ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты смеешь? — прошипела она, натягивая пеньюар на плечи, словно оскорбленная его прикосновением. Какое грубое пробуждение! Воображать, что тебя целует Нейл Брейдон, только чтобы, очнувшись, увидеть лицо Бойса! Ее бог прямо на глазах превратился в жабу!

Женщина прижала трясущуюся руку к занывшему виску, борясь с мелькавшими в глазах красно-желтыми огнями.

— С чего это вдруг мы стали такими важными? Что-то раньше я этого не замечал! — рявкнул он, багровея. — Ты действительно приняла меня за кого-то еще! Признавайся!

Он принялся трясти ее с такой силой, что голова беспомощно моталась на тонкой шее.

― Да!

— За кого?!

Диоса улыбнулась, чем обозлила его еще больше. Только полный идиот мог не понять, в чем дело, тем более после той сцены, которую Кортни наблюдал сегодня.

— Ты забрала себе в голову соблазнить Нейла Брейдона, верно?

— Да, — кивнула она, с отвращением глядя на него. — Ты ничто в сравнении с ним. Он моя любовь, а я принадлежу ему. Мы были любовниками. И станем снова теперь, когда он вернулся. Он бог, а ты грязь под его ногами.

Она плюнула ему в лицо, но Кортни даже не заметил этого.

— Ты так считаешь? — с сомнением спросил он. Ее яд поразил его в самое сердце и отрезвил. Как раз достаточно, чтобы развязать язык. — А его жена?

Диоса рассмеялась.

— Какое это имеет значение? Я не смотрела на его первую жену и не посмотрю на вторую! Он снова будет моим.

— Уверена? А мне показалось сегодня, что мы явились в самый неподходящий момент. Даже слепой мог заметить, что они любовники. Он не сводил с нее глаз и обнимал, когда мы вошли в сарай. Что же, я его понимаю. Ли Брейдон, — подчеркнул он, — одна из самых красивых женщин, которых мне довелось встречать. Нейл, вероятно, тоже думает так, иначе не женился бы на ней. Он мог выбрать другую, но не сделал этого. И теперь, увидев их вместе, я понял, что они созданы друг для друга.

Очевидно, его слова больно жалили, потому что Диоса взорвалась:

— Ты. ничего не знаешь! Нейл мой! Он всегда принадлежал мне! Говорю, он вернется. Наши судьбы тесно связаны! Он не сможет уйти от меня. Боги предназначили нас друг другу. Никто его у меня не отнимет.

Кортни забыл об осторожности. Диоса принадлежит ему. Во всяком случае, принадлежала до возвращения Брейдона. А ведь он собирался жениться на ней! И женится, и ничто этому не помешает. Ничто. Он не потеряет ее.

Но тут ум его окончательно прояснился. Он словно заглянул в будущее и улыбнулся, сообразив, что никак не может потерять Диосу. Нельзя же любить мертвеца!

— Нейл Брейдон — человек, Диоса. Не бог. И его участь уже предрешена.

— Что? — почти сонно переспросила она. — Что за чушь?

Она втянула в легкие голубоватый дымок сигары и минуту спустя выпустила легкое облачко, окутавшее их обоих призрачной дымкой.

— Это правда, Диоса. Правда. Нейл Брейдон — человек конченый.

— Лжешь!

— Спроси своего дядюшку. Это его план. Даже ты знаешь, что он всегда добивается задуманного. Во время войны Нейл Брейдон под именем капитана Даггера был рейдером янки.

— Даггер?

Рука Диосы потянулась к жертвенному кинжалу с рукояткой в виде хищной птицы.

— Да. Он ограбил эшелон с золотом и зверски расправился с невинными людьми. Некий Майкл Стэнфилд сейчас ищет его, потому что Нейл убил его брата. Майкл прикончит Нейла, а если не сможет, за дело возьмется Альфонсо. Потому что именно он все задумал с самого начала. Нейл Брейдон все равно что мертвец, — с наслаждением объявил Кортни.

— Нет, — прошептала она. — Мы предназначены друг для друга. Он Эльдорадо. Золотой Человек. Моя судьба — быть вместе с ним. Я Диоса Марина. Боги благословили меня, как ту, первую Марину, Малиналь, любовницу Кортеса. Это она принесла ему империю золота. Я богиня, что и означает мое имя. Меня послали боги. Так было задумано с начала времен. Мы очень долго ждали, пока с востока придет светловолосый человек. И он пришел и окутал нас золотистым светом. А теперь здесь оказался Эстебан. Чернокожий мавр, который пришел проводить нас в Сиболу, Семь Золотых Городов. Эстебан. Я видела его, говорила с ним, и он ответил. Его послали в Ройял-Риверз, где он ждет моего приказа. Он найдет золото, а потом умрет, принесенный в жертву богам. И я стану женщиной Эльдорадо.

