ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, нечего смотреть на меня, как на грабителя-янки, — вздохнула Ли, целуя мордочку Дамасены. Кобыла приветливо фыркнула и тихо заржала. Ли осторожно погладила ее, ощущая, как лошадка дрожит. Но не от холода. Это была нервная дрожь. Она до сих пор прижимала уши и закатывала глаза при любом малейшем шуме и резком движении.

Ли разгладила попону на спине Дамасены и нащупала рваный шрам, тянувшийся от бока до крупа. Будь проклят тот конфедерат, который украл Дамасену из Треверс-Хилла!

Ли тихо поговорила с кобылкой, но сегодня ее с трудом удалось успокоить. Тот гром на рассвете… вернее, взрыв. Должно быть, Дамасена была в панике.

— Ну же, девочка, никто больше тебя не обидит, — пообещала она мягким, успокаивающим тоном, словно обращаясь к перепуганному ребенку, и прижалась щекой к жесткой шерсти. — Я не хочу потерять и тебя.

Неожиданно она дернулась и подскочила, ощутив болезненный укус в бедро.

— Да ты ревнуешь? — спросила она, поворачиваясь и гладя лохматую гриву шотландского пони. — Хорошо, что ты любишь сено и траву больше, чем овес.

Хитрый пони шарил носом по ее переднику в поисках яблока, которое когда-то доставалось ему каждое утро. Тыковка, хоть и не такой толстый, как когда-то, все же оставался достаточно солидным и был неплохим товарищем для Дамасены, впрочем, как и корова, непрерывно жующая жвачку.

Ли подошла к маленькому окну и выглянула. Резкий ветер все еще раскачивал деревья, но дождь уже унимался. Сейчас самое время принести еще вязанку сена, прежде чем буря наберет силу и снова разразится над их головами. Ли вышла из прачечной, взяла тачку, оставленную у двери, и направилась к конюшне, с трудом волоча колесо по грязи и налегая всем своим хрупким телом на ручку.

Онемевшими руками она толкнула дверь конюшни и вкатила тачку внутрь, спеша укрыться от ледяного ветра, пробиравшегося под одеяло, в которое она успела закутаться перед выходом из дома. Сделала еще шаг и оцепенела под такими же потрясенными взглядами солдат янки, расположившихся в стойлах, устало прислонившихся к столбам, сидевших на кирпичном полу. Очевидно, никого особенно не удивило появление закутанной в одеяло фигуры, потому что кто-то уже выхватывал пистолет, кто-то — саблю, а один даже угрожающе шагнул к ней.

— Это уж точно не капитан.

— Да уж, у капитана таких миленьких синих глаз не найдешь, так что я скорее всего умер и попал на небо. Только вот не пойму, что вы, головорезы, здесь делаете? Вот уж не думал, что и вы отправитесь в рай, — засмеялся один из солдат, но тут же зашелся в кашле.

При виде окровавленных, почерневших, потерявших всякий человеческий облик людей Ли отступила и толкнула тачку под ноги дьявольски улыбавшегося янки.

Потом захлопнула дверь и с неизвестно откуда взявшейся силой рывком задвинула засов.

— Останови ее, Хвост! Не дай уйти! Что, если по дороге шагает отряд мятежников? — крикнул один из солдат. — Эта милая крошка им донесет!

— Не волнуйтесь, далеко не убежит! — раздался голос с дальнего конца конюшен, от боковой двери, где стоял часовой.

Ли бросилась бежать, слыша за спиной громкий хохот, словно им было все равно, найдут их мятежники или нет. Она слепо рвалась к большому дому, под его надежную крышу. Почему она оставила дома пистолет?

Ноги скользили по грязи, разъезжались, и Ли прокляла себя за медлительность. Она уже хотела оглянуться, как кто-то больно дернул ее за косу. Стальная рука обвилась вокруг ее талии. Ноги оторвались от земли. Она попыталась вскрикнуть, но грубая ладонь с обвитой вокруг ее косой зажала рот.

Ли сопротивлялась, словно попавший в западню зверек, брыкалась, стараясь вырваться, освободить руки, запутавшиеся в складках одеяла. Но мужчина, легко удерживая ее, понес обратно к конюшне.

Нет! Только не это! Только не так!

