ЛитМир - Электронная Библиотека

– Черт. – Он знал их всех. Они были прекрасными офицерами. Его офицерами.

– Капитан?

– Я нащупал человека. Он мертв.

Спок почувствовал боль, но не физическую, а эмоциональную. Его капитана. Его собственную. Он знал, что это тело не единственное.

– Вблизи тебя есть кто-нибудь?

Спок огляделся.

– Ответ отрицательный. Мне кажется, что ДиФалько, Зулу и Чехов должны быть где-то в передней части мостика, а Ухура, возможно, позади вас.

Керк попытался двинуться в этом направлении, но его пронзила внезапная боль. Нет, он должен повернуться! Легче это проделать ползком.

Так, нога, явно женская, плечо, шея, вьющиеся волосы. Сильный пульс, ровное дыхание.

– Я нашел Ухуру. Думаю, с ней все в порядке.

– Капитан?

– Чехов, как вы?

– Думаю, все нормально. Что случилось? Я ничего не вижу.

– Посмотрите на инженерную панель.

– Отвечаю на ваш вопрос, мистер Чехов. Мы вступили в контакт с наиболее выступающим участком щитовой защиты встречного корабля. Все могло быть гораздо хуже. Вы можете указать местоположение мистера Зулу или шефа ДиФалько?

– Да, мистер Спок. Зулу частично подо мной. Он жив, но его левая рука, похоже, сломана. Возможно, повреждено плечо. ДиФалько у меня в ногах. Она, кажется, в порядке, однако на ее лице кровь.

Звук сигнала вызова на рабочем месте Ухуры заставил всех вздрогнуть. Капитан подполз к коммуникационной панели и с усилием подтянулся вверх. Отсутствие освещения на этой панели объяснялось просто – ее закрывало тело. Осторожно спустив его вниз, Керк щелкнул переключателем. Отдаленная часть его сознания отметила неровный порез на пальце, которым это сделал.

– Джим, с тобой все в порядке? – Ворвавшийся голос из корабельного интеркома гравием рассыпался по мостику.

– Боунз?

– Да, Джим. Что у вас происходит? – потребовал ответа старший медицинский офицер.

– Я не уверен, но, по-моему, здесь все великолепно плохо. Что ты хотел сказать мне.

– На мостик пришелся основной удар. Отовсюду поступают доклады о повреждениях, но нет сообщений о смертях. Команда уже приступила к устранению неполадок. Помощник Скотти снизу заметил, что скоро мы сможем вернуть контроль над кораблем. Рабочая команда трудится над дверями турболифта, и я смогу подняться через десять минут. Как положение на мостике?

– У нас освещены лишь некоторые панели. Чехов и Спок в сознании. Зулу, ДиФалько и Ухура живы. Насчет остальных я не уверен. По крайней мере один человек мертв.

Последовало короткое молчание.

– Постарайся воспринимать это легче, Джим. Мы будем у вас так скоро, как это только возможно. Маккой закончил.

Керк сделал осторожный глубокий вздох.

– Спок?

– Я рассматриваю нас как… счастливчиков.

Керк кивнул, хотя сомневался, что кто-нибудь увидит этот жест.

– Я понимаю, Спок.

Он поудобнее устроился на полу и приготовился ждать.

***

– Сердце Мионы, что мы наделали?! – Талиина в ужасе глядела на обзорный экран.

Руки Рэйт были прижаты к лицу.

– Это моя вина. Я нажала стабилизатор преждевременно. Это моя вина, – воскликнула она высоким, тонки голосом.

Талиина оторвала взгляд от экрана и посмотрела на навигатора. На мгновение все ее существо объяла вспышка гнева. Надо успокоиться!

– Рэйт, следите за своим постом!

Навигатор медленно опустила руки на свою консоль.

– Теперь мы застабилизированны, – доложила он дрожащим голосом.

– Хорошо. Рэйс?

Рэйс ответил, внимательно вглядываясь в показания на своем экране:

– Количество жизненных форм сократилось на три по сравнению с первоначальными данными. Наибольший урон понес их контрольный центр. Здесь наблюдаются самые сильные повреждения и меньший из двух проломов в корпусе, который уже ремонтируют. В районе пролома наблюдаются две мертвые жизненные формы и еще одна непосредственно в контрольном центре, где почти полностью отсутствует энергия.

