ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И все же, владычица, мы нужны в вашем хозяйстве, – чуть заметно улыбнулся Пантур. – Будем смотреть правде в глаза – городу угрожает голод. Вы послали за мной, потому что верите, что я могу предотвратить беду. Почему же вы считаете, что я интересуюсь людьми сверху из пустого любопытства?

Стук у входа прервал их разговор. Появился слуга владычицы и доложил, что к ней пришел глава Пятой общины.

– С важным делом, великая, – добавил слуга. Он мог бы не говорить этих слов. Только чрезвычайное событие могло заставить главу общины прийти к владычице Лура без приглашения. Хэтоб кивнула в знак согласия:

– Пусть войдет.

Глава Пятой общины отодвинул тяжелое тканое покрывало, служившее дверью, вошел в комнату владычицы и низко склонился перед ней.

– Простите, великая, – почтительно сказал он. – Дело требует вашего внимания.

– Что случилось, Масур? – взглянула на него владычица. – Докладывай.

– Двое из нашей общины, как обычно, совершали утренний обход вентиляционных шахт. В одной из них они нашли человека сверху. Поэтому я решился побеспокоить вас.

Хэтоб искоса глянула на Пантура.

– Где сейчас этот человек? – спросила она главу общины.

– У нас. Его охраняют.

– Ты исполнителен, Масур. Хорошо, что ты не замедлил с докладом.

Проводи его сюда и передай Дануру для казни.

– Но, великая… – начал Масур. Владычица удивленно уставилась на своего подданного, намеревающегося возражать ей.

– В чем дело?

– Это особенный человек. Он знает наш язык, – все смелее говорил глава общины. – Его предки были и нашими предками. Он может рассказать все, что делается наверху. Может, не нужно торопиться с его казнью, великая?

– Ты уверен, что это не уттак? – засомневалась Хэтоб. – С уттаками не разговаривают, хоть они и знают кое-какие наши слова.

– Клянусь своей жизнью, он – человек. Хэтоб молчала, размышляя.

Масур позволил себе дерзость, оспаривая ее приказ, да и законы Лура требовали немедленной казни пленника. Но доводы Пантура все еще звучали в ее сознании, а этот человек сверху, так кстати попавший в шахту, знал язык монтарвов. Случай, безусловно, требовал особого подхода.

– Хорошо, – наконец сказала она. – Мы отложим казнь. Ты слышал, Данур?

Советник наклонил голову в знак согласия. Владычица перевела взгляд на Пантура.

– Ты возьмешь к себе этого человека и узнаешь у него все, что можно, – сказала она ученому. – Мы успеем казнить его, когда он не будет нужен.

Я надеюсь, что он не сбежит от тебя.

Пожелание владычицы было равносильно приказу, и наказание за оплошность могло быть суровым. Пантур понимающе поклонился.

– Ты доволен, Пантур? – спросила владычица. – Я и сама вижу, что доволен. Я жду, что ты устранишь причину гибели урожая, и надеюсь, что человек сверху поможет тебе отыскать ее.

Затем она обратилась к главе общины:

– Ты прав, интересы Лура требуют, чтобы этот пленник остался в живых, – подтвердила она. – Передай его Пантуру.

Шемма крепко спал, когда его потрясли за плечо. С трудом разлепив глаза, он увидел знакомого ему главу общины.

– Вставай, парень, – говорил тот. – Тебе повезло, владычица отложила твою казнь. Идем со мной.

– Что значит – «отложила»?! – заволновался Шемма, с которого сразу слетел сон. – Меня все еще хотят казнить? Я же ни в чем не виноват, это все уттаки…

– Сейчас я отведу тебя к человеку, у которого ты будешь жить, – объяснил ему глава общины, – а остальное зависит от тебя. Пока ты ему нужен, тебя не казнят. Так сказала владычица.

Шемма тяжко вздохнул и последовал за ним. Они вышли в овальный зал и направились к широкому туннелю.

– Смотри и запоминай, – сказал глава общины, – это тебе пригодится. У нашего города четкая планировка. Всеми новыми застройками распоряжается владычица, а вернее, ее архитектор. Иначе нельзя – любая неточность может привести к обвалу или затоплению части города. Все основные туннели делятся на кольцевые и радиальные. У каждого есть название, но главное – это номера, под которыми они нанесены на плане города. По номерам ты всегда найдешь нужный путь.

