ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, вы с Сериной никогда не были счастливы? Не любили друг друга?

— Нет. Серина любила другого, но ее отец не соглашался на брак. Они сбежали и тайно поженились. Но их поймали, и Альфонсо избил беднягу до полусмерти. Правда, он вовремя понял, что, если оставить мужа Серины в живых, можно будет держать дочь в руках и полностью подчинить своей воле. Альфонсо аннулировал брак и задумал выдать дочь за меня. Так оно и вышло, но Серина была очень преданной женщиной. И в сердце своем оставалась чужой женой. Сейчас я жалею ее, но тогда ужасно злился, в полной уверенности, что обманут. Мы стали смертельными врагами. Иногда я гадаю, не к нему ли она ехала на свидание, когда пропала. Там, в овраге, был еще один всадник. Я видел следы, но их почти смыло, прежде чем удалось проследить, куда они вели.

— Я ничего не знал… мне очень жаль, но своего мнения я не изменю, — со спокойной решимостью заявил Адам. — Либо ты женишься на Ли, либо сделка не состоится. Тебе придется самому найти обратную дорогу из Виргинии, что будет нелегко. А как насчет семьи Натана? Ты их единственная надежда. И неужели ты снова добровольно уйдешь от Ли?

Похоже, он плохо сознавал, какую глубокую рану бередит.

Нейл продолжал молчать, ничем не выдавая эмоций, терзавших душу. Любовь никогда не обходится без жертв. Сначала его мать, потом Девушка с Небесно-голубыми Глазами. Потом Серина. И наконец, Ли. Никто не делился с ним любовью свободно и щедро. Именно такой любви он хотел от Ли. Не жертвы.

А он? Неужели пожертвует семьей Натана? Своими людьми? И шансом на пусть короткое, но счастье, и все из-за своей гордости? Ведь только гордость не давала ему согласиться на предложение Адама. Почему он не желает взять то, чего так долго хотел? А вдруг он не доживет до конца войны, когда можно будет спокойно разобраться в причинах ее согласия выйти за него? Но по крайней мере сейчас он будет иметь право называть ее своей. А если все же уцелеет и вернется в Риовадо, Ли будет принадлежать ему по закону. Там она от него не ускользнет.

Да, это его шанс. Он получит Ли. Не потому, что она любит его. Просто сделает все, даже станет его женой, чтобы спасти свою семью.

Адам пристально смотрел на кузена, пытаясь уловить первые признаки капитуляции, но лицо Нейла стало подобием бронзовой маски. Тогда Адам умоляюще протянул ему руки.

— В мире нет других двоих людей, которым я доверял бы больше, чем тебе и Ли. Пойми, кроме Люсинды, у меня ничего не осталось. Боже мой, Нейл, позволь мне умереть с верой в то, что ее ждет счастливая жизнь. Не заставляй меня униженно просить. Помнишь нашу клятву? Мы называли себя братьями. Неужели это ничего для тебя не значит, Кинжал Солнца?

Нейл Брейдон долго молчал, прежде чем положить руку на плечо Адама и кивнуть:

— Я женюсь на Ли Треверс.

— Замуж? — ахнула Ли, ошеломленно глядя на Адама. — Да ты в своем уме? Выйти за Нейла Брейдона? Это даже не смешно, Адам.

Сердце ее колотилось так сильно, что кровь ревела в ушах, а колени подгибались.

— Я тоже так считаю, хотя со стороны это может показаться моей лучшей шуткой, — кивнул он с промелькнувшей на губах странной улыбкой. — Я совершенно серьезен, Ли.

— Адам, — встревожилась она, — сядь, пожалуйста. По-моему, Стивен где-то припрятал кувшин кукурузного виски. Ты нездоров.

Правда, он выглядит лучше, чем вчера, словно наполнился новой энергией. Голова гордо вскинута, походка легкая и упругая, глаза зажглись внутренним огнем.

— Я действительно чувствую себя лучше, чем за несколько последних месяцев. Кстати, мы уже говорили на эту тему, и я предупредил, что между нами ничто еще не улажено.

— Я так не считала, — холодно откликнулась Ли, пытаясь успокоиться.

— Нет, ты верно рассчитала, что я блефую. Ты знаешь, что я никогда бы не отнял у тебя Люсинду, не забрал у единственной семьи, которая у нее была. Отдать ее незнакомым людям? Ты абсолютно права, я в жизни бы так не поступил. И даже согласись ты покинуть Виргинию вместе с Алтеей и детьми, в Европе никто не принял бы беженцев из Америки. Рано или поздно у тебя кончились бы деньги. Да и я не хотел бы, чтобы моя дочь росла в чужой стране. Но со вчерашнего вечера все изменилось. Теперь у меня имеется альтернатива, — торжествующе объявил Адам.

