ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бетлинк и Белый алтарь, да и Оранжевый тоже, потребуют средств, а Келанга, несмотря на вторжение, – богатый город, поэтому многое будет зависеть от позиции Вальборна. – Он встал и вынул из шкафа чистый лист бумаги. – Я напишу ему, что ты здесь и что нам есть о чем поговорить.

– Добавь, что со мной будет Равенор. Если речь пойдет об алтарях, нам не помешает присутствие мага.

Норрен написал письмо и отослал с гонцом, а затем продолжил разговор, который, казалось, мог тянуться до поздней ночи. Они с Ромбаром не рассказали друг другу и половины новостей, когда гонец возвратился с ответом от Вальборна. Норрен, остановившись у входа в шатер, распечатал письмо и пробежал глазами строки.

– Вальборн прислал приглашение на ужин, – сообщил он Ромбару. – Мне, тебе и Равенору. Будет также и Десса, он отправил к ней гонца.

– Он приглашает ее с советником?

– Нет. Видимо, не хочет присутствия посторонних. – Норрен хмыкнул, словно вспомнив что-то Забавное. – Кстати, как тебе показался Равенор?

– Своеобразная личность, но можно привыкнуть, – невозмутимо ответил Ромбар. – Доверять ему тоже можно. Во всяком случае, на ужине он не будет посторонним.

Договорившись съехаться у моста, они расстались. Ромбар вернулся на стоянку своего отряда, где отыскал знаменитого мага и передал приглашение.

Тот собрался без промедления и вслед за Ромбаром выехал к мосту, а вскоре там появился и Норрен в сопровождении шестерых воинов. Миновав мост, они проехали сквозь северные ворота и поскакали по улицам города ко дворцу правителя Келанги.

Их ждали. Ворота дворца гостеприимно распахнулись, слуги приняли коней и проводили свиту Норрена в комнаты для дворцовой стражи. Новый правитель Келанги сам вышел навстречу и, дружески приветствовав всех троих, повел их в гостиную. Там он усадил гостей в расставленные для беседы кресла и завел разговор о поездке на Белый алтарь.

Ромбар заканчивал рассказ, когда слуга объявил о приезде правительницы Босхана. Вальборн оставил гостей и вскоре вернулся в сопровождении Дессы. Она была одета по-мужски, но выглядела удивительно женственной благодаря то ли пышным, чуть вьющимся рыжим волосам, уложенным в высокую прическу, то ли гибкой и стройной фигуре, подчеркнутой широким, расшитым золотом поясом. После того как Десса ответила на приветствия, куда более любезные, чем требовал этикет, Вальборн пригласил гостей ужинать.

Стол был накрыт в небольшой столовой, не предназначавшейся для многолюдных сборищ. Вальборн занял кресло правителя во главе стола, предложив места справа Норрену и Ромбару, а слева – Дессе и Равенору. После подачи первой смены блюд он жестом удалил слуг.

– Итак, война закончена. – Взгляд Вальборна обошел присутствующих и остановился на правителе Цитиона. – Если вы находите время и место удобными, мы можем поговорить о ее итогах и, соответственно, о будущем.

– Да, случай удобный, – подтвердил Норрен. – Мы редко встречались в прошлом, да и впредь не будем видеться чаще, поэтому мне хотелось бы сегодня договориться о делах, касающихся всего острова. В первую очередь я имею в виду укрепление севера Келады. Вы, Вальборн, наверное, лучше других понимаете, как это важно.

– Безусловно, – согласился с ним Вальборн. – Все средства, которыми я располагаю, будут пущены на укрепление северных земель. Но сначала я хотел бы исправить давнюю несправедливость…

Он повернулся к столику справа, от кресла, где рядом с блюдом для мытья рук стоял заранее приготовленный ларец. Открыв крышку ларца, Вальборн вынул тяжелую старинную цепь с гербом Бетлинка – отличительный знак его правителей.

– Пусть этот герб, а вместе с ним и право владения Бетлинком вернутся к законному наследнику замка. – Он протянул цепь Ромбару. – Я призываю всех присутствующих быть свидетелями восстановления прав сына Паландара.

– Вы хорошо начинаете правление, Вальборн. – Норрен взял цепь и надел на шею Ромбару. – Мы подтверждаем законность передачи Бетлинка и обязуемся защищать права владельца замка всеми средствами, в том числе и оружием…

– …если возникнет такая необходимость, – закончила Десса.

– …если возникнет такая необходимость, – повторил за ней Равенор.

– На восстановление замка потребуются деньги, – напомнил Вальборн.

