ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда пойду заведу лошадь в конюшню, — решил Адам, удивленный выражением страха, появившимся на лице Стивена.

— Мисс Ли не держит лошадей в конюшне. Теперь всю животину перевели в прачечную. В конюшне некому убирать.

— Надеюсь, моего кузена Нейла Брейдона там больше нет? — неожиданно спросил Адам, застав слугу врасплох.

— О нет, кэп уехал вчера, когда стемнело…

— Значит, я прав! Он был тут, верно?

— О, мистер Адам, не спрашивайте, я ничего не скажу. Не знаю, кто обозлится сильнее: мисс Ли или моя женушка.

— Не волнуйся, Стивен, я и так все понял.

— Что именно?

Адам обернулся к стоявшей в дверях Ли.

— Что ты укрывала врага, — медленно выговорил он. — Но я сделал бы то же самое. Он мой кузен.

Ли осторожно, но крепко закрыла кухонную дверь.

— Ты знал?

— Что капитан Даггер — мой кузен? Конечно. Что он и его «кровавые всадники» нашли убежище в твоей конюшне? Разумеется.

— У меня не было выхода.

— Вот как?

— Вернее, он мне его не дал.

— Похоже на Нейла.

— Когда я пришла за сеном, они уже были там. Он напал на меня во дворе и потащил обратно в конюшню.

Адам не сдержал смеха.

— Помню, как ты атаковала его с дедовским мушкетом. Кстати, как Нейл?

— Невредим. Но среди его людей есть тяжело раненные. Мы сделали для них все, что могли.

— Ты помогла им? — ахнул Адам.

— Они могли умереть. Я ведь помогала докторам, когда наш дом превратили в полевой госпиталь янки.

— Обстоятельства немного различны. И разве они не прятались в конюшне, когда появились наши солдаты? Стивен утверждает, что янки ушли, только когда стемнело.

— Да, я солгала южанам, — вызывающе бросила Ли.

— Ты могла бы выдать их.

— Не хватало только сражения на земле Треверсов! В доме дети, не говоря уже о Гае и Алтее!

— Да, ты права. И кроме того, не хотела, чтобы Нейла и его людей убили, верно? Именно так и случилось бы, захвати их патруль в ловушке.

— Какое это имеет сейчас значение? — пожала плечами Ли. — Он уехал. Я не знаю куда, и мне все равно.

— Неужели? — допытывался Адам.

— Именно! Гай и Алтея ничего не знают. Я подумала, что лучше будет сохранить все в тайне.

— Не вини Стивена. Ты забыла, что мне известно, кто такой капитан Даггер. Нейлу хорошо знакома эта местность, и если нуждается в укрытии, я, кажется, знаю, куда он отправился, покинув Треверс-Хилл.

— Он и его люди не брали золота, — сообщила Ли, почему-то желая, чтобы Адам не считал кузена бессовестным убийцей и грабителем.

— Ах вот как?

— Он сам сказал.

— И ты поверила? — с любопытством спросил Адам. — Почему вдруг ты не спешишь взвалить на Нейла все грехи мира? Я знаю, что случилось в тот вечер, когда ты объявила о помолвке с Уиклиффом.

— Тебе Нейл сказал?

— Нет, Гай. Когда он протрезвел, ужасно мучился угрызениями совести. Правда, нам всем было интересно, почему Нейл так быстро уехал домой и увел Капитана, которого ты никому не хотела продавать. Насколько я понял, он поставил жесткие условия: жеребенок или жизнь твоего брата. Так почему ты считаешь, что Нейл неповинен в зверской бойне?

— Потому что он не знал об ограблении поезда. Все «кровавые всадники» ужасно удивились, услышав об этом. И очень рассердились, узнав, кого винят в преступлении. Они признались, что взорвали железнодорожный мост, поэтому и оказались здесь. Но в один голос заявили, что никогда не грабят и не убивают беззащитных людей.

Адам улыбнулся и дотронулся кончиком пальца до ее щеки.

— Я всегда читал мысли Блайт. От меня она ничего не могла скрыть. Глаза и покрасневшие щеки неизменно ее выдавали.

Ли открыла рот, чтобы запротестовать, но Адам отвернулся.

— Пойду поставлю лошадь в стойло и распакую вещи, — устало пробормотал он.

— Я позабочусь о лошади. Нет, никаких возражений. Ты же знаешь, что у меня лучше получится, — заявила она, с тревогой отмечая нехорошую голубизну вокруг его губ.

