ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Отшельник
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Скажи, что будешь помнить
Ее последний вздох
Письма на чердак
Святой сыск

Почувствовав, как холод пробрался до колен, Рея заботливо поправила меховое покрывальце на спящем ребенке, но даже внезапный рывок экипажа, колесо которого, видно, попало в яму, не смог прервать глубокий невинный сон. Впрочем, не проснулся и старый лентяй Ямайка, который тоже сладко подремывал, свернувшись уютным клубочком в уголке кареты.

Рея устало откинула голову на подушку, завидуя Конни и Робину, которые могли запросто отбросить прочь все заботы. Мальчики уже вытащили деревянных солдатиков Робина и упоенно вели в бой свои армии, забыв обо всем на свете. А Рее никак не удавалось забыть выражение лица тетушки Мэри, когда они виделись в последний раз.

Тогда леди Мэри незаметно отвела в сторону любимую племянницу и, взяв в руки ее лицо, с тревогой взглянула в безмятежные фиалковые глаза. Казалось, она была смущена; Рее на мгновение даже показалось, что тетя не узнает ее. Потом леди Мэри вдруг улыбнулась своей обычной улыбкой, в которой сквозила печаль. Прижавшись холодной как лед щекой к лицу Реи, она тихо прошептала:

– Деточка моя дорогая, если бы только в моих силах было уберечь тебя от того мрака, который надвигается на вас! Но чему суждено случиться, то и будет. Прошу тебя, не отчаивайся и не верь худшему, иначе твои сомнения погубят счастье твоей жизни. В последнее время, дорогая, меня посетило множество различных видений, и сейчас я сама не своя – не могу понять, что они предвещают. Если бы только я могла догадаться, но пока это мне неподвластно. И я не вольна открыть то, что привиделось в моих снах, – это только смутило бы и расстроило тебя. Нет, будет лучше, если ты поедешь в Мердрако с незамутненной душой и сама найдешь там ответ, что ждет вас впереди. Но есть тем не менее кое-что, что тебе необходимо знать, – добавила леди Мэри с неожиданной твердостью. – Запомни мои слова, дорогая, ибо от этого может зависеть твоя жизнь: разгадка скрыта в могиле. Это безумие, я знаю, но ты ведь не станешь смеяться надо мной? – умоляюще спросила леди Мэри, и Рея поразилась, увидев, как страх наполнил ее обычно безмятежные серые глаза.

– Обещаю, тетя, – сказала она, хоть и не поняла ни единого слова.

Коснувшись нежным поцелуем щеки племянницы, леди Мэри понимающе улыбнулась.

– Знаю, что ты не поняла, – ответила она на безмолвный вопрос, прежде чем Рея открыла рот.

Рея тяжело вздохнула. Впервые ей открылось, в каком напряжении приходится многие годы жить любимой тетушке.

– Разгадка скрыта в могиле, – прошептала она чуть слышно и тут же заметила, что Робин удивленно уставился на нее, забыв о солдатиках.

– Ты что-то сказала, Рея? – спросил он.

– Так, ничего, Робин, не обращай внимания, – ответила она, любуясь ясным солнечным днем за окном кареты и надеясь втайне, что леди Мэри видела обычный сон, а не одно из своих вещих видений.

Солнце в безоблачном синем небе стояло совсем высоко, когда усталые путешественники остановились, чтобы дать отдых лошадям и немного перекусить. Расположившись на берегу пустынного ручья прямо посреди луга, ярко зеленеющего первыми весенними побегами, они оставили свои экипажи, тяжелые фургоны были разгружены, и все расположились на свежей мягкой траве.

Солнце пригревало землю. Устроившись немного поодаль, Рея почувствовала, что засыпает, прижав к груди кудрявую головку сына. Коснувшись нежным поцелуем воздушных волосиков, Рея подняла лицо навстречу теплым лучам, зажмурилась, чувствуя, как истома охватывает усталое тело. Все вокруг показалось таким мирным, спокойным, как будто они были на необитаемом острове.

Она открыла глаза. Напрасные иллюзии! Этот покой не мог длиться вечно, как и они не могли остаться навсегда в этом тихом уголке. Очень скоро им вновь придется тронуться в путь и встретить лицом к лицу то, что уготовило им будущее.