– Рэйт, свяжитесь с отделом коммуникации и отошлите им сообщение с предложением нашей помощи.

– Да, командир.

– Рэйс, наши медики имеют достаточно информации, чтобы предложить свои услуги аналогичному департаменту на их корабле?

– Точно не известно. Это может быть не разумным решением.

Талиина обнаружила, что стиснула руки. Никогда раньше она так не делала.

– Мы должны что-то сделать, Рэйс! Есть какой-нибудь ответ на наше послание?

– Нет, командир.

Она обернулась к Рэйсу, чтобы что-то сказать ему, но увидела его широко раскрытые глаза, взгляд которых был устремлен на ее ногу. Талиина опустила взгляд.

– А’Тел! Рэйс, что случилось с ним?

Слезы различных цветов беззвучно падали на палубу: голубые всех оттенков, темно зеленые, красные и пурпурные. При этом А’Тел быстро переносил вес своего тела с одной передней лапы на другую.

Талиина почувствовала, что у нее самой слезы катятся по щекам.

– Я никогда не слышала ни о чем подобном. Он умирает?

Рэйс опустился на колени и протянул руку к А’Телу, но прикоснуться не посмел. Что это значит?

– Я не знаю. Но это не для нас!

– Для них? Это невозможно.

– С нами или с нашим кораблем ничего не случилось. Это может быть только для них.

***

Волна эмоций ударила Спока с силой кометы. Боль, неверие, тревога, гнев, смущение, страх. О, страх. Такой сильный. Вулканец стиснул голову и напряженно сконцентрировался на защите. Но не так-то это было просто. Кого-то из них он воспринимал как самого себя. Спок закрыл глаза и сконцентрировался еще сильнее.

– Спок, что с тобой?

Открыв глаза, первый офицер отметил, что загорелся аварийный свет, а к нему приближается Керк. Но вдруг его зрение оказалось заблокированным. Цвета! Опять эти цвета. Он услышал стон.

Маккой нетерпеливо раскачивался на пятках в турболифте, поднимавшем на мостик тактическую бригаду. Когда двери открылись он практически выпрыгнул из него, оказавшись в обстановке из ночных кошмаров. Мужчины и женщины лежали в самых различных позах без признаков жизни. Зулу поддерживал Чехова. Какой-то звук заставил его обернуться. Коммуникационная панель работала! Скорее всего, здесь уже успели потрудиться техники. Но Ухура все еще лежала на полу без сознания. Доктор направился к офицеру связи, когда сзади раздался стон. Резко обернувшись, он увидел Керка, поддерживающего Спока. Маккой бросился к ним.

– Спок?

– С ним, похоже, то же самое, что было раньше, но гораздо интенсивнее, – сказал капитан между короткими вдохами.

– Я введу ему болеутоляющее. Подержи его.

– Боунз, а что, если кто-то пытается овладеть его сознанием и он всячески пытается препятствовать этому?

Губы Маккоя плотно сжались, когда он считал показания медицинского сканера.

– Джим, он так долго не протянет. Его мозг перегружен и может просто отказать!

Керк крепче прижал друга к себе, и в этот момент тело Спока расслабилось.

– Похоже, его отпустили.

Доктор кивнул головой. Считывая показания, сканера он еще ниже склонился над первым офицером.

– Спок, ты слышишь меня?

Вулканец был несколько удивлен, обнаружив лицо врача в нескольких дюймах от своего собственного. Попытавшись отодвинуться, он обнаружил, что кто-то поддерживает его. Не нужно было оглядывать, чтобы понять, кто это был.

– Совершенно верно, доктор.

– С ним все в порядке, Джим! – Мягкая усмешка появилась на лице Маккоя, когда он обратился к Споку: – Будь добр, не беспокой кисть – она сломана. И, держу пари, у тебя чертовски болит голова.

– Капитан! – обратился один из техников. – Мы принимаем сообщение с чужого корабля.

Керк внутренне содрогнулся от слова «чужой».

– Сэр?

– Что они говорят?

– Это невероятно, но они предлагают помощь!

Капитан кивнул.

5
{"b":"18551","o":1}