— С этим трудно спорить, — пробормотал он, поднимая небольшую седельную сумку и шагнув к лестнице.

Он постоял на верхней площадке, задыхаясь, уныло глядя в пространство. Слишком много воспоминаний нахлынуло разом. Помедлил у спальни, где когда-то жили Блайт и Ли, и, повинуясь некоему импульсу, вошел.

Кровать, в изножье которой высится сундук. Рядом, на расстоянии вытянутой руки, стоит колыбель. На подушке лежит серебряная погремушка с коралловой ручкой, которую он и Блайт покупали вместе, когда обнаружилось, что Блайт беременна.

Уронив сумку, он встал на колени около сундука, открыл крышку и вынул шпагу Палмера Уильяма. Наполовину вытянул из ножен и бросил на нее отсутствующий взгляд. Потом положил обратно, и рука наткнулась на плащ Блайт. Сколько раз Адам видел его на плечах жены! Изумрудный цвет подчеркивал зелень глаз, сияющих любовью к нему.

«Почему Блайт?» — подумал он в тысячный раз. Почему ее отняли у него? Его беспечный дух, свет его жизни. Почему она? Прелестное юное создание, в жизни не причинившее никому зла. Почему?

Горячие слезы потоком хлынули на бархат плаща. Он коснулся влажного места и увидел веер слоновой кости. Блайт держала его в ночь бала… И шаль. Он сам закутывал ее в эту шаль и целовал взволнованно бьющуюся на шее жилку.

Пальцы Адама сжали флакончик с духами. Как она любила эти духи!

Он открыл пробку и с наслаждением вдохнул нежный аромат, напомнивший об их страстных ласках в постели.

А это изящная, разрисованная цветами шкатулка для рукоделия, его подарок. Она обожала пользоваться ею, когда чинила его одежду, и все волновалась, что не хватит серых ниток. Адам привез ей с Багам медный письменный прибор с черепаховыми инкрустациями, и она часто писала письма мужу и домой.

Связка писем лежала рядом с письменным прибором. Ее письма к Ли.

Неожиданно Адам заметил смятый бумажный комок и, осторожно вынув, разгладил его.

— Дьявол! — выругался он, прочитав уведомление налогового управления. Сразу стало ясно, почему Ли так смяла бумагу. Ему самому пришло такое же.

Адам закрыл крышку, отсекая воспоминания о более счастливых временах, о других днях, о тех, кого больше нет. И подумал о семейном кладбище на холме, выходившем на спокойную реку, где он сегодня остановился и долго стоял на коленях у могилы жены. Усопшим помочь уже нельзя. Но есть его дочь и обитатели Треверс-Хилла. И они нуждаются в защите.

Адам подошел к окну, глядя на почти не скрытую голыми деревьями излучину реки, представляя путь к тому месту, где когда-то прятался вместе с Нейлом и Натаном.

Интересно, помнит ли это укрытие Кинжал Солнца — капитан Даггер?

Глава 17

Исполнил ты сокровенное желание его.

Псалтирь, 21:2

— Хорошо бы сейчас еще пару ложек того супа, да погорячее. Очень уж вкусный, — жалобно протянул Бактейл.

— Нам тоже жаль, Баки, потому что приходится слушать урчание в твоем пустом животе, — согласился часовой, отошедший в сторону, чтобы облегчиться. — Того и гляди услышат патрули мятежников.

— Ничего, подумают, что это гром.

— Что это? — спросил часовой поддернув штаны. — Не хватало еще, чтобы мятежники поймали меня с голым задом!

— Все тихо, — заверил Бактейл, вглядываясь во мрак под каменным мостом. — Кажется, светает…

— Интересно, сколько еще продержит нас здесь капитан?

— Пока патрули южан не устанут натыкаться друг на друга. Кроме того, Магуайр и лейтенант не смогут держаться в седле, особенно если придется бежать. Последние две ночи Магуайр мечется в жару и несет черт знает что. Правда, маленькая мятежница свое дело знает. Капитан сам проверил рану и сказал, что она не загноилась. Вот только Джимми не повезло: подхватил болотную лихорадку. Вчера его трясло в ознобе. С ним уже такое было прошлым летом, и я думал, что он легко отделался. Знай я, что так будет, захватил бы хины.

72
{"b":"18547","o":1}