ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Шемма! – вскрикнул Витри. – Там остался Шемма! Нам нужно вернуться!

– Куда? – Тревинер мотнул головой на поток. – Тебе одного купания мало? Посидим, подождем – кажется, воды стало меньше.

Время шло, поток успокаивался, утихал, а затем иссяк так же внезапно, как и появился. Тревинер и Витри пошли назад по мокрому, отмытому до блеска туннелю.

– Потерпи до стоянки, – уговаривал Тревинер дрожащего от холода лоанца. – Как придем на место, я дам тебе свою запасную одежонку… если, конечно, ее не смыло.

Они поднялись по лестнице и выбрались в пещеру, где оставили Шемму. Все вещи были в сохранности – вода не попала в нишу, расположенную в возвышении над полом. Рядом с вещами, уютно завернувшись в плащ Тревинера, похрапывал табунщик. Сна Шеммы не потревожил даже поток, пронесшийся в трех шагах от его головы.

Тревинер переглянулся с Витри, и они оба рассмеялись. Табунщик завозился и перевернулся на другой бок, но так и не проснулся. Достав из своего мешка рубашку, куртку, штаны, охотник отдал их лоанцу.

– Пойдем-ка на разведку не в эту сторону, а в ту, откуда мы пришли, – предложил он, когда тот переоделся. – Что-то мне любопытно стало, как там наше озеро поживает.

Витри подвернул штанины, чтобы не мешали при ходьбе, и последовал за охотником. Пол пещеры стал сырым и скользким, остатки воды испарялись, делая насыщенно-влажным и без того тяжелый воздух, кое-где поблескивали оставшиеся от потока лужи. Каменное нагромождение у подножия лестницы было сметено дочиста, одна лишь выемка на потолке напоминала о недавнем обвале.

– Нет, поток появился не отсюда, – глянул на нее Тревинер. – Вода сбегала по лестнице – видишь, во что превратились ступени?

Он начал карабкаться вверх по тому, во что превратились ступени, Витри полез следом. Вскоре они поднялись к верхнему туннелю, туда, где было подземное озеро.

Теперь озера не было. От удерживавшей воду насыпи уцелели только жалкие остатки у стен туннеля. Перед Тревинером и Витри простиралось ровное илистое дно.

– Отрадно, – отметил охотник. – Теперь нам не нужно искать другой путь. Подожди-ка, а что это там, на дне?

Он поднял повыше светлячок Феникса и присвистнул, выражая удивление.

– Следы ног, Витри, да сколько! Похоже, тут прошла целая армия!

– Неужели монтарвы все-таки послали погоню? – испугался Витри.

Тревинер нагнулся к ближайшим отпечаткам ног.

– Это уттакские следы – мягкая подошва, квадратный носок. Такую обувь носят только уттаки.

– Откуда они взялись? И что они тут делают?

– Именно это мы с тобой сейчас и разведаем. – Тревинер выпрямился, в его голосе зазвенел охотничий азарт. – Мы выследим их, Витри!

Он бодро зашлепал по вязкому, илистому дну. Витри отправился за ним, стараясь ступать след в след. Туннель постепенно пошел на подъем и вскоре вывел их к противоположному концу озера. Хотя илистое дно осталось позади, следы мокрых и грязных уттакских ног хорошо виднелись на пыльном полу. На развилке охотник вытащил карту и углубился в изучение переплетения линий.

– Что ты там ищешь, Тревинер? – спросил Витри.

– Ищу, куда они пошли.

– Они пошли сюда, – подсказал ему Витри, указывая на следы.

– Я ищу здесь, на карте, – объяснил охотник. – Если идти к центру Фаура, то другой путь короче. Они ошиблись, выбирая дорогу. Дальше они пойдут этим туннелем – куда же им еще деваться, развилок-то больше нет – и придут сюда, в этот зал. Здесь они устроят стоянку, потому что больше негде. Это означает, Витри, что здесь мы их и догоним.

Они вновь пошли по уттакским следам. Туннель расширялся, становился выше, чище и ровнее.

– Смотри! – Охотник указал Витри на выбитую в камне надпись, едва заметную на стене. – Одиннадцатый радиальный – город близко. Мы почти у цели!

– А уттаки?

– Тоже близко. Нам пора быть поосторожнее.

Он зажал светлячок Феникса в кулак, оставив тонкий лучик. Пройдя еще немного, Витри увидел белый свет, озаряющий потолок туннеля.

