ЛитМир - Электронная Библиотека

Но девушка была куда опаснее своих сестер-русалок. Именно они заставляли мореходов сажать свои корабли на рифы. Эта красавица в два счета украдет его сердце, дай он ей только малейший шанс. Неужели она столь же бездушна, как и морская пучина? Валентин вдыхал нежный запах ее кожи и знал, что стоит ему сказать слово — и она будет принадлежать ему. Валентин решил принять вызов судьбы. Хотя бы на одну ночь эта красавица будет его, даже если потом она растворится в море, оставив в его сердце вечную тоску.

— Я не могу отпустить вас, не узнав хотя бы ваше имя. — Валентин смотрел на нее не отрываясь. Как он хотел прижать ее к себе, почувствовать жар ее тела! Валентин соскучился по женщине. Он слишком долго был в море, чтобы сейчас мог довольствоваться вежливым ухаживанием.

Лили молчала. Как ее зовут? Меньше всего ожидала она услышать от Валентина этот вопрос. Неужели он не удивлен, что видит ее здесь, в Лондоне? Неужели ему не интересно, почему она продает цветы на ярмарке? Разве ему не хочется спросить ее, почему она ушла из Хайкрос? Его не волнует, где остальные? Неужели ему настолько нет до них дела, что он задает какие-то глупые вопросы.

— Ведь у тебя есть имя? Я не отпущу тебя, пока ты мне не признаешься, моя красавица. — Валентин говорил шутя, но по блеску в его глазах Лили догадалась, что намерения у него серьезные.

— Мое имя? — Лили не понимала. Быть может, он так шутит? Ну, конечно. Она ведь всего лишь маленькая девчонка. Почему бы не посмеяться над ней? А остальные сейчас, наверное, где-то рядом наблюдают за этой сценой. Вот потеха им будет!

— Да, — повторил он нежно. — Разве я прошу о многом?

Лили нервничала. Во рту пересохло. Она облизнула губы. Девушка не знала, каким дразнящим был ее жест, Валентин, глядя на розовые лепестки ее губ, был готов поцеловать ее немедленно.

— Разве вы не знаете? — прошептала Лили.

Валентин улыбнулся. Она хочет поиграть с ним! Ведет себя так, будто предлагает погоняться за ней. Но она первой дала ему знак. Что же, он принимает ее игру. Но играть будет по своим правилам.

— Я узнаю, когда ты мне скажешь. Я не предсказатель. — Уайтлоу указал на шатер, откуда она недавно вышла.

— Но я не…

— …ли Франциска! Букетик для дамы сердца этого паренька! Лови! — крикнул кто-то из толпы, но первая часть ее имени потонула в шуме и гвалте.

Валентин поймал монетку и, достав из корзинки букетик, передал его пареньку, любезно сообщившему имя его незнакомки.

— Франциска, — повторил он, опустив монетку в корзинку. И вдруг на дне корзинки увидел морскую раковину — нежно-розовую, отполированную морем. Капитан испытал странное чувство, словно услышал шаги судьбы.

Валентин достал из корзины ракушки. Они слетели с ожерелья Дульси. Это украшение было любимым у девочки — одна из немногих вещей, оставшихся у них напоминанием об острове.

— Пожалуйста, поосторожнее, — попросила Лили.

— Ракушки, — прошептал Валентин. — Я начинаю верить в русалок. — Впрочем, чему я удивляюсь? К тому же зеленые глаза. — Он странно улыбнулся. — Позже я узнаю наверняка, русалка ты или нет. — Он взглянул на ее юбку. — Не многие люди придают какое-то значение ракушкам. Но для тебя они драгоценность. Ты меня покорила. Кто ты на самом деле, Франциска? Кто тебя послал мне? Мои враги, чтобы терзать меня? Чтобы превратить меня в ничто, лишить души? Если да, то они преуспели, ибо я с радостью умру в твоих объятиях. Франциска… Испанское имя. Так ты испанка? Позволь мне догадаться самому. У тебя отец испанец, а мать — англичанка. Я не верю, что ты цыганка. Глядя на тебя, я могу утверждать, что отец твой был джентльменом. Наверное, он полюбил красивую английскую девушку, но жена его и семья остались в Мадриде. Я угадал?

— Может быть. — Слезы застилали глаза Лили. Он действительно не знал, кто она такая.