Взгляд Реи обратился к высокой фигуре мужа, который стоял в стороне, разговаривая с Алистером и ее братом Френсисом. Лаская его любящим взором, она тихонько пробормотала:

– Данте Лейтон, капитан «Морского дракона», маркиз Джейкоби, хозяин замка Мердрако… Как много титулов! Как много разных обличий! Как будто это совсем разные люди. А за ними я вижу совсем еще молодого человека с разбитым сердцем, у которого нет ни семьи, ни друзей, которые могли бы защитить его. Бедный мой Данте! – горько вздохнула Рея, в который раз подумав обо всех мучениях, что выпали на его долю после подлого предательства отчима.

Значит, Майлз Сэндбурн столько лет играл роль отца осиротевшего мальчика, а сам в то же время вынашивал планы мести семье, которую люто ненавидел?!

Рея рассеянно пригладила растрепанные кудри сына и снова исподтишка взглянула на мужа. Ее охватило горячее желание любой ценой защитить дорогих для нее людей. Впервые она испытала это чувство в тот день, когда Данте рассказывал трагическую историю своей жизни, а она и мать с отцом, затаив дыхание, слушали его. Он говорил неторопливо, не желая дать прорваться горечи и боли. В тот раз он впервые вспомнил о матери, леди Элейн. Осиротев совсем юной, Элейн Шамбре перебралась в замок Мердрако. Внучатая племянница старого маркиза, она стала членом семьи Лейтон. Девочка выросла в замке вместе со своим кузеном, и никто не удивился, когда, повзрослев, они объявили о своей помолвке. Только один-единственный человек был потрясен этим известием, ведь он полагал, что именно он, а вовсе не Джон Лейтон владеет сердцем юной Элейн.

Этим человеком был Майлз Сэндбурн. Но такова уж была его злая судьба, что он оказался всего лишь вторым после законного наследника семейного поместья Вулфингволд-Эбби. Надежд на будущее у него не было. Даже если бы ему случилось в конце концов обрести титул и состояние, это ничего бы не изменило, старый маркиз желал видеть именно Элейн женой своего сына. Чувствуя, что многим обязана старику, который принял ее и вырастил как родную дочь, Элейн покорно согласилась. Но сердце ее принадлежало Майлзу.

Так прелестная светловолосая сероглазая Элейн, ко всеобщей радости, стала женой обаятельного наследника Мердрако. Но у этой сказки не было счастливого конца. Не прошло и семи лет, как лорд Джон Лейтон умер, выполнив свой долг и оставив сына-наследника.

К тому времени Майлз Сэндбурн после безвременной кончины старшего брата унаследовал Вулфингволд-Эбби и стал баронетом. Вполне естественно, что все эти годы он не выпускал из виду женщину, которая была его первой и единственной любовью. Вскоре Майлз и Элейн обвенчались. И все могло бы быть как в прекрасной легенде, где всегда побеждает истинная и верная любовь.

– Но к несчастью, сэр Майлз так и не смог простить измену своей возлюбленной. Много лет подряд он взращивал в душе ненависть, дожидаясь момента, когда сможет заставить свою мучительницу страдать так, как когда-то страдал он, когда видел ее рука об руку со своим соперником.

Он тонко повел игру, и леди Элейн слишком поздно поняла, что прежняя юная любовь уступила место жгучей ненависти. Но к тому времени и ее жизнь, и жизнь ее сцна была сломана. Данте Лейтон, бывший живым напоминанием о ее первом муже, стал простой пешкой в коварном плане мести, задуманном Майлзом Сэндбурном.

Со смертью старого маркиза сэр Майлз перевез семью в Мердрако, покинув Вулфингволд-Эбби. Теперь он мог без помех наслаждаться своей местью. Под влиянием сэра Майлза юный наследник Мердрако превратился в беспутного молодого человека, для которого честь и фамильная гордость почти ничего не значили. Единственная страсть, которая владела тогда Данте, – азарт, игра дни и ночи напролет. Впрочем, юноше и в голову не приходило, что он лишь покорная марионетка в руках отчима.

А леди Элейн, погрузившись в пучину отчаяния, долгие годы молча страдала. Когда она опомнилась и попыталась предостеречь сына, было слишком поздно. Опозоренная и униженная, она уже ничего не ждала от жизни, а сэр Майлз, человек, которого она преданно любила все эти годы, использовал ее в своих целях. Он тешился ею в постели, время от времени выгоняя жену ради очередной любовницы. Сэнд-бурн не стеснялся даже привозить девиц в замок, к вящему стыду леди Элейн и потехе беспутных друзей.

71
{"b":"18546","o":1}