ЛитМир - Электронная Библиотека

Ли хитро усмехнулась, гадая, что бы сделал Нейл, разбей она скорлупу у него над головой.

— Только постарайся сначала наполнить ее одеколоном, дорогая, — мягко заметил он, появляясь из ниоткуда.

— Ты всегда читаешь мысли людей?

— Только своей жены, особенно когда ее глаза так блестят и, подозреваю, ищут меня.

Алтея спрятала улыбку. До чего они похожи на почтенных супругов, наслаждавшихся легкой перепалкой! Совсем как она и Натан когда-то.

Она отвернулась, вытирая слезившиеся от дыма глаза.

— Знаете, — сказала она, ни к кому в особенности не обращаясь, — я очень довольна поведением Стьюарда в последние несколько дней. Ни разу не закатил истерику. И должна сказать, Нейл, он преклоняется перед вами. Едва завидит, глаза становятся большими, как блюдца. Он хотел остаться на барбекю, но было слишком поздно. Я боялась, что Стьюард расстроится и доведет себя до лихорадки, но после того, как привела его сюда и позволила выбрать лучший кусочек мяса, он спокойно пошел спать.

— Ничего, когда-нибудь он вырастет прекрасным молодым человеком, — с улыбкой заверил Нейл.

Ли молчала, радуясь, что Алтея не была свидетельницей сцены, происшедшей накануне в сарае.

— Леди, вы поужинали? — спросил Нейл и, дождавшись кивка, собрал их тарелки и понес к столу. Алтея украдкой посмотрела на сестру и улыбнулась: Ли жадно следила за высокой фигурой Нейла, пока тот не исчез в толпе.

— Мне он нравится, — тихо заметила Алтея. — В тот раз, когда я впервые встретила его… во время ме… — она осеклась, но тут же справилась с собой и продолжала: — нашего с Натаном медового месяца, почему-то сразу невзлюбила. Надеюсь, ты не оскорбилась?

— Мне он тоже не пришелся по душе во время первой встречи, — согласилась она. — Да и когда я выходила за него.

— О да, я и забыла, — пробормотала Алтея, хотя с трудом верила, что эти двое были тогда равнодушны друг к другу. Нельзя представить Ли с кем-то, кроме Нейла. — Он был так молчалив и угрюм. И я чувствовала в нем некую жестокость. Он никогда не улыбался. Но теперь кажется совершенно другим человеком. — И она знала причину. Это Ли его изменила. — Он чем-то напоминает мне Натана.

— Натана? — удивилась Ли.

— Да. В нем есть качества, которыми обладал и Натан.

Ли понимающе кивнула.

— Оба верят в свои силы. Они Брейдоны. Люди, которым можно доверять. Я всегда считала, что, если понадобится совет, Натан именно тот человек, к которому можно обратиться, — призналась она, потому что, как ни любила отца, его суждения далеко не всегда были верны.

— И у Адама имелось это свойство, хотя когда-то я в этом усомнилась бы.

Алтея грустно улыбнулась.

— Да, Брейдоны… Знаешь, Ли, по-моему, я недостойна Натана. Да, я была порядочной, приличной женой, но не самой лучшей. Только брала у него, считая, что это мое право, поскольку меня ни в чем нельзя упрекнуть. Но иногда ты должна отдавать немного больше, чем получать, и больше, чем от тебя ожидают. Сейчас я это поняла и сделала бы все, все на свете ради мужа, — объяснила она, искренне сожалея о том, что не успела доказать Натану, как правильно тот поступил, когда женился на ней. — Да, Брейдоны…

— Кажется, я слышал свою фамилию? — осведомился Нейл, подходя к Алтее. — И, как Брейдон, с полным основанием приглашаю другую Брейдон на танец.

Он протянул руку раскрасневшейся от удовольствия и смущения Алтее. Та нерешительно посмотрела на сестру, но Ли подтолкнула ее к Нейлу. Прошло столько времени с тех пор, как Алтея в последний раз танцевала…

— Пойду принесу Элизабет лимонада. Она хочет пить, — сообщила Ноуэлл, гладя равнодушное личико куклы. — А ты попробуешь лимонада, тетя Ли? Я бы тоже выпила.

— Нет, спасибо, дорогая.

— Могу я пригласить тебя? — спросил нервно переминавшийся Гил.

— Конечно, — кивнула она, протягивая ему руку.

Гил, откашлявшись, повел ее на площадку для танцев — возвышение из крепко сколоченных, распиленных надвое бревен. Музыканты играли вальс. Губы Гила беззвучно шевелились, отсчитывая такт, лицо было серьезным.

