ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не знала, что тебя так интересуют корабли! — выпалила Ли, удивленно вскинув брови. Она слишком хорошо помнила, как подруга самым неприличным образом тащила ее по батарее, чтобы догнать парочку капитанов в синих мундирах. — Если мне не изменяет память, тебя куда больше занимали моряки.

— Ну конечно, глупышка, кому нужны вонючие старые посудины? — хихикнула Джулия, вертя зонтик. — Я едва в обморок не упала, когда тебе взбрело в голову подняться на борт. Слава Богу, что мистер Ли посчитал это абсолютно неприличным! Кроме того, капитан, который так на этом настаивал, имел самую сомнительную репутацию, и быть замеченной в его обществе… хоть он и настоящий красавец… такая выходка дорого бы нам обошлась. Да и зачем подниматься на борт, чтобы встретиться с командой? Я в жизни не покидала суши, однако могу насчитать среди своих поклонников трех капитанов и множество симпатичных молодых офицеров, пятеро из которых — британцы, и притом все джентльмены, поскольку были мне представлены на весьма респектабельных суаре. До чего же мне жаль, что Блайт вынуждена посещать школу в Ричмонде, а не в Чарлстоне! Там нет никого интересного. Это… это так провинциально, не считаешь? Клянусь, что у нее неверное французское произношение. Мадемуазель Дюбуа, которая учила нас французскому, была родом с острова Мартиника. И потом я уверена, что в Ричмонде нет ни одного британского офицера! Как же бедняжка Люси узнает о других странах?

Джулия тяжело вздохнула, сочувствуя несчастью подруги, которую по привычке называла детским прозвищем Люси.

Блайт Люсинда молчала, понимая, что нет ни малейшего смысла разубеждать Джулию. Если сказать, что она счастлива в ричмондской школе и сомневается в пользе правильного французского произношения, та все равно не поверит. Девушка ничуть не расстроилась, когда родители сообщили ей грустную новость о том, что не смогут позволить себе, по крайней мере в этом году, послать ее в тот же пансион, который оканчивали ее сестры. Мать была вне себя от горя и то и дело подносила обшитый кружевами платочек к покрасневшим глазам. Наблюдая ее бесплодные усилия осушить слезы тонким батистовым лоскутком, Блайт стыдилась собственной бесчувственности. Известие о том, что теперь ей не придется покидать Виргинию, наполняло ликованием сердце, но когда мать была вынуждена удалиться в спальню раньше обычного, а Джоли поспешно закрыла ставни и принесла мятный бальзам для терзаемой мигренью хозяйки, совесть снова стала мучить Блайт: что ни говори, а мать желает добра ей и остальным детям.

Улыбка, казавшаяся лукавой, но смягченная двумя крошечными ямочками на щеках, чуть скривила губы переглянувшейся с сестрой Блайт. Только они обе знали, как была счастлива Ли вернуться домой из Чарлстона.

— Лично я могу часами смотреть на чудесный вид Чарлстона, который повесила твоя мама в холле Треверс-Хилла. Просто слезы на глаза наворачиваются, когда подумаю о том, чего мы лишились! Интересно, вспомнит ли обо мне хотя бы один из поклонников? Эта злобная кошка Либби Сен-Мартен всегда пыталась отбить хотя бы одного! — жаловалась Джулия, надув полные губки и угрюмо наблюдая за голубой стрекозой, зависшей над ее украшенной цветами шляпкой. — А мама едва не слегла от жары. Бедняжка, у нее все локоны развились, и прическа не держится! Но папа пообещал, что все мы в августе отправимся в Ньюпорт. Представляешь, Ли, он намеревается повезти нас с мамой в Англию! Невероятно! Просто слов нет! Сначала мы, разумеется, поплывем в Чарлстон, где я повидаюсь со всеми дорогими подругами. Надеюсь, ты сумеешь уговорить своего папу отпустить тебя с нами? До чего же приятно вместе побывать в Лондоне! Подумай, сколько секретов мы друг другу поведаем! Возможно, мы даже переплывем Ла-Манш и побываем в Париже! Париж весной, Ли! Ах, до чего же романтично! Все наши мечты сбудутся. Как бы я хотела заказать свой портрет красивому распутному англичанину, которого отец-герцог или что-то в этом роде лишил наследства и сослал на континент. Он сойдет с ума от моей несравненной красоты и не сможет от меня отказаться. Представляешь, я вернусь в Виргинию герцогиней! Эта Либби Сен-Мартен позеленеет от зависти! Я даже согласилась бы выйти за толстого старого герцога, такого же уродливого, как Хармон Коли, мой троюродный брат со стороны мамы. Ты ведь помнишь его, правда, Ли? Глаза навыкате и заикается… Так вот, я сделала бы это, только чтобы посмотреть, как Либби задыхается от злости и становится такой некрасивой, что не сможет поймать даже такую снулую рыбу, как Хармон… Впрочем, Хармон не похож на рыбу. А вот видела бы ты мою кузину Эулалию, сестру Хармона! Ее мама уже отчаялась найти ей мужа. А если и найдет, не удивлюсь, если он окажется торговцем. Вот уж скандал разразится! Клянусь, Коли никогда больше не пригласят в Ройял-Бей.

