ЛитМир - Электронная Библиотека

Ли продолжала стоять у окна, пока на землю не спустились сумерки. Только тогда она тряхнула головой и засмеялась собственным глупым переживаниям. Никто не заставит ее делать что-то против воли.

Она коснулась пальцами шеи, словно разминая тугой ком, сжавший горло, и неожиданно вспомнила, что оставила в комнате матери камею. Мать обещала приколоть ее на новую бархатную ленточку, чтобы Ли могла надеть камею сегодня. Нужно немедленно идти за брошью, пока Беатрис Амелия не начала сложные приготовления к вечеру. Тогда никто не посмеет ее беспокоить.

Ли поспешила по коридору, остановившись на минуту, чтобы закрыть дверь спальни Гая, где временно поселились тетя Мэрибел Лу и дядя Джей. Правда, сначала заглянула внутрь и тихо ахнула при виде ужасающего беспорядка. Почти до потолка громоздились сундуки, на кровати лежала груда полосатых шляпных картонок, а пара модных шляпок даже висела на столбиках балдахина. Каждый столбик был обвязан чулками самых различных оттенков. У изножья цвели радужные зонтики с кружевами, бахромой и цветными бусами. Несколько безголовых манекенов, наряженных в лучшие платья тетки, стояли у окон, окруженные небольшой армией туфель, шлепанцев и ботинок.

Ли, покачав головой, отошла. Интересно, нашлось ли место хотя бы для одной смены одежды бедного дяди Джея?!

Неожиданно Ли остановилась и нахмурилась, вспомнив о пустых местах на стене в спальне Гая. В его драгоценной коллекции оружия недостает многих пистолетов. Странно, что он взял их с собой, когда перебирался жить к другим холостякам!

Она шагнула к двери материнской спальни, но, услышав доносившиеся оттуда голоса, снова остановилась. Кажется, родители опять спорят!

—…И ты вложил громадную сумму денег в Уиллоу-Крик, чтобы помочь Стюарту Джеймсу и сделать плантацию рентабельной. А результаты ничтожны, если не считать усилий Фисбы Энн! Уж она по крайней мере знает, как употребить наши деньги! Не знай я правды, потребовала бы отчета о потраченных средствах! Но я точно скажу тебе, на что пошли наши деньги! Фисба не щадила энергии, пытаясь превратить дом в некое подобие дворца! А знаешь, о чем она поговаривает сейчас? Собирается переименовать Уиллоу-Крик! Для нее это название недостаточно пышно, ей подавай что-нибудь французское! Я посещала пансион мадам Тальван, говорю по-французски не хуже своих предков, и все же мне ничего подобного в голову не приходило! Твоя бабушка, прекрасная, умная женщина, должно быть, в гробу переворачивается! Я так и сказала Стюарту Джеймсу, но он только плечами пожал! Никогда не узнаешь, что творится в голове у мальчика. Ну так вот, я дала Фисбе пищу для размышлений! Она, должно быть, воображала, что, выйдя замуж за Стюарта Джеймса, будет жить как королева и не знать забот. Если бы мы все с утра до вечера сидели в гостиных, во что превратился бы дом! Она не умеет сделать самой простой мази и заявляет, что ноги ее не будет в грязных негритянских хижинах. Позволь спросить, что будет, если все слуги заболеют и умрут? Кто станет шить, готовить, стирать белье и убирать, чтобы она могла валяться в постели до полудня? Именно до полудня. А потом едет с визитами к соседям. Нельзя оставлять дом без присмотра, это грозит верными неприятностями! А она обращается с ними как с животными и не стесняется дать пощечину служанке. Это что, я слышала, она даже бьет их кнутом! Скандальное поведение! Для таких вещей есть надсмотрщик. Можешь представить, она даже не умеет солить свинину! А белье! Порядочные люди на таких простынях спать не могут! Она совсем ничего не понимает в стирке. В Филадельфии ее родные всегда нанимали людей со стороны. Я не осуждаю за это Фисбу, потому что готовить ее к роли хозяйки дома было обязанностью матери. Но сама она пальцем о палец не ударит, чтобы что-то изменить! Конечно, я не думаю, что у Стюарта Джеймса не должно быть приличного дома, но к чему им портик с двенадцатью колоннами и восемь дымовых труб? А мебель по специальному заказу, слыханное ли дело! С полосатой атласной обивкой самых ярких тонов! Ездила за ней в Филадельфию! Ричмонд или Чарлстон для нее нехороши! Разве северяне разбираются в модах? Ах, я никогда не считала, что Фисба станет хорошей женой нашему Стюарту Джеймсу. Именно так и говорила шесть лет назад. Не то чтобы я была недовольна нашими внучками, Лесли и Синтией, ими стоит гордиться. Синтия Амелия уже расцветает и скоро станет настоящей красавицей, и как же она любит сахарное печенье бабушки Треверс!

