ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что-то долго его нет, – вспомнил он об Альмарене, ушедшем за водой. – Я сбегаю узнаю, что случилось.

– Сиди! – Пальцы охотника неожиданно жестко легли на плечо Витри.

– Что нам с тобой эта кружечка чаю? Успеем мы ее выпить.

Когда Альмарен наконец появился из-за кустов, котелка с ним не было. Тревинер вгляделся в лицо мага и наклонился к Витри, морщась, будто от зубной боли.

– Не повезло парню на этой прогулке, – шепнул он лоанцу. – Молодой еще, бестолковый, ничего не умеет. Ну, зачем он так подставляется? Объяснил бы я ему, как надо, да он все равно слушать не станет.

Альмарен, не глядя вокруг, прошел мимо костра. Оба собеседника молча следили, как он переступил через разбросанные вещи и уселся поодаль, прислонившись к дереву.

– А как надо, Тревинер? – тем же шепотом спросил Витри.

– Что бы ты, парень, ни чувствовал, никогда не подавай вида, что ты от нее зависишь, что готов принять любые условия. Как бы дело ни обстояло, оно от этого только ухудшится. Понимаешь?

Витри вспомнилось, как Лайя называла его тюфяком, как говорила, что выйдет замуж только за героя.

– Представь себе, Тревинер, еще как понимаю…

Эта бессонная ночь показалась Альмарену бесконечной. Он снова и снова вспоминал подробности разговора у ручья, сотни раз возвращаясь к каждому слову. Какая усталость была в ее глазах, каким печальным был ее голос: «Не говори мне ничего, Альмарен. Какая глупая жизнь, сколько потерь, а теперь еще и это… Прошу тебя, избавь меня от этого груза!» Но он не замолчал, потому что казалось невозможным, невероятным, чтобы ей было не нужно все, что он чувствовал к ней. Ему это и сейчас казалось невероятным, хотя она сказала, что не может забыть человека, которого давно нет в живых.

На следующий день они пересекли дорогу, ведущую с Оранжевого алтаря в Келангу. Всем было радостно встретить хоть какой-то признак человеческого жилья. Над восточным краем леса показались острые голубоватые верхушки скал Ционского нагорья, а к вечеру путников остановил берег Тиона, поворачивающего здесь с востока на юг.

С Чианы сняли мешки, и каждый взялся за привычную работу – Альмарен ушел за водой, магиня занялась кухней, а Тревинер и Витри разбрелись по лесу в поисках дров.

Витри углубился в лес, чтобы найти сушняк потолще, набрал подходящих веток и поволок их к стоянке, но зацепился за встретившийся на пути кустарник. Вытащив все ветки на ровное место, лоанец разогнул спину и вдруг обмер от неожиданности. За доли мгновения он осознал, что к нему приближается человеческая фигура в бесформенном, мерцающем голубоватым светом балахоне.

– Витри, это ты?! – позвала она. Витри увидел, что существо в балахоне очень похоже на погибшего Шемму.

«Какой ужас! – пронеслось у него в голове. – Привидение!»

– Ты не узнаешь меня, Витри?! – воззвало привидение.

«Он пришел, чтобы взять меня с собой!» – догадался Витри.

Вскрикнув от ужаса, он бросился бежать к стоянке. Привидение с громкими криками «Витри! Постой, Витри! Подожди!» погналось за ним.

Витри бежал по лесу, призывая на помощь, за ним, пыхтя и топая, неслось привидение. Его друзья, всполошенные криками, помчались к нему навстречу, впереди – Тревинер с луком наготове. Витри добежал до них, задыхаясь. Он никак не мог выговорить, что с ним случилось, но они сами увидели светящуюся фигуру, испуганно остановившуюся поодаль.

– Витри, это я, Шемма! – завопила фигура.

– Там… Там… – Витри замахал на нее рукой. – Привидение…

– Что ему нужно? – спросила Лила.

– Это мой погибший односельчанин – Шемма. Он зовет меня к себе.

Мне говорили, что они забирают людей с собой.

– Витри, я живой! Я настоящий! – позвало привидение. – Пощупай меня, если не веришь!

– Нет уж! – с дрожью в голосе ответил Витри, хотя и чувствовал себя увереннее рядом с друзьями. – К тебе подойдешь, а ты и утащишь меня в скалы!

– Не утащу, честное слово, не утащу, – жалобно заныла фигура. – Да ты проверь меня, Витри! Привидения, они ничего не едят, а ты брось мне кусочек хлеба, и вот увидишь, как я его съем!