– Белый свет – это светлячки Василиска. – Тревинер перешел на шепот. – Там, в конце подъема, – стоянка. Уттаки на ней. Я уверен, что с ними Каморра – без него они ни за что в подземелье не полезут. Давай тихонько, по стеночке, подойдем поближе.

Тревинер убрал светлячок в карман и начал красться вдоль стены.

Добравшись до выхода в зал, он осторожно выглянул из-за угла и увидел десятка два устроившихся на ночевку уттаков. Поодаль от них, положив голову на мешок, дремал тощий, костлявый человек, в котором охотник узнал Каморру.

Дикари о чем-то переговаривались. Тревинер напряг слух, но почти ничего не понял – он плохо знал уттакский язык. Оглянувшись на Витри, он жестом показал на уши и на язык. Лоанец кивнул. Некоторое время он прислушивался к галдящим, гнусавым звукам, затем потянул Тревинера за рукав. Оба осторожно удалились.

– О чем они болтали? – спросил Тревинер, отойдя на достаточное расстояние.

– Они ищут нас. Один сказал, что великий вождь выпустит их на солнце, когда пятеро будут пойманы. Но они не знают, где мы сейчас. Они говорят, что следов нет, а великий вождь молчит.

– Значит, они потеряли наш след. Прекрасно. Мы проберемся в Фаур другим путем, а там отыщем выход наверх, чтобы не нарваться на них под землей.

– А сейчас – возвращаемся?

– Да, и поскорее. Порадуем наших. Обратный путь оказался изнурительно долгим. Преодолевая вязкое дно озера, они оба едва тащили ноги, одна лишь мысль о скором возвращении на стоянку придавала им силы. В дальнем конце знакомой пещеры они увидели светящееся пятно – Шемма проснулся и сидел на краю ниши, высматривая своих друзей.

– Наконец-то пришли! – кинулся он им навстречу. – Ну как?!

– Чудненько, приятель, – оскалился Тревинер. – Выход найден, город найден. Еще немного – и мы с тобой посидим на травке, поедим зайчатины. Дай-ка присяду, а то ноги не держат. А где наши маги?

– Не знаю, – вздохнул Шемма. – Наверное, скоро придут.

– Разве они не возвращались? – забеспокоился Тревинер. – Неужели они еще где-то бродят?

– Как видишь… – развел руками табунщик.

– Что же делать? – В голосе охотника прозвучала откровенная тревога. Он посидел еще немного, затем встал. – Я пойду искать их. Ждите меня здесь.

– И я с тобой, – вызвался Витри.

– Ты еще можешь ходить? Тогда идем, вдвоем веселее.

Альмарен шел на полшага позади Лилы. Так он мог видеть ее лицо в профиль – безмятежно-спокойное, ресницы полуопущены, как крылья отдыхающей бабочки. Если маленькая женщина и чувствовала на себе взгляд мага, это никак не отражалось на ее лице. Альмарену было хорошо знакомо это упрямое безразличие, невидимым барьером вставшее между ними после злополучного разговора у ручья.

– Дорога опять идет вниз, – не оборачиваясь обронила она. – Две ночевки прошли, а мы все куда-то спускаемся.

– Мы у северного края Ционского нагорья, – вспомнил карту Альмарен. – Фаур расположен под землей ниже Лура.

– Я не понимаю, почему лурские монтарвы так боялись этого наводнения. Вода не достигла и половины пути между городами.

– Мне показалось, что они привыкли бояться всего, что может вторгнуться в их жизнь и изменить их привычное существование. Их давние предки не оказали сопротивления уттакам, а предпочли уйти под землю – и в этом тоже виден характер монтарвского народа.

– Я не хотела бы… я не смогла бы жить под землей. Бедняги, они никогда не видят неба. Я рада, что наш путь подходит к концу.

Интонация последней фразы выдала Альмарену усталость магини, никогда не позволявшей себе и намека на жалобу.

– Город близко, его окраинные туннели начинаются сразу же за озером, – ободряюще напомнил он. – Может, по этому туннелю до него еще ближе.

– Там, у озера, я чувствовала впереди Белый шар, а здесь уже не чувствую, – сказала в ответ магиня. – Вот что меня беспокоит, Альмарен, – когда мы подойдем к этому шару, наши камни усилят его магию, хотим мы этого или нет.

61
{"b":"1855","o":1}