ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот вызывающе сплюнул на пол.

– Чтоб ты сдох!

– Ты мог быть совершенно уверен, что я непременно дождусь тебя, – произнес Данте, и глаза его сверкнули холодным блеском.

Джек, казалось, обезумел от ярости. Глаза его горели, на губах пузырилась пена, он не мог отвести взгляда от человека, который, как он считал, был убийцей его дочери, а теперь так надменно стоял перед ним. Но даже сейчас Джек не мог не заметить, что столкнулся совсем не с тем беспутным молодым вельможей, который когда-то дал деру из этих мест.

Стоявший перед ним человек излучал опасность. Джек чувствовал ее дыхание в ледяном блеске его мрачных, как штормовое море, глаз и в том, как он просто стоял перед ним в пугающей неподвижности, не выказывая никаких чувств. Все это было странно и непонятно, и Джек на мгновение почувствовал, как мурашки поползли по спине, чего с ним не случалось уже многие годы. Молнией мелькнула догадка, что его враг просто дожидается, пока он сделает первый шаг, чтобы выстрелить ему в сердце. В душе Данте Лейтона не было места ничему, кроме яростной жажды мести, и ничто не могло насытить ее, кроме гибели злейшего врага.

Джек искоса глянул через плечо на своих людей, надеясь почерпнуть мужество при виде небольшой армии головорезов, готовых в любую минуту прийти на помощь. Ведь в конце концов Данте Лейтон всего лишь человек, к тому же он был один.

– Ты умрешь первым, Джек Шелби, – тихо сказал Лейтон, словно читая его мысли. – И умрешь, зная, что я отправил твою мерзкую душу прямиком в ад. Тот из твоих людей, кто вздумает помешать мне, отправится вслед за тобой. Но не сразу, сначала немного помучается: я поджарю его на медленном огне, – добавил он, прекрасно понимая, как вселить замешательство в подобных людей.

Джек услышал неясный ропот, прокатившийся среди членов его шайки, и злобно выругался, жалея, что не может добраться до презренных трусов.

– На тот случай, если кто-то еще не понял, мы все по уши завязли в этом дерьме, – громко заговорил он. – И если уж мне суждено отправиться на галеры, так будьте уверены, я прихвачу с собой для компании и вас, негодяи! Помните, что красные мундиры только и ждут возможности схватить кого-нибудь из нас, а мне известны и ваши имена, и откуда вы родом, и даже за что вас разыскивали прежде, чем вы присоединились ко мне! – напомнил Шелби.

Один или двое шагнули к нему. То ли они оказались по-храбрее своих товарищей, то ли грехов на душе у. них было побольше, но, выступив вперед, они встали бок о бок со своим главарем. Встрепенулись и остальные, не решившись бросить человека, который многие годы заботился о том, чтобы их животы не сводило от голода, а в кружках не переводился эль. Они беспорядочной гурьбой двинулись вперед.

Рея, которая старалась остановить кровь, сочившуюся из плеча брата, беспокойно оглянулась на напиравших бандитов. Сердце ее сжалось от тоски при виде зловещей ухмылки на уродливом лице Джека Шелби. Было ясно, что он считает себя победителем.

– Рея, бери Френсиса и уходи, – приказал Данте, уверенный, что живым ему не уйти. – Уходите, Рея! – повторил он громче. Он боялся отвести взгляд от врага, но чувствовал, что жена все еще здесь.

– Нет, – слабо прошептала она. Она не оставит его. Френсис, с бледным как смерть лицом, все-таки смог встать на ноги. Но он был так слаб, что тут же почти упал на нее.

– Давайте, ребята, они у нас в руках. Он здесь один. Но он нужен мне живым. Уж я заставлю его мучиться так же, как мучился я все эти годы, когда он убил мою Летти, – тихо сказал Шелби сгрудившимся вокруг него бандитам.

– Вот тут ты ошибаешься, – вдруг произнес чей-то голос из темноты за спиной Данте, и головорезы, которые только что предвкушали кровавую расправу, дрогнули.

Из темноты вынырнула высокая фигура Алистера Мар-лоу, в одной руке он держал пистолет, другая сжимала обнаженную шпагу. Вслед за ним показался щупленькмй кривоногий Хьюстон Кирби и встал по другую руку капитана, сжимая по пистолету в каждой руке, за поясом у него торчал нож.

