ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стюард поднял голову; вода с мокрой тряпки, которой он вытирал стол, закапана прямо на его закатанный рукав.

– Должно быть, эта жратва ему поправилась, вылизал тарелку дочиста, – сказал он.

Усмехнувшись, Данте погладил пушистую шерстку кота, который к этому времени улегся у него на коленях.

– Я спрашиваю не о Ямайке, не о том, понравилась ли ему жратва. Ты знаешь, о чем я спрашиваю, – безжалостно продолжал он, невзирая на явное нежелание стюарда дать прямой ответ на его вопрос. – Как ты думаешь, найдем ли мы сокровища на этот раз?

Хаустон Кёрби в последний раз провел по столу мокрой тряпкой и выпрямился.

– Может быть, да, а может быть, нет, – наконец проговорил он, с сосредоточенным видом убирая посуду на поднос.

– Судя по всему, ты не слишком-то надеешься на удачу. Но ты ведь хорошо понимаешь, какие возможности могли бы открыться перед нами? – мягко спросил Данте. При свете свеч его серые глаза странно мерцали.

– Да, милорд, – спокойно ответил Кёрби. – Я это хорошо понимаю.

Услышав столь дипломатичный ответ, Данте задумчиво улыбнулся:

– Ты не доверяешь мне, Кёрби?

– Я хорошо вас знаю, милорд, – сказал Кёрби, глядя прямо в глаза капитану. – В том-то и дело. Я слишком хорошо вас знаю. И не забывайте, милорд, что это я помог вам надеть первую пару бриджей. Да, я хорошо вас знаю, капитан. И знаю, что вы замышляете, милорд, – честно говоря, это очень меня беспокоит.

– Тебе известно, Кёрби, что я человек осмотрительный. И всегда выжидаю свое время, – возразил Данте, с мрачной решимостью сжав губы. – Но на этот раз нам улыбнется удача.

Хаустон Кёрби взглянул на капитана с нескрываемым сомнением.

– Может быть, вы и будете вести себя осмотрительно, пока не столкнетесь лицом к лицу с этим ублюдком. Не хотел бы я быть на его месте.

– Да уймись ты, Кёрби, – вздохнул Данте, взмахом руки отметая сомнения стюарда. – По правде говоря, я разочарован твоим неверием в меня.

– А я надеюсь, что не буду разочарован вашими поступками, – пробормотал Кёрби, с легким притопыванием выходя из каюты. Даже после того, как он с преувеличенной предосторожностью закрыл дверь каюты, его все еще преследовал веселый смех Данте.

– Я думаю, старина Ямайка, что на этот раз мы не будем разочарованы, – шепнул Данте на ухо спящему коту. – Уж на этот раз мы непременно найдем сокровище.

Все еще продолжая раздумывать, Данте Лейтон, капитан «Морского дракона», он же маркиз Джакоби, хчовеще улыбнулся.

– Да, у тебя есть основания не доверять мне, Кёрби, – произнес он вслух в пустой каюте, своей сильной рукой ласково гладя полосатую шерсть кота.

Немногим более недели спустя «Морской дракон» обогнул мыс Сан-Антонио, и тут его подхватили преобладающие ветры.

Бриг вошел в Гольфстрим, и берег Кубы остался у него за кормой. Слегка раздвинув ноги, Данте Лейтон стоял на палубе с подветренной стороны и наблюдал через подзорную трубу за широким полукругом горизонта. Он знал, что вызывает сильное любопытство у всей команды, потому что войти перед самым наступлением ночи во Флоридский пролив, изобилующий предательскими рифами и отмелями, мог только человек совершенно безрассудный.

– Вы избрали опасный курс, – спокойно произнес Аластер, подходя к капитану.

Данте опустил подзорную трубу.

– Кто не рискует, тот не выигрывает, мистер Марлоу.

– Извините, если мой вопрос покажется вам нескромным, но какая настоятельная необходимость заставляет вас рисковать судном? Тут очень часто бывают шквальные ветры, мы можем налететь на риф или отмель.

– Поверьте мне, Аластер, такая необходимость есть, – ни в малейшей мере не оскорбленный вопросом суперкарго, ответил Данте. – Я ожидаю, что марсовый матрос вот-вот увидит парус за кормой, – сообщил он Аластеру, который быстро повернулся и прищуренными глазами стал вглядываться в густеющие сумерки.

– Парус? Но я%ничего не вижу.

– Парус за кормой! – донесся крик с марса.

– Как вы, черт возьми, могли заметить парус раньше марсового? – воскликнул Аластер. – Вы видите это судно? – спросил он, с беспомощным видом наблюдая, как Данте смотрит в подзорную трубу.