Альмарен, стоявший позади лоанца, фыркнул от смеха, за ним засмеялись и остальные.

– Пусть подойдет поближе. Что он один нам сделает! – сказала Лила и позвала привидение:

– Эй ты, иди сюда!

Фигура опасливо приблизилась. Это был вылиты Шемма, только исхудавший до невозможности.

– Шемма, ты? – спросил Витри.

– Я, конечно. Вот пощупай, живой. – Шемма протянул руку.

Витри взялся за нее, ожидая чего угодно, но рука оказалась живой и теплой.

– Шемма! – обрадовался он. – А я думал, что ты давно погиб!

Оба лоанца шагнули друг к другу и неожиданно для себя обнялись.

– Шемма!

– Витри!

– Вот это встреча!

– А мне как повезло! Только вылез оттуда – сразу ты! Я-то как перепугался – если уж ты не при' знал меня в этом балахоне, то другие и близко не подпустят.

– Вид у тебя, я скажу… будто и впрямь из могилы вылез.

– Ел бы ты целый месяц одни овощи, посмотрел бы я на тебя… А мясца у вас нет?

Последний вопрос табунщика окончательно рассеял сомнения Витри.

– На ужин будет заяц, – сказал он Шемме. – Пойдем с нами.

Все отправились назад на стоянку. Лила, поравнявшись с Шеммой, пощупала край его балахона.

– Такую одежду носят привидения со скал, – заметила она. – Где ты ее взял?

– У них, – ответил табунщик. – Они держали меня в плену, но случилась беда, и меня выпустили искать магов.

– Считай, что ты их нашел, – откликнулся Альмарен. – Какая у тебя беда?

– Не у меня, а у этих, подземных, – уточнил Шемма. – У них испортился шар, поэтому им угрожает голод. По мне, так нет ничего хуже голода.

Вы уж помогите им!

– Какой шар? – не понял Альмарен.

– Оранжевый. Висит в пещере, а вокруг – пруд с саламандрами.

Альмарен и Лила быстро переглянулись.

– Этот шар существует! – воскликнула магиня. – Я чувствовала это, Альмарен, я говорила тебе!

– Как же он мог испортиться? – спросил Шемму маг.

– Никто не знает, в том-то и дело, – ответил табунщик. – У них вся надежда на вас.

– После ужина расскажешь нам обо всем, а мы подумаем, как им можно помочь, – сказала Лила.

В этот вечер Шемма до самой полуночи рассказывал о своих приключениях.

– Тревинер, уттаки захватили Оранжевый алтарь в прошлое новолуние?

– спросила Лила, когда лоанец закончил свой рассказ.

– Кажется, дня два спустя, – уточнил охотник.

– Все сходится. Это Каморра, как и на празднике Саламандры, перекрыл силу алтаря прежде, чем напасть на него. Знакомое дело, я сумею с ним справиться, но пока босханец на Оранжевом алтаре, нельзя надеяться, что это не повторится.

– Уже неделя, как там нет уттаков, – напомнил Шемма.

– Это скверно, – отозвался Тревинер. – Там была вся армия Каморры, а значит, неделю назад она выступила в Келангу. Если вы, маги, надеетесь разрушить силу Каморры, нам нужно поторопиться в Босхан.

– Мы зайдем вниз и поможем им, это нас не слишком задержит, – ответила Лила.

– А мне хотелось бы побольше узнать о Белом шаре, о Трех Братьях, – добавил Альмарен. – Кроме того, у подземных жителей могут сохраниться книги, где есть нужное нам заклинание.

– Спросим и это, – согласилась магиня. – Шемма, отведешь нас завтра вечером на место встречи.

Наутро они остались на стоянке. После завтрака Тревинер ушел в лес за добычей, а Альмарен, прихватив книгу, уселся поболтать с магиней. Витри вернулся с берега Тиона с вымытой посудой и поставил ее под куст, где лежали вещи. Внезапно он понял, что сегодня – первый день с самого отъезда из родного села, который можно провести беззаботно, ни о чем не думая и никуда не спеша.

Лоанец осмотрелся вокруг. И в золотистом утреннем свете, освещающем ответное золото в недавно еще зеленой листве, и в поблекшей, поникшей лесной траве чувствовалась тишина и усталость. Жаркое келадское лето незаметно сменилось осенью.

35
{"b":"1855","o":1}