— Слезы? Клянусь, я не могу устоять против женских слез. Теперь я верю, что ты послана моими врагами. Ну что же, в Испании у меня действительно нет друзей. Зато там найдется немало тех, кто много бы дал за то, чтобы меня околдовали и в тот момент, когда я меньше всего ожидал бы нападения, проткнули мое черное сердце. Но они знают, что я не могу побороть искушение взять к себе в постель испанскую девушку. — Флибустьер пристально смотрел на Лили. — Но ведь ты здесь не для того, чтобы причинить мне вред, не так ли, Франциска mia? Ты здесь, чтобы подарить мне наслаждение!

— Разве вам можно сделать больно?

— Да, если знать мои слабые места. — Валентин любовался лицом незнакомки.

Лили Франциска Кристиан смотрела на человека, которого любила. А он не узнавал ее. Она ничего для него не значила. Никогда! Он и подумать не может, что женщина, попавшаяся ему на глаза, была когда-то девочкой, которую он забрал с острова в Вест-Индии. Той самой девочкой, чье сердце он разбил в саду Тэмсис-хауса.

— Вы хотите, чтобы я погадала вам? — неожиданно для самой себя спросила Лили.

— Ты умеешь предсказывать судьбу, малышка? Так, может быть, ты прочтешь и свою судьбу тоже? — Капитан притянул девушку к себе. — Пойдем вон к тем деревьям. Там мы будем одни. Расскажешь мне о моей судьбе, если сумеешь.

Но Лили Кристиан, дочь Магдалены и Джеффри Кристиана была не из тех, кого мог устрашить враг. А с этой секунды Валентин Уайтлоу стал ее врагом. В это мгновение ее оскорбленная гордость взяла верх над чувствами. Ну что же, решила Лили, он даст ему урок, который он не скоро забудет. Держись, капитан Уайтлоу!

— Пойдем, капитан, я расскажу тебе о твоей судьбе, — сказала она тихо, с тем легчайшим акцентом, с каким говорила мать. — Ты был прав, ты не предсказатель судьбы, судьбу предсказываю я, а ты охотишься за счастьем и за сокровищами. Твои поиски обогатили тебя.

Ее слова удивили Валентина.

— Да, у меня есть корабль. Ты слышала, что ко мне обращались как к капитану?

— Так как насчет судьбы, капитан? — напомнила Лили. Она поставила корзину на землю, повернула его руку ладонью кверху и притворилась, что изучает линии. «Какая сильная у него рука», — думала Лили, проводя пальцами по мозолистой ладони.

— Может быть, ты хочешь, чтобы я заплатил тебе вперед? — сдавленным голосом спросил Валентин, ибо от этих легких прикосновений он терял голову.

— Решайте сами, капитан. Если вы останетесь довольны моим гаданием, вы заплатите мне столько, сколько сочтете нужным.

— Конечно, заплачу, — прошептал он и неожиданно взял ее за подбородок. — Я обещаю тебе, что ты не будешь разочарована, — произнес он хриплым от желания голосом.

Лили тряхнула головой и вновь склонилась к ладони.

— Ты только что вернулся из плавания, капитан. Ты много лет бороздил моря. У тебя поющий корабль, капитан. — Она повторяла слова старой Марии. — Ты никогда не сидишь на одном месте. Ты всегда готов сорваться, чтобы искать что-то. Но есть место, где тебя ждут. Дом в стране, где садится солнце. Красивый дом возле моря. Он стоит пустой и ждет твоего возвращения. — Лили входила в роль.

Валентин замер. Девушка почувствовала его смятение. То, что красавица узнала все его мысли и тайные желания, испугало и смутило его.

— Но море, которое ты так любишь, жестоко обошлось с тобой, — продолжала юная гадалка низким голосом. — Ты потерял того, кого любил. Мудрого, доброго человека, чьи слова были исполнены смысла, к чьим советам ты привык прислушиваться. Ты стал знаменит. Тебя боятся враги, но море еще потребует с тебя выкуп. Помни об этом, капитан. Всегда помни. Однажды ты уже заплатил дань морскому царю, когда море чуть было не забрало себе твой корабль во время шторма у чужих берегов. В тот день ты обидел море, и с того дня ты носишь отметину на своем теле, оставленную стихией.

Лили не могла отказаться от удовольствия пересказать Валентину историю, которую слышала однажды от него самого. На плече у него был крестообразный шрам — на него упала рея.

— В тот раз многие из твоих людей отдали морю жизнь. Не так ли, капитан?

Валентин недоверчиво смотрел на девушку. Откуда она могла знать все это, если, конечно, отмести предположение, что она действительно умеет читать по руке? А может, кто-то решил над ним подшутить и подослал ее?

53
{"b":"18548","o":1}