– Мне представляется разумным, если каждый из нас внесет треть необходимой суммы, – обратился он к Норрену и Дессе. – Я могу также полностью обеспечить гарнизон замка и послать сотню воинов на Белый алтарь. Еще я могу взять на себя отправку провизии этим подземным жителям, о которых вы упоминали, Ромбар.

– Они поддержали нас в войне и, кроме того, отдали нам Желтый камень, который обеспечил победу, – пояснил Ромбар.

– Поэтому я и не хочу задерживаться с благодарностью. – Вальборн задумался. – Наверное, это все, чем я могу помочь. Город разорен уттаками.

– Цитионская казна почти пуста и не наполнится до следующего урожая. В Босхане, как мне известно, дела не лучше, – прикинул вслух Норрен. – Слишком много потрачено на войну. Бетлинк мы еще можем поддержать, но остаются алтари – Белый и Оранжевый…

– Я дам денег на укрепление Белого алтаря, – объявил Равенор, – но при условии, что мне не понадобится возиться с хозяйственными делами.

– Предоставьте это мне, – предложил ему Норрен. – Белый алтарь очень важен, я сам им займусь, а Оранжевый может и подождать. Возможно, в Тимае и Кертенке найдутся на него средства. Я отправлю туда гонцов.

– Мы совсем забыли об ужине, – напомнил Вальборн. – Угощайтесь!

За столом установилась тишина, нарушаемая лишь звоном вилок, ножей и бокалов. Каждый обдумывал принятые договоренности и прикидывал возможности их выполнения. Когда с закусками было покончено, Вальборн позвонил в колокольчик, чтобы несли горячее.

– А где сейчас жрецы Оранжевого алтаря? – обратился к нему Ромбар.

– Их приютили в Оккаде, – ответил ему Вальборн. – Там они останутся до весны, а в начале лета вернутся в храм великой Саламандры. Кстати, тирские маги, доставившие оружие, пришли со мной в Келангу и живут здесь, во дворце. Должен заметить, что все они – прекрасные воины.

– Я обращал внимание на их воинскую подготовку, – одобрительно отозвался Ромбар. – Хорошо, что они здесь, – я объявлю, что ордену Грифона потребуется новый магистр. Думаю, что Синатта справится с обязанностями магистра.

– Да, большие перемены вызвала война, – заметил на это Норрен. – Сменился правитель Келанги и двое магистров, появился новый орден магов, а ты, Ромбар, возвращаешься в свой родовой замок. Помимо укрепления Бетлинка, не мешало бы тебе подумать и о продолжении рода Кельварна. Если хочешь, могу посодействовать тебе в поисках будущей супруги.

– Я уже нашел ее, – сообщил Ромбар, к удивлению большинства сидящих за столом. – Это черная жрица храма Мороб.

Поздравив Ромбара, все продолжили ужин, а с ним и обсуждение совместных дел. К полуночи гости закончили разговор и собрались уходить.

– У вас хороший повар, Вальборн, – сказал правитель Цитиона, вставая из-за стола. – Надеюсь, в будущем я смогу отблагодарить вас ответным приглашением.

– Это бывший повар Берсерена, – ответил Вальборн. – Я был бы счастлив присутствовать на ужине в честь совершеннолетия вашей дочери.

– Вы будете первым из приглашенных, – заверил его Норрен.

Три дня спустя в Келангу приехал Тревинер на своей Чиане, которую он разыскал в лесу неподалеку от места последней стоянки перед путешествием по лурским подземельям. Увидев военный лагерь на северном берегу Тиона, он свернул туда и узнал, что основная армия уже ушла на юг, а здесь остались только те, кто назначен в гарнизонные войска Бетлинка и Белого алтаря. Про Ромбара ему сообщили, что тот поселился во дворце Вальборна, нового правителя Келанги, и занимается подготовкой обозов, предназначенных для отправки с войсками. Охотник не стал задерживаться в лагере, а поехал в город повидаться со своим правителем.

Он остановился у главных дворцовых ворот и потребовал, чтобы о нем доложили его величеству. Его впустили без доклада и поселили в западном крыле дворца, где на втором этаже, над жилыми помещениями прислуги, размещались комнаты для гостей. Оставив вещи, охотник вышел познакомиться с окрестностями дворца и вскоре обнаружил у себя в соседях обоих лоанцев. И Витри, и Шемма, которому не терпелось поделиться хоть с кем-нибудь впечатлениями о дворцовой жизни, обрадовались охотнику. Тот уговорил их погулять по парку и заодно рассказать ему новости, накопившиеся за дни расставания. Выйдя в парк, все трое пошли по присыпанным гранитной щебенкой дорожкам, мимо скамеечек, беседок, невысоких декоративных изгородей.

77
{"b":"1855","o":1}