— Нейл Брейдон.

— Именно. Я встретился с ним на рассвете.

Ли почти с неприязнью уставилась на него.

— Я не знала, что ты покидал дом. Думала, ты все еще спишь наверху. Не хотела тебя тревожить. Как раз собиралась принести тебе чай и лепешки, которые вчера испекла Джоли.

— Прости, но я не мог признаться, куда иду. Даже не был уверен, что отыщу Нейла и все ему скажу. Пошел туда наугад. Мы заключили договор, Ли. Он, как Брейдон, поможет своим родственникам благополучно добраться до Нью-Мексико. А за это я выведу его людей к месту расположения войск Союза.

Ли невесело улыбнулась.

— И каким же это образом?

— Это тайна, которая останется между мной и Нейлом. Но то, что я сделаю, даст ему и его людям возможность уйти.

— Некоторые заклеймят тебя именем предателя за помощь янки.

— Знаю, но любой человек ответствен только перед своей совестью. И если я не помогу ему, значит, весь мой остальной план ничего не стоит.

— Насколько я понимаю, все мы должны отправиться вместе с «кровавыми всадниками»? Представляю, как несложно все это для трех маленьких детей, больной женщины и слепого. Себя, Джоли и Стивена я не считаю. И на чем мы поедем? В нашем распоряжении искалеченная кобыла, старый пони и корова, — издевательски бросила Ли, стараясь отрезвить Адама. — Должно быть, у тебя лихорадка.

— Ты опасный противник, Ли, но я все решил. Как я уже сказал, у меня есть пропуск на всю семью. Там ты сядешь на мой корабль, и оттуда мы отплывем в Нью-Йорк. Дальше все зависит от Нейла. Как его жена, жена офицера-янки, ты сможешь беспрепятственно путешествовать по Северу. Если ты не выйдешь за Нейла, а с ним что-то случится, ты лишишься защиты, которую могли бы дать его имя и положение. А так ты в любом случае будешь миссис Нейл Брейдон, а не Ли Треверс, южанка, дочь Конфедерации.

Что же, это вполне веская причина, чтобы убедить Ли в необходимости этого брака. Ей ни к чему знать, что он умирает. Адам слишком хорошо знает Ли, и, обнаружив правду, она никогда не согласится на его план.

— Нейл телеграфирует отцу, который встретит вас в Миссури и отвезет в Ройял-Риверз. Там вы будете в безопасности. Когда вы с Нейлом станете семьей, вам с Люсиндой больше ни о чем не придется беспокоиться.

Ли изумленно уставилась на Адама. Значит, он продумал все, до малейшей детали?

— А ты? Ты отец Люсинды. Что будет, когда ты приедешь за ней?

— Война для меня еще не кончена. И у меня нет дома, куда можно привести дочь. А у Нейла есть. Он может предложить ей и тебе куда больше, чем я. Ты всегда можешь аннулировать брак… или даже влюбиться и захотеть остаться навсегда, — небрежно бросил Адам, не отрывая глаз от ее лица.

— А если я не соглашусь на твой план? — собравшись с силами, спросила Ли, думая, что он снова блефует.

— Это будет большой глупостью, но я ничего не смогу поделать. У меня нет власти над тобой. Мне, естественно, хотелось бы, чтобы ты стала моим союзником и сопровождала Алтею, детей и Люсинду. Но твое решение ничего не изменит. Уезжая отсюда, я заберу с собой Люсинду и назначу Нейла ее законным опекуном. Алтея с детьми тоже отправятся с нами. Она признает мою правоту. А если и ты присоединишься к нам, значит, и Гай тоже, — сообщил Адам, выложив карты на стол, уверенный, что выиграет партию, потому что подтасовал колоду, исполненный решимости взять верх над Ли. Но тут же отвел взгляд от потрясенного лица родственницы.

— Что? Ты уже говорил с ними? Как ты мог? Как посмел сделать это за моей спиной?

— Черт побери, Ли, вот так и посмел! Знал, что ты заупрямишься и станешь протестовать. Но плевать мне на справедливость. Да, я плутую, но ставки слишком высоки, и мне нужно выиграть. Я вернулся в дом больше часа назад и все объяснил Алтее и Гаю.

76
{"b":"18547","o":1}