ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Железные паруса
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Посею нежность – взойдет любовь
Человек, который хотел быть счастливым
Иллюзия 2
Моя строгая Госпожа
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Похититель ее сердца
Неприкаянные души

— Ну же, преподобный Калпеппер, не стоит так вредничать! Обещаю уложить вас в постельку еще до рассвета, и никто не узнает о ваших ночных похождениях, — уговаривал Адам, подхватывая соскользнувшую было шляпу священника и вновь нахлобучивая ему на голову. При этом он так и не сообразил, что вывел того из дому в отделанном тесьмой ночном колпаке.

— Я требую, сэр, чтобы меня немедленно отпустили!

— Могло быть и хуже, преподобный, — утешил Адам, провожая сопротивлявшегося священника в дом.

— Неужели?

— Что, если на моем месте оказался бы совершенно незнакомый человек или, более того, янки?

Слова Адама произвели поистине волшебный эффект. Преподобный моментально ободрился и даже преисполнился благодарности… до тех пор, пока не осознал, что его все-таки похитили и привезли в чужой дом. Хотя… он где-то видел медный дверной молоток в форме ананаса, воспользоваться которым у Адама Брейдона не хватило вежливости. Он просто вломился в дверь, таща за собой несчастного священника.

Позже преподобный уже с большим спокойствием отнесся к происходящему как к чему-то вполне обычному, особенно если принять во внимание личности людей, участвующих во всем этом странном предприятии. Имена Брейдон и Треверс прекрасно объясняли творившееся вокруг безумие. Разве не эти две семейки навлекали на его голову беду за бедой с тех самых пор, как он пятнадцать лет назад появился в округе?

Разгневанный священник отказывался внимать уговорам Адама, и настроение его отнюдь не улучшилось, когда тот вручил ему помятую сутану и саккос и принялся нагло хихикать, глядя на преподобного. Калпеппер, в полной уверенности, что у этого грешника никогда не было подобающего уважения к духовному лицу, случайно поймал свое отражение в зеркале, поспешно сдернул колпак и уставился в ухмыляющуюся физиономию Брейдона.

— Сэр, я требую объяснений! Позвольте заверить, я этого дела так не оставлю!

— Преподобный Калпеппер! — донесся нежный голосок из открытой двери гостиной. — Надеюсь, вы простите нас, но мы отчаянно нуждались в вашей помощи. Не будь дело столь безотлагательным, можно сказать, вопрос жизни и смерти, мы пригласили бы вас к чаю и все обсудили бы спокойно, как подобает людям воспитанным. Надеюсь, вы примете мои извинения от имени всех нас за причиненные вам неудобства.

Треверс-Хилл!

Священник облегченно вздохнул, сообразив наконец, где находится. Даже гнев куда-то испарился при виде женщины, стоявшей с приветливо протянутой рукой. Как давно он не видел столь сдержанной, грациозной и элегантной особы!

— Миссис Брейдон, я счастлив вновь оказаться в вашем обществе, — начал он, ничуть не солгав. Эта по крайней мере хоть нормальна! — Но должен сказать, что поражен вашим участием в столь недостойном деянии. Надеюсь, вам известно, что ваш деверь похитил меня из собственной постели?

— Я надеялась, что Адам выкажет некоторую осмотрительность, учитывая деликатность сложившейся ситуации, — укоризненно заметила Алтея, к огромному удовлетворению преподобного. Тот не заметил, каким понимающим взглядом она окинула ничуть не раскаивавшегося родственничка.

— У меня не было времени убедить преподобного, что его услуги требуются немедленно. Кроме того, он сразу понял, что я не причиню ему никакого зла.

Ответом было негодующее фырканье. Разве бедняга не был уверен, что Джулия Брейдон не сделает ему ничего плохого? Он едва не стал евнухом, когда та выплеснула ему на брюки целую чашку обжигающего чая, а негодница только хихикала! Неудивительно, что она оказалась настоящей потаскухой!

Алтея устало прислонилась к двери.

— Простите, преподобный, но я не могу здесь больше оставаться. Недавно встав с одра болезни, я еще слишком слаба. Мне нужно сесть, иначе я упаду в обморок.

— Разумеется, дорогая моя, — поспешно кивнул священник, ибо Алтея Треверс… то есть Брейдон всегда была его любимицей наряду с покойной миссис Треверс. Настоящие леди! Какая жалость, что все так вышло.

