ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну конечно, он не убивал эту девушку! Но вот отец ее, по-видимому, думает иначе, – объяснила Рея, догадавшись, как встревожен сейчас Хьюстон Кирби. – Вот поэтому их банда и превратила Мердрако в руины, не так ли, Кирби? Потому что их главарь – Джек Шелби, а он ненавидит Данте.

– Похоже на то, миледи, – с тяжким вздохом кивнул Кирби. – Если уж он пошел на такое, когда знал, что дом стоит пустой, так на что способен этот мерзавец, узнай он только, что хозяин вернулся?! А уж если он и впрямь главарь этой шайки и власти до сих пор не смогли справиться с ними, так вряд ли они решатся нам помочь. Ведь проклятые Дети сатаны заправляют здесь всем! Вот и опять, как всегда, капитан может надеяться только на себя!

– Так вы именно на это намекали еще в Лондоне, говоря, что есть люди, которые не захотят похоронить прошлое? – вспомнил Алистер туманное предостережение Кирби.

– Вот-вот. А уж что будет, когда сэр Майлз узнает, что Данте выкупил назад все земли, которые тот распродал за его спиной! – сказал Кирби, подумав про себя, что сам он с радостью пожертвовал бы половиной всего, что имеет, лишь бы увидеть физиономию сэра Майлза в ту минуту, когда тот обнаружит, как его провели. – Сэр Майлз – один из влиятельнейших людей в этих местах, единственный, кто мог бы помочь справиться с контрабандистами. Но на это рассчитывать не приходится. Ему ничто не могло бы доставить большего удовольствия, чем если Джек Шелби и Данте Лейтон перережут друг другу горло, – добавил старый дворецкий.

– Рея? – Голос брата отвлек ее от невеселых дум. – Мы с Конни хотим побродить здесь, ты не возражаешь?

Рея нерешительно посмотрела на дом и перевела взгляд на личико брата, с надеждой глядевшего на нее.

– Хорошо, только не уходите далеко, – проговорила она, подумав, что еще за сюрпризы готовит им судьба.

Данте Лейтон осторожно поставил на ножки искореженный стол, ласково погладил изуродованную крышку. Он заботливо придвинул его на место у стены, где тот всегда стоял в прежние годы, мысленно представив, как мать касается тонкими пальцами полированной поверхности. У окна валялся ножками кверху обитый бархатом стул, обивка которого была изорвана в клочья. Данте помнил, как на этом стуле сидела мать, прижимая его к груди, когда он не мог уснуть. Тяжелые портьеры, некогда защищавшие комнаты от холодных ветров, теперь были сорваны. Кто-то разбил вдребезги разноцветные витражи, и осколки рассыпались по полу, а роскошный ковер под ногами был заляпан грязью и превратился в какое-то месиво.

Данте молча переходил из комнаты в комнату. С каждым шагом его ярость все росла, и наконец, не в силах сдержаться, он подобрал с пола тяжелый стул и с воплем, от которого сам дьявол выскочил бы из преисподней, швырнул то, что от него осталось, в уцелевшее окно. Грохот, с которым стул обрушился на дорожку возле дома, заставил немного утихнуть демонов, что бушевали в его душе, и хозяин Мердрако снова с одержимостью помешанного принялся бродить из комнаты в комнату, чтобы дать выход своему отчаянию. Данте дал себе клятву, что очистит Мердрако от этой скверны, но месть его будет страшна.

Когда гнев немного улегся, Данте вернулся в Длинную галерею. Подойдя к камину, спрятал лицо в ладонях. Так он и стоял молча, пока дыхание его не стало ровнее. Наконец расчетливый разум взял верх над оскорбленными чувствами, и Данте принялся хладнокровно обдумывать свою месть.

Струившийся из окна свет упал на казавшиеся беззащитными в своей наготе стены. Губы Данте скривились в усмешке. Похоже, все было потеряно, и единственный, кто виноват в этом, сэр Майлз Сэндбурн.