— Кстати, Либби почему-то уверена, что выйдет за Мэтью Уиклиффа, — продолжала Джулия, бросив любопытный взгляд на Ли. Но та смотрела в сторону, так что Джулии не удалось рассмотреть ее лицо. — Не то чтобы я им интересовалась, хотя он один из самых богатых джентльменов в Каролине, а моим мужем станет только красивый титулованный англичанин. О, Ли, я обязательно обручусь к Рождеству. Не знаю, что сделаю, если этого не случится. Бабушка в пятнадцать уже была замужем, а к шестнадцати носила первого ребенка. Мне семнадцать, и никто, никто не делает мне предложения! По крайней мере такого, которое я захотела бы принять. Я просто умру, если Либби Сен-Мартен обручится раньше! Мама вышла замуж едва ли не старой девой. Не желаю, не желаю ждать так долго!

О, Ли! Я рассказывала тебе о платье, которое надену на бал? Просто дух захватывает! К несчастью, вместе с ним прибыл из Чарлстона Адам. Приехав домой, я заявила маме, что мы должны оставить эту модистку-француженку, иначе не переступлю порога своей комнаты. И она знала, что я сдержу слово! Пусть мне пришлось вернуться в Виргинию, я по-прежнему буду одета по последней моде! Кружевные блонды, Ли! Ярды и ярды кружев! И до неприличия глубокое декольте! Кремовый атлас, и верхняя юбка подхвачена букетиками из пунцовых атласных роз с длинными лентами! И я надену те жемчуга, что получила на прошлое Рождество, и уложу волосы… Не поверишь, что сказал Адам, увидев меня вчера вечером! Я примеряла новое платье, чтобы мама смогла переделать его, если потребуется, но Симона такая прекрасная портниха, что даже лишнего шва не понадобилось, хотя я пришла в отчаяние, когда мама решила добавить к вырезу еще на дюйм кружев. А Адам с этакой ухмылочкой говорил совершенно возмутительные вещи! Если хочешь знать, я попросила старушку Беллу проверить мою постель перед сном, потому что до слез боялась его выходок! Он наверняка прячется где-то здесь, чтобы исподтишка напасть на нас. Во всяком случае, грозился.

Блайт едва скрыла зевок, когда Джулия принялась трещать с новой энергией. За последние несколько дней Блайт пришла к выводу, что Джулия нравилась ей куда больше до того, как вместе с Ли отправилась в пансион, особенно если собирается надеть огромнейший кринолин на стальных обручах. Адам наверняка шутил по этому поводу, и его вполне можно понять. Бедного Стивена чуть удар не хватил, когда Джулия застряла в дверях, а ее кринолин угрожающе раскачивался, обнажая панталоны. Кроме того, делить узкое сиденье с Джулией, не расстававшейся со своими модными туалетами, — удовольствие не из приятных. А вот Ли ничуть не изменилась и по-прежнему, к великому облегчению Стивена, предпочитала скромный кринолин, в котором уезжала из дома. Хотя в первые недели Блайт раздражалась, когда сестра по-французски просила положить ей картофеля, зато мать была в восторге. Ли даже отказалась играть в крокет, заявив, что хочет дочитать книгу. Блайт посмотрела на заглавие. «Эссе»… и что-то там еще, невыносимо скучное. Мало того, сестра даже устроила скандал из-за детского покроя одного из платьев, и отец долго зловеще молчал, увидев новый вырез прежде простенького голубого платья.

Но на прошлой неделе, когда Ли, схватив на ходу сладкую булочку, помчалась вместо завтрака кататься с Гаем, в субботу проторчала в конюшне едва не до рассвета, помогая родиться жеребенку, выходившему задом, а сегодня утром предложила отправиться собирать ежевику, Блайт поняла, что жизнь в Чарлстоне не оказала тлетворного влияния на сестру.

10
{"b":"18547","o":1}