– Это не британский линейный корабль, – ответил Данте. – Но я и не ожидхт увидеть британский корабль.

– Корабль маневрирует, капитан. Идет»в нашу сторону на всех парусах, – прокричал марсовый матрос.

– Это «Аппи Жанна», – сказал Алек Мак-Допалд, подходя к стоящему на палубе капитану. – Я узнаю оснастку и паруса. И клетчатый флаг.

– Берти Мак-Кей? – удивился Аластер. – Какого дьявола ему тут надо? Он был вместе с нами в Сан-Эустахио. Сказал, что должен доставить груз в Чарлз-Таун. Надо быть птицей, чтобы так быстро слетать туда и обратно, – размышлял вслух Аластер, мысленно представляя себе дородного капитана «Анни Жанны», одного из самых ловких контрабандистов в обеих Каролинах. Экипаж Катберта – Берти Мак-Кея состоял из таких головорезов, которых не всякий пиратский капитан решился бы взять на борт.

– У нашего капитана просто замечательное зрение, – как бы вскользь заметил Мак-Допалд. – Не думаю, чтобы марсовой увидел парус, если бы его не предупредили, в каком направлении смотреть.

Данте с улыбкой взглянул на проницательного шотландца:

– Вы правы, мистер Мак-Доналд. Подозреваю, что Берти Мак-Кей преследует нас от самого Сан-Эустахио. Я приметил его еще две ночи назад. Выйдя на палубу в полночную вахту, я был удивлен, заметив, что кто-то подаст сигналы «Морскому дракону». Еще более удивило меня, что «Морской дракон» отвечает на сигналы.

– Боже праведный! Неужели на борту «Морского дракона» завелся предатель? – выпалил Аластер, не в силах сдержать сильнейшего изумления. – И кто этот негодяй? – спросил он, оглядываясь с таким видом, словно ожидал увидеть преступника совсем рядом.

– Скоро узнаете, – невозмутимо ответил Данте. – А, – добавил он, слыша внизу под палубой какую-то возню и сердитые крики, – кажется, вы сейчас получите ответ на свой вопрос.

Тут из кормовой двери выбежал какой-то матрос. По пятам за ним, словно адские псы, гналась разъяренная толпа, вооруженная крючьями, молотами и кольями. Она настигла беглеца у фок-мачты. Зрелище было устрашающее.

– Я вижу, дело сделано, – лениво заметил Данте. С неприязнью прищурив серые глаза, он наблюдал за матросом, который тщетно старался вырваться из цепких рук Коббса и Тревелопи.

– Пытался удрать, – сплюнул Коббс. – Чтоб его поджарил сам дьявол за то, что он натворил.

– Бывают же такие вонючие гады, как этот, капитан, – с широкой ухмылкой добавил Фицсиммонс. – Увидев нас, он хотел было прыгнуть за борт. На такое способен только человек с нечистой совестью, тем более что он и плавать-то не умеет.

Коббс подтолкнул пленника к поручням.'

– Еще сопротивляется, дерьмо, – сказал он, поглаживая слегка припухшую челюсть.

– У вас и правда совесть нечиста, мистер Граймс? – спокойно спросил Данте.

– Не понимаю, о чем вы говорите, капитан... К чему поднимать такой шум? Я занимался своим делом. А тут на меня, как загарпуненные киты, накинулись эти двое. В чем дело, капитан?

– Вот это-то я и хочу знать, – ответил Данте с улыбкой, которая должна была предостеречь Граймса от вызывающего поведения. – И я, и весь экипаж «Морского дракона» с большим интересом послушали бы ваш рассказ о тайных сношениях с этим вашим настоящим капитаном, мистер Граймс. Я думаю, вам не следует отпираться, выкладывайте откровенно все, что знаете, мистер Граймс. От того, что вы скажете мне и команде «Морского дракона», зависит ваша жизнь. Не сомневаюсь, что Берти Мак-Кей оценит щекотливость вашего положения.

При упоминании имени соперника-контрабандиста среди сгрудившихся вокруг пленника людей послышались изумленные и возмущенные возгласы.

Видя, что пленник, хотя и сильно взволнованный, продолжает хранить молчание, Данте пожал плечами:

– Что ж, как хотите, мистер Граймс. Жаль, конечно. Но вы сами решили свою судьбу. Не сомневаюсь, что капитан Мак-Кей с нетерпением ждет от вас дальнейших сообщений. Мне бы не хотелось его разочаровывать.

6
{"b":"18549","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Город под кожей
Опекун для Золушки
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Под сенью кактуса в цвету
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Кровь, кремний и чужие
Сердце предательства
Виттория
Дурдом с мезонином