Оставалось порадоваться, что изображения его матери, деда, старого маркиза и все семейные портреты его предков задолго до этого были вывезены из Мердрако. Теперь они в Лондоне, в полной безопасности, вместе с другими бесценными сокровищами семьи. Много лет назад сэр Майлз продал их, чтобы расплатиться с кредиторами своего беспутного пасынка, – впрочем, Данте подозревал, что отчим изрядно нажился на этой сделке. И слава Богу! Благодаря этому наглому обману бесценные семейные реликвии рода Лейтонов избежали поругания. Год за годом, наняв себе в помощь опытных агентов, Данте одну за другой разыскивал и выкупал семейные реликвии, и сейчас все они хранились в безопасном месте.

Он подошел к одному из разбитых окон и жадно вдохнул свежий морской воздух. Данте стоял в одном из крыльев особняка прямо напротив башни в дальнем конце сада, где был похоронен старый маркиз и где уже много лет покоились тела его родителей. Его взгляд упал на группу людей, устроившихся на каменном парапете неподалеку от дома. Прищурившись, Лейтон вгляделся в неподвижную фигурку в бледно-голубом и в этот миг поклялся душами тех, кто нашел свой покой под старинной башней, что очень скоро он вместе с Реей восстановит Мердрако в прежнем блеске и славе для их многочисленных потомков.

Глава 20

Не гни покорно шею под злобными ударами судьбы,

Лишь пусть твой разум

Бестрепетно натянет удила,

Летя стрелой назло пустым невзгодам.

Вильям Шекспир

Господи, какая тишина! – подавленно произнесла Рея. Был момент, когда до них донесся грохот чего-то тяжелого и звон бьющегося стекла. Они могли лишь гадать, что происходит в доме.

Но вот уже почти полчаса, как там воцарилась тишина. Было до того тихо, что Хьюстон Кирби стал подумывать, а не посмотреть ли, что там с капитаном.

Рее пришла в голову та же мысль. Она перестала беспокойно расхаживать взад-вперед и пристально уставилась на закрытую дверь с каким-то непонятным выражением в фиалковых глазах.

– Мне следовало бы пойти с ним, Кирби. Я должна быть рядом с Данте. Я бы так и сделала, но он просто вытащил меня из дома. Когда мы венчались, я поклялась быть рядом с ним всегда, в счастье и в горе, и я сдержу свое слово, понравится ему это или нет! – решительно объявила Рея, похлопывая хлыстиком для верховой езды по подолу амазонки, будто подбадривая себя.

Френсис и Алистер обменялись понимающими взглядами. И Френсис, пожав плечами, проявил готовность уступить. Уж кто-кто, а он прекрасно знал свою сестру и понимал, что возражать бесполезно. Он давно убедился, что под этой хрупкой, изящной внешностью скрывалась железная воля.

– Ох, миледи, я совсем не уверен, что вам стоит сейчас идти в дом. Господи, что подумает обо мне ее светлость, если прознает, что я позволил вам пойти на это?! – запротестовал Кирби, вспомнив при этом и о его светлости герцоге Камей-ре. Попытавшись представить, что сказал бы герцог, узнав о поступке дочери, Кирби похолодел.

– Если бы мама оказалась на моем месте, уж будьте уверены, она бы тут и минуты не простояла! Она вошла бы внутрь вместе с мужем, – упрямо заявила Рея.

– Лорд Френсис! – взмолился Кирби.

– Кирби, вы же прекрасно понимаете, я и сам знаю, что я должен делать, но будь я проклят, если мне это удастся, – со слабой усмешкой пробормотал Френсис, и дворецкий понял, что с этой стороны помощи ему не дождаться.

Он бросил на брата и сестру свирепый взгляд и возмущенно фыркнул. Повернувшись к Алистеру Марлоу, который всегда славился тем, что не терял голову ни при каких обстоятельствах, Кирби понял, что проиграл, ибо сей достойный джентльмен ухмылялся до ушей. Раздосадованный Кирби, который не находил в сложившейся ситуации ничего смешного, решил, что все вокруг попросту спятили. Единственное, что не пришло в голову старику, – то, что в подобных безрадостных обстоятельствах даже малая толика веселья помогает не отчаиваться.

И конечно, при таком напряжении любой пустяк мог послужить причиной истерического приступа смеха. Именно это и случилось. Сначала Рея тихонько хихикнула при виде расстроенной физиономии Кирби, потом расхохоталась и смеялась до тех пор, пока слезы градом не покатились у нее из глаз. Френсис смеялся так, что плечи у него ходили ходуном, а оглушительный хохот Алистера громыхал словно гром.

82
{"b":"18546","o":1}