Он мирно сложил руки на животе, мгновенно забыв о неприятных обстоятельствах своего появления здесь, и благосклонно улыбнулся недавно овдовевшей Алтее Брейдон.

— Позвольте вам помочь, — галантно предложил он, взяв ее под руку, прежде чем Адам успел шагнуть к невестке. Тот не без оснований заподозрил, что, подскочи он первым, священник не постеснялся бы отпихнуть его локтем. — В самом деле, мадам, я бы предложил вам немедленно лечь в постель. Вы очень бледны, — заметил он, как всегда безупречно вежливый и сострадательный пастырь. Впрочем, ему в самом деле казалось, что миссис Брейдон плохо выглядит. Словно только сейчас плакала: в покрасневших глазах плещется грусть. — Думаю, ваш врач был бы крайне недоволен, увидев вас на ногах в такой поздний час… затрудняюсь сказать, какой именно. Но я, разумеется, к вашим услугам и готов произнести приличествующие слова мудрости и утешения, как и подобает служителю Господню в минуту нужды, — вежливо предложил Калпеппер, голос которого мгновенно приобрел бархатистые басовые нотки.

— Спасибо, преподобный Калпеппер, — едва слышно пробормотала Алтея, воистину благодарная за сильную руку, на которую могла опереться, даже если это была рука священника. Тот продолжал что-то монотонно втолковывать ей. Слова отдавались неприятным эхом в ушах Алтеи, словно жужжание пузатого шмеля. Последние ее силы ушли на подготовку к церемонии, поскольку Ли наотрез отказалась что-либо делать. И если бы не усилия и непрерывные упреки Джоли, они наверняка бы ничего не успели!

Именно Джоли вспомнила, в каком сундуке лежит подвенечное платье, тщательно запрятанное туда много лет назад. Свадебный наряд Алтеи. В нем она стояла с Натаном у алтаря. Оставалось надеяться, что и Ли будет так же счастлива с Нейлом Брейдоном и что Адам не зря все это затеял.

Алтея взглянула на деверя, все еще не в силах поверить его исповеди. Она и Гай поклялись скрыть правду от Ли, но удар был слишком силен.

Глубоко вздохнув, она объявила:

— Преподобный Калпеппер здесь. Можно начинать?

Однако преподобный Калпеппер вновь находился в расстроенных чувствах. Зрелище, представшее его глазам в кабинете, было настолько ужасающим, что если бы не хрупкая женщина, которую он так галантно поддерживал, несчастный наверняка пустился бы наутек.

Ли Треверс в платье из шелковой парчи цвета слоновой кости, отделанном кружевными блондами, и короткой вуали из брюссельских кружев, прикрепленной к голове изящными шелковыми розетками, стояла рядом с пресловутым капитаном Даггером, пользующимся недоброй славой рейдером!

И словно чтобы окончательно добить перепуганного насмерть священника, из полумрака выступила Джоли, сверкающая раскосыми желтыми глазами. Сейчас в мерцающем свете свечей она казалась настоящей дикаркой-язычницей, бормочущей некие странные заклинания, наверняка призванные погубить его христианскую душу. Рядом возвышался черный как смоль мужчина с белоснежными волосами.

Преподобный едва не свалился без чувств от страха, но Алтея успела вовремя схватить его за руку. Может, все это просто кошмар, вызванный обильным ужином?! Миссис Дрейтон подавала сегодня восхитительные свиные отбивные с жареным картофелем и так искренне радовалась, когда он уничтожал третью порцию!

Калпеппер моргнул, полагая, что видение исчезнет, но все осталось по-прежнему: Адам Брейдон, устрашающий капитан Даггер, которого легко узнать по длинной индейской косе…

— Ч-что все это значит? — пролепетал священник, судорожно сглотнув, когда встретился глазами с холодным взглядом человека, которого считал ничем не лучше адского демона. — Это какая-то ловушка?

— Ну что вы! Никакой ловушки. Вы понадобились нам, чтобы обвенчать этих людей, — добродушно разуверил его Адам, подталкивая окаменевшего служителя Господня к паре, стоявшей перед очагом. — Не такую свадьбу мне хотелось бы устроить, но что поделаешь? Процедура вполне законна. Не забывайте, что Гай — адвокат и знает все юридические тонкости, так что начинайте.

Широко улыбаясь, он положил метрическую книгу на колени Алтеи, сидевшей тут же на стульчике.

78
{"b":"18547","o":1}