегда были очень близки, и герцог с герцогиней втайне надеялись, что, побыв с Реей, мальчик поймет – счастливый мир его детства совсем не разбился на куски.

Рея облегченно вздохнула, напряжение немного отпустило ее. Теперь, когда рядом с ней были Френсис и Робин, она уже не так страдала от разлуки с родителями. Ей вспомнилось, как Френсис, явно смущенный, подошел к ним с Данте и спросил, не возражают ли они, если он проводит их в Мердрако. Юноша объяснил это тем, что всегда мечтал побывать на северном побережье Девоншира. Данте искренне обрадовался, что шурин решил присоединиться к ним, решив, что его присутствие в Мердрако должно раз и навсегда положить конец всем сомнениям Домиников относительно его намерений. Их компания еще увеличилась, когда Алистер Марлоу неожиданно заявил, что делать ему все равно нечего, так что он будет рад поехать в Мердрако. А может, ему так там понравится, что он купит небольшое поместье где-нибудь по соседству с замком, пошутил бывший суперкарго, и тогда им придется надолго смириться с его унылой физиономией. Правда, Рея подозревала, что тот, по-прежнему питая искреннюю привязанность к своему капитану, просто решил держаться рядом на случай беды.

Хьюстон Кирби, который уже много лет был неизменным спутником Лейтона, настоял на том, чтобы ехать во второй карете вместе с другими слугами. С лукавым огоньком в глазах старик пообещал за время пути обучить их порядкам, испокон веков существовавшим в Мердрако. С ними ехала Нора, внучка старого Мейсона, бессменного дворецкого герцога. Дед с гордостью сообщал всем и каждому, что его внучка удостоилась чести стать горничной самой леди Реи. Томсон, двоюродный брат Норы, был лакеем Френсиса. Молодой человек тоже был взволнован предстоящей поездкой, но больше думал о возвращении в Камейр и о том, как возобновит свои ухаживания за Элис Мередит.

Ехала с ними и Бетси, одна из старших горничных в замке, мечтавшая, как со временем заменит О'Кейси и станет нянюшкой маленьких Домиников. У нее был гигантский опыт общения с детьми, недаром она была старшей среди невероятного множества сестренок и братишек. Но в Камейре появилась Элис, и с этой мечтой пришлось распрощаться. Теперь Бетси была счастлива, что ей доверено присматривать за юным лордом Китом. И наконец, в экипаже трясся Бартон, слуга Алистера, который отнюдь не радовался тому, что его везут в такую глушь.

В третьем и четвертом экипажах ехала остальная прислуга, все те, кто решил, что на новом месте их ждет лучшая жизнь.

Рея любовно взглянула в личико спящего сына. С нежной улыбкой она протянула руку и осторожно коснулась щечки, похожей на лепесток розы. Она с восторгом рассматривала крохотный рот и подбородок малыша, в который раз гадая, вырастет ли он таким же высоким и сильным, как Данте. У крошки уже сейчас были густые каштановые кудри отца. Рея не могла оторвать восторженных глаз от спящего ребенка, все еще не в силах поверить, что дала жизнь этому крохотному человеческому существу. Какой же он хрупкий, Кристофер Доминик Лейтон, будущий хозяин Мердрако!

70
{"b":"18546","o":1}