ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чего-то подобного я и ожидал, когда решил вернуться в Мердрако, – тихо промолвил он. – Глупец я был, если надеялся, что за столько лет что-то могло измениться!

Дора Лескомб только хлопала глазами, как испуганная сова, зато от Сэма Лескомба этого ожидать не приходилось. Снизу доносился его голос, старик оглушительно звал жену, чтобы поделиться новостью о своих постояльцах. Видно, кто-то из прислуги Лейтона упомянул имя своего хозяина.

– Дора! Дора! – завопил Сэм Лескомб, вихрем ворвавшись в гостиную и случайно задев локтем высокого мужчину, который, вздрогнув, повернулся к нему. Тут Сэм понял, что сбылись худшие из его страхов. Он боялся даже думать о том, в какую ярость придет Джек Шелби, когда узнает, что Данте Лейтон вернулся в родные места, а он, Сэм, предоставил ему кров и пищу. – Я хотел убедиться собственными глазами, – проворчал он, недоверчиво уставившись на высокого мужчину и пожирая глазами каждую черточку его сурового лица. – Лорд Джейкоби!

– Да, и поверь, мне очень приятно вновь увидеть тебя, Сэм Лескомб, – произнес Данте, припомнив, сколько раз в прежние времена он, промерзнув до костей на обратном пути из Уэстли-Эббот, заворачивал в трактир, чтобы пропустить стаканчик бренди.

Похоже, Сэма поразила та же странная болезнь, что и его достопочтенную супругу. Он также принялся разевать рот, но не мог выдавить из себя ни звука, пока его взгляд не упал на коротенькую фигурку, показавшуюся из-за плеча Данте Лейтона. Голос немедленно вернулся к нему, и трактирщик схватился за голову.

– Так и знал! – оглушительно завопил он, насмерть перепугав старого Ямайку, безмятежно дремавшего на руках у Кирби. Как молния кот проскользнул между ног Лескомба и скрылся под стулом Реи. – Я знал, что видел где-то этого кривоногого коротышку! Ах, Кирби, старый прохвост, да ты ничуть не изменился за эти годы! – вскричал Сэм, и только они с Кирби знали, что значит этот крик – радость или негодование. – Да уж, я должен был догадаться, что вы повязаны одной веревочкой: где ты, там и твой хозяин!

– Кое-кому из нас хорошо известно, что такое истинная верность, – невозмутимо заявил Кирби, разглядывая взволнованного старика. Хоть они в молодости и были закадычными приятелями, но Сэм явно поторопился поверить всему, что злые языки болтали о его господине. – Выходит, не зря я сомневался, что этот трактир – приличное пристанище для нашего капитана и его леди, – продолжал он, бросив неодобрительный взгляд вокруг на чистенькую уютную комнату, будто не ожидая встретить здесь достойный прием.

– Довольно, Кирби. Мы решили остановиться на ночлег в «Могиле епископа», – оборвал его Данте. – Не так ли? – с нажимом спросил он, взглянув на хозяина и его супругу. – Или вы предпочтете, чтобы я забрал своих людей и немедленно уехал? – с таким достоинством спросил он, что Сэм невольно устыдился.

– Мне хочется, чтобы ты кое-что понял, Сэм Лескомб, прежде чем решишься сделать глупость, – как ни в чем не бывало продолжал Кирби. – Лорд Джейкоби – весьма богатый и уважаемый джентльмен. Думаю, его тестю не очень-то понравится, если его дочь и внука заставят уехать из дома в такую дьявольскую ночь. Разве я еще не сказал тебе, что леди Рея Клер Джейкоби – дочь герцога и герцогини Камейр? – невозмутимо объявил Кирби.

– Мы, разумеется, не останемся здесь, если хозяева что-то имеют против, – заявила Рея, тон ее был холоден и сух.

– Ну же, Сэм, очнись, – проворчала Дора, отнюдь не нежно тыча мужа локтем в бок, – ведь ты же не осмелишься указать им на дверь! Им надо где-то переночевать! Взгляни только на бедного крошку, который так сладко спит в своей колыбельке! Неужели у тебя хватит жестокости выгнать бедного малютку на улицу в дождь и холод?! А ее милость – да разве у кого поднимется рука отказать такой нежной и милой леди, и ведь подумай, Сэм, она, бедняжечка, только недавно стала матерью! А взгляни на этих ребятишек – они от холода посинели, точно сливы! – все решительнее продолжала Дора. Впрочем, ей было хорошо известно, что долго убеждать мужа не придется. Старик был далеко не глуп и, конечно, поймет, что вряд ли умно наживать врага в таком человеке, как маркиз Джейкоби, – тем более раз уж счастье вновь улыбнулось ему и он решил навсегда осесть в своем родовом замке Мердрако… Пусть этот Джек Шелби катится к дьяволу в преисподнюю, с неожиданной яростью подумала Дора.