– Ох ты, как перепугались эти мерзавцы! Впрочем, ты никогда не любил проигрывать, Джек Шелби, – насмешливо произнес он, впившись неприязненным взглядом в широкоплечую фигуру бандита. – А поскольку я вовсе не такой джентльмен, как наш капитан, то предупреждаю, я не буду дожидаться, пока эти свиньи, которых ты называешь своими товарищами, подберут хвосты и уберутся прочь, а сразу спущу курок и сделаю дырку у тебя в черепе, – спокойно заявил Кирби.

Джек Шелби исполненным ненависти взглядом впился ему в лицо. Он всегда недолюбливал старика.

– Подожди, придет день, когда я приколю тебя к стенке, как жука, – зарычал он, переводя злобный взгляд горящих яростью глаз на Алистера. – Сегодня тебе повезло, милорд, но когда-нибудь мы встретимся один на один. Вот тогда и посмотрим, кто из нас останется в живых, – поклялся Джек Шелби. – Бьюсь об заклад, ты вернулся домой. До меня докатились слухи, что там не все ладно. Думаю, ты был несколько удивлен, не так ли, милорд Джейкоби? Теперь у тебя нет ничего, кроме груды камней! А скоро не останется и тех, кого ты любишь, милорд, – прошипел Шелби, забыв об опасности, забыв обо всем на свете, кроме лютой ненависти, кипевшей в его душе. Но контрабандисты глухо зароптали у него за спиной.

Рея почувствовала, какое бешенство охватило мужа, и поняла, что еще мгновение – и он спустит курок.

– Данте, прошу тебя, – прошептала она в отчаянии, – Френсису нужна помощь. Если ты выстрелишь, в живых не останется никого, – добавила она, и это были первые разумные слова за последние несколько минут.

– Капитан, леди Рея права, – присоединился к ней Кирби. – Если вы пристрелите этого пса, остальные кинутся на нас как дикие звери, почуявшие свежую кровь. Вы не можете рисковать жизнью леди Реи и лорда Френсиса. Придет еще день, когда вы сможете без помех разделаться с этим мерзавцем, – тихо прошептал он.

Но лишь Сэму Лескомбу, который в эту минуту появился в комнате, босой, в измятой ночной рубашке, удалось уладить это дело – и довольно удачно. Трактирщик возник в дверях бесшумно, словно привидение, с огромным мушкетом, причем ни у кого не оставалось ни малейших сомнений в том, куда будет направлен первый выстрел.

– Клянусь своими потрохами, в такой толпе не отличишь друга от врага! Эй, ребята, трактир закрыт. Можете заглянуть в другой раз. А вы, джентльмены, решайте свои споры в другом месте, но не здесь и не сейчас, – заявил он решительно, поводя мушкетом из стороны в сторону. Вид у него был довольно заспанный, но решительный, так что даже видавшие виды бандиты почувствовали себя неуверенно. В такой тесноте пуля не выбирает.

– Помоги Френсису, – велел Данте. Алистер не заставил себя просить и склонился над раненым. Передав Рее один из пистолетов и сунув другой за пояс, он подхватил юношу и осторожно помог ему встать на ноги.

Поддерживая его под мышки, Алистер вывел раненого из комнаты. Рея торопливо последовала за ними. Она бросила взгляд назад, чтобы убедиться, что Данте идет за ней, но волноваться не было нужды – Хьюстон Кирби позаботился об этом и держал дверь под прицелом, пока не убедился, что капитан в безопасности.

Шелби в бессильной ярости следил, как высокая фигура его врага растаяла в темноте, и все еще чувствовал на себе немигающий взгляд этих ледяных глаз. Между ними все было предельно ясно – они еще встретятся, и только одному суждено уцелеть.

Глава 23

Мы только вырвали у змеи жало, но не прикончили ее.

Вильям Шекспир

Френсис Доминик скорчил недовольную гримасу, когда жгут слишком туго стянул ему плечо.

– Поаккуратнее, Кирби, руку оторвешь, – проворчал он, стараясь взглянуть, что делает слуга. Увидев, как багровое пятно пропитало белоснежное полотно повязки, юноша сглотнул и в душе порадовался, что сидит. Вид собственной крови напомнил ему, что он был на волосок от смерти.

90
{"b":"18546","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чапаев и пустота
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Всё о Манюне (сборник)
Всё та же я
Инженер. Небесный хищник
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Соблазненная по ошибке