— Ты очень хороший танцор, Гил, — похвалила она. Гил расплылся в улыбке, но тут же смущенно потупил глаза.

— Спасибо, — отрывисто поблагодарил он.

— Гил? Что с тобой? Что-то неладно? — удивилась она: обычно они прекрасно ладили, как настоящие брат с сестрой.

— Ничего, — отмахнулся он, снова рискнув взглянуть на нее. И не смог отвести глаз от сливочно-белых грудей, так соблазнительно оттененных синим бархатом платья. Юноша судорожно глотнул. Как она прекрасна, как ослепительна! И как кружит голову аромат ее духов!

— Гил! — окликнула она.

— Что? — буркнул он, виновато ежась под ее любопытствующим взглядом и краснея еще гуще.

— Я слышала, что ты за один час остриг больше овец, чем остальные стригали.

Гил мигом обрел самообладание и стал уже более свободно отвечать на вопросы, забыв неловкость. Они долго разговаривали, смеялись, и Ли подмечала устремленные на ее кавалера мечтательные девические взгляды.

Мимо них проплыла Алтея в объятиях Нейла, а за ними, к удивлению Ли, проследовала Соланж в паре с Себастьяном. До чего же хорошая пара! Правда, ей показалось, что Себастьян танцевал несколько механически, словно думая о чем-то другом.

Музыка смолкла, и Гил оставил Ли, спасаясь почти бегом при виде девушки, пытавшейся разбить яичную скорлупу над его головой. Ли в изумлении смотрела ему вслед, но тут перед ней вдруг возник Гай, уверенно шагавший и ни разу ни с кем не столкнувшийся! Мало того, он улыбался, кивал, отвечал на приветствия и даже поднял оброненный какой-то женщиной веер!

Она была так ошеломлена, даже не обратила внимания на мужа, подведшего к ней Алтею. Нейл, весь вечер мечтавший танцевать с женой, протянул было ей руку, но та отступила, не отрывая глаз от Гая. Нейл чуть сузил глаза, когда Гай подскочил к Ли, обнял за талию и закружил, целуя смеющееся лицо.

— Алтея! Я всегда считал, что тебе идет розовое, — объявил Гай ошеломленной, не верившей ушам сестре.

— О Господи! — выдохнула она, взглянув сначала на платье, а потом снова на Гая. — Как? Когда? Я понятия не имела!

Она хотела сказать еще что-то, но тряхнула головой и открыла ему объятия.

Гай взял сестер под руки и улыбнулся Лис Хелен, которая стояла чуть поодаль, с удовольствием рассматривая их взволнованные лица. Ли, заметив это, протянула руки Лис Хелен, подвела ее к Гаю и поставила рядом. Тот поцеловал невесту в лоб, поймал взгляд Ли и одними губами произнес:

— Она любит меня!

Ли подумала, что только слепой не увидел бы этого, но мудро промолчала.

Нейл нерешительно протянул руку, но Гай тут же ее пожал, развеяв все сомнения.

— Поздравляю, Гай. Я очень рад за тебя, — кивнул Нейл, глядя на свою сестру, нежно смотревшую на Треверса. Что же, было время, когда Нейл сделал бы все, чтобы разлучить их, но с тех пор многое изменилось. Как ни странно, Гай Треверс обрел на войне честь и благородство, и теперь Нейл доверил бы ему жизнь, свою и сестры.

Они взволнованно говорили, перебивая друг друга, строя планы на скорейшее возвращение в Треверс-Хилл, и Нейл замечал, как свет в глазах Ли постепенно меркнет. Она вроде бы даже отдалилась от родных, оставшись в одиночестве. Ей дороги в Треверс-Хилл нет.

— Гай, я вижу маму. Она смотрит в нашу сторону. Нужно сообщить хорошие новости, пока она не услышала их от кого-то другого. Она никогда нас не простит, — шепнула Лис Хелен, ибо вокруг них уже собралась целая компания. Девушка пыталась отыскать глазами отца, гадая, как он отнесется к ее решению выйти замуж за Гая и уехать в Виргинию.

— Прошу нас простить, — извинился Гай, целуя Ли и Алтею, прежде чем увести Лис Хелен. Только бы поскорее найти Натаниела и попросить руки его дочери!

— Нет, я сегодня не усну! О, Ли, разве не восхитительно? — повторила Алтея, все еще не в силах осознать случившегося. И нужно признать, она испытывала некоторое облегчение, хотя бы потому, что вернется в Виргинию не одна. Правду сказать, она ужасно боялась этого путешествия и не знала, что найдет дома. Но теперь Гай и, разумеется, если она хоть немного знает брата, Лис Хелен тоже будут с ней.

123
{"b":"18547","o":1}