ЛитМир - Электронная Библиотека

Огромные незаселенные просторы севера манили их великими завоеваниями. Богатые золотом империи инков, майя и ацтеков были порабощены. Монтесума умер в плену, а великая столица-остров Теночтитлан ограблена, лишена своих сказочных богатств и уничтожена. В крови конкистадоров горел огонь, постоянно питаемый древними мифами, и это яркое пламя сжигало несчастных жителей некогда изобильной страны.

Земля, где золотые корабли с шелковыми парусами плыли по великой золотой реке. Люди ели с золота и серебра, а золотые колокольчики, поющие на ветру, вызванивали нежные серенады.

Семь Золотых Городов, королевство, где улицы вымощены золотом, а над каждой золотой дверью сверкали изумруды. Именно там правит сказочный «позолоченный человек», до сих пор умело избегавший пленения, — Эльдорадо, индейский вождь, настолько богатый, что, когда его избирали правителем, верные подданные умастили повелителя душистыми маслами и покрыли золотой пылью, которую он позже смыл в священном озере.

Хотя золото и серебро, изумруды и жемчуг старых легенд принесли им несметное богатство и славу, искатели приключений продолжали верить в затерянные города и спрятанные сокровища, находившиеся где-то совсем близко, стоит только руку протянуть. Жажда золота превратилась в настоящую лихорадку, когда члены команды потерпевшего кораблекрушение судна, многие годы скитавшиеся по диким просторам великих северных земель, стали рассказывать, как своими глазами видели семь огромных городов, сверкавших золотом под лучами солнца. Среди выживших был чернокожий мавританский раб по имени Эстебанико. Он и остальные упорно повторяли чудесные истории о многоэтажных отливавших золотом домах с зеленовато-голубыми камнями, обрамлявшими каждую дверь. Их живые описания всего, что они успели узреть в своем судьбоносном путешествии по неведомым землям, пьянили и кружили головы слушателям, рождая фантастические картины в умах тех, кто мечтал о славе и успехе Кортеса и Писарро, величайших конкистадоров.

И вскоре отряд авантюристов во главе с мавром отправился на поиски легендарного золотого королевства. Они вернулись к семи затерянным городам в сопровождении францисканского монаха, отца Маркоса, стремившегося обращать заблудшие души на путь праведный. Но дикие племена севера встретили их враждебно. Гибель настигла мавра в Хауику, одном из семи городов. Однако святому отцу удалось бежать и вернуться в Мехико, чтобы поведать о величии золотых городов, виденных им издалека. Франсиско Васкес де Коронадо, губернатор Новой Галисии, северной провинции в Мексике, выслушал его рассказ и возмечтал о великой славе завоевателя непокоренной земли, известной теперь как Сибола, где он найдет Семь Золотых Городов. Полный больших ожиданий, Коронадо повел туда экспедицию из более чем двух сотен всадников, сверкающих доспехами и сопровождаемых пешими воинами, вооруженными арбалетами, пиками и аркебузами. Сзади тащились дружественные индейцы, управлявшие упряжками мулов, тянувших телеги с провизией и пушки.

Но Коронадо так и не нашел сказочные золотые города и бесценные сокровища «позолоченного человека».

Зато открыл новую землю, беззащитную перед испанскими завоевателями. Территория от обожженных солнцем глиняных хижин вдоль плодородных долин Рио-Гранде до увенчанных белыми шапками гор и пиков к северо-западу, поросших травой плато Высоких равнин, тянувшихся на северо-восток, палящих белых песков к западу и бескрайних прерий и невысоких холмов к востоку была объявлена собственностью испанской короны.

Звон колоколов христианских миссий сменил заунывное пение шаманов, а церковные шпили поднялись под солнцем, бросая вызов своей святостью языческим богам.

Большие города: Таос, царивший высоко в северных горах, Санта-Крус-де-ла-Канада, Санта-Фе-де-Сан-Франциско, Альбукерке и Эль-Пасо-дель-Норте, граничившие с южными неосвоенными землями, были теперь населены детьми Господа и богатели день ото дня. Солдаты, расквартированные в фортах, защищали детей Господних от диких племен, которыми кишели пустоши. В те времена на ранчо не знали, что такое ограды, и на огромных пространствах мирно пасся скот, поедая сочную траву.