— Розог бы ей побольше, а не печенья! — проворчал Стюарт.

— Она немного вспыльчива, но и только! — защищала внучку Беатрис Амелия.

— Это Ноуэлл немного вспыльчива, а Синтия безобразно избалована, — раздраженно поправил Стюарт, игнорируя гневный взгляд синих глаз жены. — И если мужчина не имеет воли оставаться хозяином в собственном доме, его следует охолостить и выпустить на пастбище. Будь Стюарт Джеймс мужчиной, он втолковал бы Фисбе Энн, как следует себя вести. Виданное ли дело, чтобы женщина флиртовала с любым, кто носит штаны?!

— Мне кажется, что не только Стюарт Джеймс не в силах устоять перед хитростью и лестью Фисбы! Удивительно, как у тебя на штанах пуговица не отлетела, так ты пыжился перед ней, — съязвила Беатрис Амелия, не замечая растерянного выражения на лице мужа. — А теперь ты имеешь дерзость заявлять мне, что мы даже не можем покрасить наш дом, когда Фисба Энн сделала из своего мавзолея игрушку, притом на наши деньги. А потом отдыхала в Ньюпорте и Филадельфии, хотя мы в этом году даже ни разу не побывали в Шарлоттсвилле и не сумеем отправиться в Уорм-Спрингз! А ведь мне так полезны воды! Просто не знаю, что сказать! — всхлипнула Беатрис Амелия.

— Уверен, что ты обязательно найдешься, дорогая, — терпеливо ответил муж.

— Кажется, вы оскорбляете меня, мистер Треверс?

— Вовсе нет, миссис Треверс. Просто уверен в вашей способности выразить свои мысли.

— Что же, я всегда гордилась тем, что смело высказываю свое мнение, и, как вы знаете, не собираюсь страдать в молчании. Жаль, что Стюарт Джеймс не послушал моего совета и не женился на этой девочке Бартли! Единственная дочь и богатая наследница! Говорят, ей делали предложение английские аристократы. Господи, даже Саретт Кэнби и то была бы лучшей партией.

— Никто из моих детей не свяжет свою судьбу с Кэнби, и не мечтайте, миссис Треверс.

— Потому что ты уверен, будто никто из них не разбирается в лошадях? Какое счастье, что Алтея Луиза удачно вышла замуж, а Ли Александра вообще переплюнула Алтею. О, Стюарт, за последнее время лучших новостей мне не приходилось слышать! Чувствую, что наши несчастья позади, помяни мое слово!

— Я не беру в долг у своих детей или их супругов, миссис Треверс, — наставительно заявил отец.

— Но, мистер Треверс, дорогой, — успокаивающе заметила жена, — я вовсе не предлагала ничего в этом роде. Но все же очень неплохо иметь такого зятя, как Мэтью Уиклифф! Вряд ли он потребует выплаты по закладной и изгонит нас из собственного дома, если мы запоздаем с платежами! Какое счастье, что он влюбился в Ли Александру!

— Что бы вы ни думали обо мне, миссис Треверс, я не глупец и вел дела с Уиклиффом, поскольку он благородный джентльмен, и если я не внесу вовремя деньги, нет никаких оснований для тревоги. Он никогда бы не предъявил закладную, даже получив отказ от нашей дочери.

— Хм-м, да что вы понимаете в сердечных делах, мистер Треверс? — фыркнула Беатрис Амелия, подумав, что мужчины в самом деле иногда бывают совершенными дураками. — Нам никак невозможно рисковать или делать ошибки. Наши обстоятельства далеко не так безоблачны, как вы их представляете. Я знаю, что вы собираетесь продавать пойменные земли на южном берегу реки.

— Брейдоны хотели получить эту землю, еще когда приобрели Ривер-Оукс-Фарм. Тогда старик Мертон пытался купить ее у отца. Думаю, настала пора продать ее. Нам она все равно не нужна, — изобрел, на его взгляд, вполне правдоподобный предлог Стюарт, гадая, удалось ли ему обмануть Беатрис Амелию.

— Не более двух часов назад я слышала, как ты говорил с Джеем Киркфилдом Сэмюелсоном относительно банковского кредита. Похоже, он не слишком спешит согласиться. Никогда не видела, чтобы человек так юлил и изворачивался и при этом не поддавался ни на дюйм. Тогда ты заявил, что подумываешь избавиться от участков земли в Ричмонде. И он тут же встрепенулся. Пойми, Стюарт Треверс, он сначала банкир, а потом уже зять. И, насколько мне известно, относится таким же образом ко всем своим друзьям. Сколько раз он твердил, что ответствен перед вкладчиками и советом директоров за каждый потраченный цент! Зато обожает повторять, что, будь он один, открыл бы для тебя банковские сейфы. Лживый скупой человечишка!

40
{"b":"18547","o":1}