Кортни Бойс понял, что настал его час. Диоса, казалось, бредила, и ее темные глаза смотрели в никуда. Пора ее отрезвить.

— Золото? — воскликнул он, обнимая безвольную женщину. — Я могу дать тебе золота. Столько, что мы сможем объездить весь мир, не потратив и сотой части. Золото, Диоса, золото! Оно спрятано…

— Спрятано? — с любопытством повторила она.

— Да, Альфонсо не хотел, чтобы оно лежало здесь, в Силвер-Спрингс. Слишком опасно. Потому и сложил его туда, где никто не подумает искать. В руинах одного древнего города.

Он снова представил развалины давно забытого города, где стены, сложенные из блоков песчаника, казались золотыми в свете солнца, где двери и окна стояли открытыми ветру и небу. Где площади были выложены гладкими плитами, а в печах лежал давно остывший пепел. Где круглые скамьи в храмах тщетно ждали молящихся. В одном из опустевших зданий, с потолком из сосновых балок, они и спрятали краденое золото, сложив сундуки у стен, откуда смотрели на них странные фигуры. На каждом сундуке до сих пор болталась печать казначейства конфедератов.

— Это и есть город золота, Диоса, и не кто другой, как я, могу показать его тебе, — бахвалился Бойс. — Я сделаю тебя королевой. Одену с головы до ног в драгоценности и золото. Забудь свои легенды. С тем золотом, которое у нас есть, мы поедем в Европу, где короли и королевы станут нам кланяться. И тогда ты, Диоса, сама станешь легендой.

В этот момент он был, как никогда, искренен, потому что твердо намеревался сделать ее своей королевой.

— А Нейл? — прошептала она.

— Он? — фыркнул Бойс. — Он умрет.

— Нет! — завопила она, с удивительной силой вырвавшись из его рук. И вид ее искаженного злобой лица заставил Кортни испуганно отступить: перед ним была ожившая копия одной из золотых масок, висевших на стенах ее спальни. — Нет, — повторила она вкрадчиво, но так, что Кортни передернуло. — Он никогда не умрет. Никто не отнимет его у меня или меня у него. Ни ты и ни Альфонсо. Даже Серина не сумела, не говоря уже о том старике, моем драгоценном муже, чьи прикосновения вызывали мысль о могиле. Скоро я разделаюсь с синеглазой англичанкой точно так же, как с остальными.

— С остальными? Ты имеешь в виду мужа и Серину? — выдавил Кортни, которому каким-то чудом удалось обрести дар речи.

— Именно, — по-змеиному прошипела Диоса, чьи черные глаза следили за Кортни с неподвижной напряженностью рептилии. — Серина вообразила, что сможет отнять его у меня. Но она не понимала. Нейл мой. Он любил меня. А ей взбрело в голову, что она его хочет. Заявила, что больше мы с ним не увидимся. Вроде бы он собирался вернуться к ней и попытаться уладить свои семейные дела. Я рассмеялась ей в лицо. Он пришел ко мне и сказал, что все кончено. Серина хотела, чтобы они жили, как муж с женой, и он согласился. Они женаты. И без того потеряли немало времени. Заявил, что больше мы не станем встречаться. Бросить меня из-за нее! Никогда! Луис сказал, что ее муж живет где-то в Испании. Он сам много лет посылал этому человеку деньги по поручению дядюшки Альфонсо. Тот хотел удостовериться, что он не даст знать о себе. Дядя Альфонсо солгал Серине, сказав, что ее муж мертв. Поэтому она и захотела Нейла. Но Нейл принадлежал мне. Я возненавидела Серину. Она была во всем виновата! Поэтому я написала ей записку, где говорилось, что ее муж жив и ждет ее у каньона дель Малгаладо. В тот день боги радовались, ибо я принесла ее им в жертву там же, в каньоне. Бедный Нейл. Теперь его жена была мертва. А позже скончался и мой бедный болящий муж. Немного белладонны в шоколаде, и я стала вдовой.

Она тихо рассмеялась.

— Ах ты, шлюха! — проревел чей-то голос.

118
{"b":"18547","o":1}