Времена года менялись, и древний миф о светловолосых завоевателях, давно позабытый, теперь вдруг воплотился в действительность, когда Испанская империя в Новом Свете рухнула, потерпев поражение, и только что начавшая оперяться нация с дальнего восточного берега стала расправлять свои крылья, устремляясь на запад к богатству и манящей неизвестности неосвоенных земель.

Но территория Нью-Мексико, окруженная пустыней, прериями и горами, оставалась изолированной. Мексика объявила своим пространство к северу от Рио-Гранде. Разделенные бесконечной пустыней и непроходимыми джунглями, торговые караваны только дважды в год, между ежегодными ярмарками в Чихуахуа и Таосе, проходили долгий тяжелый путь. За товары, импортируемые из Старого Света в Веракрус, портовый город на побережье Мексиканского залива, и продаваемые в Мексике, заламывали безумные цены. При этом торговцы почти не получали прибыли, а колонисты жаловались, что их безбожно обдирают.

Но к востоку, за Пекосом, на другом конце Равнины, представшей некогда взору Коронадо потемневшей от стад бизонов, с берегов широкой реки Миссисипи стали появляться французские торговцы, готовые не продавать, а менять предметы первой необходимости. В горах, где рождаются Рио-Гранде и ее сестры, реки поменьше, текут хрустально прозрачные ручьи, в которых селятся бобры. Французы привозили индейцам ружья, порох и огненную воду в обмен за право охотиться и ставить капканы, не опасаясь нападения.

По их стопам шли американцы, исследуя земли, только что купленные французской короной. Новости о полной чудес территории к западу от Ред-Ривер распространились с невероятной быстротой. Там было полно мехов и шкур, а в Санта-Фе находился прибыльный рынок тканей и одежды. Торговец-янки мог в два счета разбогатеть. И они приходили — из Огайо, Миссури и из дальних восточных краев. Шли через поросшие травой равнины Канзаса в Форт-Додж, пересекали большую речную излучину и следовали Арканзасом к горам, угрюмо высившимся вдалеке. Оттуда, из скалистой местности, вступали на территорию Нью-Мексико. Тяжело груженные вьючные лошади, везущие мануфактуру, заменялись фургонами, стонущими под тяжестью товаров и влекомыми сильными работящими волами и мулами.

Вскоре длинные караваны один за другим тянулись с берегов Миссури. Франклин, Эрроу-Рок, Форт-Осейдж, Индепенденс, Уэстпорт и другие городки, лениво жарившиеся под горячим солнцем, теперь наводнили чужаки. Авантюристы, торговцы, трапперы, купцы, охотники, кожевенники, несмотря на бесчисленные опасности, рвались поскорее вступить на тракт, пересекавший равнины. Там, вдалеке, ждали гибель или несметные богатства. Голод, жажда, болезни, беспощадные ураганы, наводнения, пожары в прериях и еще множество несчастий подстерегали смельчаков. За ними охотились кочевые племена дикарей, а защиты приходилось ждать только от солдат форта Ливенуорт. И если удача была на их стороне, они добирались до западного Канзаса и оказывались под охраной пушек недавно построенного форта Ларнед.

Последним оплотом цивилизации считался Каунсил-Гроув с его тенистыми дубовыми, ореховыми, пекановыми рощами. Отсюда фургоны отправлялись на запад в четырехмесячное путешествие, ибо именно столько времени уходило на то, чтобы пересечь эти негостеприимные равнины. К тому времени, когда они добирались в Коттонвуд-Крик, многим страстно хотелось вернуться: перед утомленными путниками до самого горизонта по-прежнему расстилались бесконечные равнины, на которых не росло ни единого деревца.

Очутившись в Арканзасе, они следовали на запад по течению реки и постепенно приближались к форту Ларнед. Но прежде чем оказаться в полной безопасности, следовало пересечь Пауни-Рок, где многие караваны подстерегала засада.

Мили безбрежных прерий ждали впереди, прежде чем перед утомленными людьми возникала отдаленная горная цепь, преграждавшая дорогу. Но у ее подножия стоял форт Бента, убежище для тех, кому удалось пересечь равнины. Однако тех, кто торопился поскорее оказаться на месте, манил путь покороче, на юг, через Симаррон. Но там находилась гиблая пустыня, вечно грозившая отсутствием воды и нападением индейцев.

2
{"b":"18547","o":1}