– А как я узнаю номер туннеля? – спросил Шемма, ловя каждое слово своего провожатого. Мысль о побеге, конечно, была первоочередной в голове табунщика.

– Все написано на стенах, видишь? – Глава общины указал на горизонтальные полоски регулярно чередующихся знаков, которые Шемма принимал за узоры. – Человек, который займется тобой, – выдающийся ученый. Попроси его, и он выучит тебя нашим буквам и цифрам.

– А он согласится?

– Пантур – хороший человек. Вот Данур, советник владычицы, тот недобрый. Старайся не попадаться ему на глаза.

Шемма дал себе слово никогда не попадаться на глаза Дануру. Глава общины продолжал пояснения:

– Сейчас мы вышли из Пятого радиального туннеля, который ведет в нашу, Пятую общину. А это – Второй кольцевой туннель. Нам нужно пройти по нему до Первого радиального туннеля, который ведет в общину владычицы.

Шемма усиленно кивал.

– А что вон там? – спросил он, указывая в один из боковых туннелей.

– Это Третий радиальный. В том направлении он ведет к центру. Там у нас не живут, а гуляют, отдыхают, меняются вещами. В центре есть просторные залы, а в них сады изумительной красоты. Одно из наших любимых искусств – создание травяных картин.

– Что это такое? – не понял Шемма.

– Травяную картину начинают создавать с сосуда, стоячего или подвесного. Сосуд – это половина картины. Его вырезают из камня, украшают огранкой, наполняют землей, затем подбирают растения так, чтобы было красиво, и высаживают в эту землю. Потом картину растят и формируют, пока не добьются желаемого вида. У нас часто устраивают выставки травяных картин.

– А это тоже картины? – Шемма указал на растения в боковых желобах туннеля.

– Нет, они здесь посажены для освещения. Такие посадки освещают всю центральную часть города. В удаленных туннелях их нет, потому что им нужен постоянный уход, который там трудно обеспечить. Но наша одежда дает достаточно света, чтобы ходить везде.

– Почему ваша одежда светится? – спросил неугомонный табунщик. – Это краска?

– Нет. Некоторые сорта волокнистых растений дают светящиеся волокна, которые сохраняют свечение и после того, как растение засохнет.

Подбирая сорта, можно получить разнообразные оттенки. Самые распространенные цвета – серо-голубые. Одежду такого цвета носят многие жители.

– А редкие?

– Желтые и розовые. Одежду из таких волокон выдают за заслуги перед городом.

– У вас ничего не покупают и не продают?

– В этом нет надобности. То, что нужно для жизни, мы вместе производим и вместе используем. Необходимое мы даем каждому.

– Значит, ваша владычица не богаче любого жителя города? – удивился Шемма.

– Я сказал – необходимое, а владычице принадлежат лучшие плантации Лура, урожай с которых она распределяет, как считает нужным, – напомнил глава общины. – Это ее привилегия. Когда появится новая владычица, кто бы она ни была, она возглавит Первую общину и весь город, а также получит в личное пользование эти плантации.

– Понятно, – сказал Шемма. – Богатство у вас зависит от положения среди других людей.

– Не совсем так, – поправил его монтарв. – Это касается только владычицы. Меня, например, избрали старшим, поэтому я могу распоряжаться имуществом и людьми своей общины. Это не удовольствие, а труд. Если я устану и откажусь от своего положения, община выберет другого. Он возьмет на себя управление хозяйством, а у меня останется только то, что принадлежит лично мне.

У нас не так ценится богатство, как почет и уважение жителей города.

– Там, наверху, все по-другому, – заметил Шемма, – Там что мое, то мое.

– Здесь не выжить в одиночку. Здесь живут общинами, и в каждой свое хозяйство и свой очаг. Чем богаче община, тем лучше живут все ее люди. Но если где-то дела пошли неладно, там помогает владычица, а если нужно, то и другие общины. Есть и городские работы – постройка туннелей, плантаций, поддержание чистоты в туннелях и шахтах. Каждая община обязана посылать людей на эти работы. Общегородскими делами распоряжается владычица. Она же решает и споры между общинами.

2
{"b":"1855","o":1}