– Никто никогда не сможет обвинить Сэма Лескомба в том, что он не решился дать приют усталым путникам, – решительно заявил трактирщик. Бросив еще один взгляд на маленького человечка, который, горделиво выпятив грудь, стоял возле Данте Лейтона, он невольно дернулся. Чего бы не дал достойный трактирщик, только бы поболтать с ним в сторонке и, если понадобится, воспользоваться старой дружбой и выудить из прежнего приятеля все новости о том, что случилось в последние годы с маркизом Джейкоби!

Алистер Марлоу и Френсис Доминик облегченно вздохнули и переглянулись. Ни одному из них не хотелось доставать шпагу из ножен или вновь карабкаться на усталого коня, чтобы ехать дальше. Оба устали и только и мечтали о том, чтобы поесть и согреться в теплой постели.

Конни Бреди и юный Робин обменялись кривыми усмешками, надеясь, что капитан знает, что делает. Именно об этом без устали твердил молодому лорду бывший юнга. Может, теперь он поверит в это, подумал Конни, выкинув из головы все тревоги и снова поворачиваясь к жарко пылавшему огню в камине.

– Ну, как себя чувствует мой юный родственник? – спросил Френсис, подсаживаясь к сестре.

– Уснул наконец. Думаю, он не успел замерзнуть. Как только похолодало, я закутала его как можно теплее, – успокоила брата Рея, бросив украдкой взгляд на мирно спящего малыша.

Френсис покачал головой. Ему до сих пор не очень верилось, что его младшая сестренка стала матерью. Он отлично помнил, как всего год назад она требовала, чтобы он вытащил из придорожной канавы двух чуть не захлебнувшихся щенков. Да, из нее получится хорошая мать, решил он. Такого доброго сердца, как у его Реи, нет ни у кого в целом свете. Бросив исподлобья встревоженный взгляд на хмурое, озабоченное лицо своего зятя, юноша поклялся в душе, что Лейтону придется иметь дело с ним, если только тому придет в голову чем-то обидеть Рею. Теперь он был рад, что решил сопровождать сестру, – ведь при одном имени Данте Лейтона с местных жителей мигом слетело все гостеприимство.

– Устраивайтесь поудобнее, господа. Сейчас Дора принесет горячий ужин, – произнес Сэм. Не обратив ни малейшего внимания на раздосадованное лицо жены, он схватил ее за руку и выдворил из комнаты. «Слава тебе, Господи, что на дворе буря!» – подумал он. Может быть, пронесет и в такую ночь никому больше не придет в голову явиться в трактир. Лескомб вспомнил, чем рискует, если в трактире появится человек, которого он боялся больше всего на свете, и похолодел от ужаса.

Прошло не больше двух часов. Данте Лейтон стоял возле узкого окошка в отведенной ему комнате, вглядываясь в кромешную тьму за окном. Ветер выл по-прежнему, сотрясая стены трактира.

Уютно свернувшись на широкой мягкой постели, Рея неторопливо расчесывала спутавшиеся за дорогу волосы. Отбросив за плечи тяжелые сверкающие пряди, она взглянула на мужа.

– Куда ты смотришь? – спросила она.

– На Мердрако.

– Он там, за окном?

– Да. Даже сейчас, когда я не вижу его, я чувствую, что он там. Ночь может скрыть его от моих глаз, но я чувствую – он там, ждет моего возвращения!

Данте еще долго стоял у окна, и Рея встрсвоженно вглядывалась в темную фигуру, безмолвной тенью застывшую в ожидании рассвета. Наконец он резким движением задернул шторы, отгородившись от бури и ветра. В слабом свете мерцавшей у постели свечи и почти погасшего огня в камине выражение его лица казалось непроницаемым.

Усевшись на край постели, Данте осторожно забрал щетку из рук жены и принялся медленными, ласкающими движениями расчесывать шелковистые волосы. Вскоре его рука обвилась вокруг хрупкой талии Реи, и он привлек жену к груди. Голова ее легла ему на плечо, и Рея блаженно вздохнула, почувствовав, как горячие губы мужа скользнули по ее щеке.

75
{"b":"18546","o":1}