Горючие слезы обожгли лицо, сердце тоскливо колотилось, в горле стоял тошнотный ком. Представив похотливые взгляды смеющихся мужчин, она поняла, какова будет ее участь там, в конюшне, где никто не услышит ее воплей.

Отчаяние придало Ли сил, и она вонзила ногу между ногами насильника, зацепила его под коленкой и дернула. Тот потерял равновесие, и они оба повалились на землю. Одеяло слетело, но у нее не осталось времени откатиться. Жесткие пальцы сомкнулись на запястье.

Ли наконец взглянула в лицо нападавшего и тут же закрыла глаза, поддавшись странной летаргии, сковавшей конечности. Она, должно быть, спит! Сейчас откроет глаза, и видение, преследовавшее ее столько лет, исчезнет, как всегда, когда потревожишь сон.

Но это был не сон. Она снова уставилась в хищное загорелое лицо с твердым неподатливым подбородком и серо-зеленые, отсвечивавшие льдом глаза. Темно-золотистые волосы, еще длиннее, чем она помнила, были заплетены в косу, как у дикаря, и едва касались плеч, а на шее висел кожаный кисет, содержимое которого она когда-то перебирала…

Лицо, которое она не ожидала больше увидеть.

Глава 15

Присутствие любви хотело б сердце скрыть,

Но множеством путей должно себя явить.

Сэмюел Тейлор Колридж

Лицо Нейла Брейдона.

— Вы, — одними губами произнесла она, не сумев выговорить его имя, имя, которое так долго и молчаливо проклинала. Имя, горевшее раскаленным клеймом на собственном предавшем ее сердце.

Ли снова закрыла глаза, потрясенно качая головой. Она так испугалась… но обнаружить, что янки, напавший на ее, — это Нейл Брейдон? Какая жестокая шутка! Нейл Дарси Брейдон. Враг ее и семьи. Сколько раз образ этого человека терзал ее в ночи, сколько раз в ушах звучал издевательский голос! Сколько раз она мечтала увидеть его, ненавидя себя за то, что не может забыть!

— Ли, — тихо сказал он, и в светлых глазах мелькнуло что-то, то ли улыбка, то ли злоба.

Она почувствовала, как напряглось его тело, когда он смотрел поверх ее головы на дом с зелеными ставнями. Взгляд скользнул дальше по зарослям и речке, но Нейл тут же прищурился и ловко, как кошка, вскочил, увлекая ее за собой.

— Надеюсь, ты не боишься меня? — съязвил он, заметив ее тревогу. — Как-никак, мы старые друзья.

— Немедленно отпустите меня, — яростно прошипела она, обретя голос и снова начиная вырываться. — Вы здесь незаконно! Это земли Треверсов, или забыли?

Нейл рассмеялся каким-то странным, словно заржавленным смехом, словно он редко находил причины для веселья.

— Не забыл, — жестко ответил он. — Похоже, некоторым вещам суждено остаться неизменными, не так ли? Помню, как я однажды нарушил границы поместья Треверсов, причем при самых удивительных обстоятельствах.

Он продолжал тащить ее за собой, несмотря на то что Ли упиралась ногами.

— Раньше мы валялись в сене, а вот теперь пришлось и в грязи, — издевательски бросил он, когда она потеряла туфлю. Но все же остановился и подождал, пока Ли вновь натянет ее на промокший грязный чулок.

— Будь ты проклят! — с нескрываемой ненавистью выругалась Ли, прожигая взглядом его широкую спину, хотя злилась больше на себя, чем на него. Потому что на мгновение ощутила радость, увидев Нейла. Он жив! Как часто она гадала, ходит ли он еще по земле. И теперь сердце вновь предало ее, потому что колотилось от счастья, хотя она презирала и этого человека, и синий мундир, который он предпочел надеть.

— Разве так встречают друзей? Я думал, ты будешь рада видеть меня после долгой разлуки. Неужели ничуть не скучала? Даже в щечку не чмокнешь, приветствуя меня в Треверс-Хилле? Куда подевалось знаменитое гостеприимство Треверсов? — продолжал измываться Нейл, не в силах скрыть собственного гнева при виде неприязненно блестевших синих глаз. Похоже, она без малейших угрызений совести сдаст и его, и людей первому же патрулю мятежников!

Впрочем, он не дал ей особых причин испытывать к нему иные чувства. Они расстались отнюдь не дружески, так почему теперь она должна радоваться его появлению?

60
{"b":"18547","o":1}