ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Парень лениво посмотрел на Пола и выдул пузырь жевательной резинки.

— Что там сказал папаша?

— Хочет, чтобы я еще раз поговорил с тобой. — Джулиан хихикнул и углубился в журнал.

— К херам собачьим. Я же сказал вам, что не поджигал школу. — Голос у парня был приглушенный и злой.

Пол сел.

— Я думаю, нам следует обсудить твои отношения с отцом.

— Исключено.

— Почему?

— Потому что это не ваше дело.

Пол внимательно смотрел на него. Все очень просто. Наркоман папочка, который сегодня осыпает сына деньгами, а на следующий день бросается с кулаками. Мамочка, оставившая его много лет назад. Это ребенок, который вырос, не зная, что такое родительские забота и любовь. Одинокий, ожесточившийся, напуганный. Хорошо для киносценария, однако это человеческая жизнь.

— Так ты отказываешься разговаривать?

— Да.

— Прекрасно.

Джулиан перелистнул страницу, удивленный, что так быстро одержал победу. Пол возвратился в консультационный кабинет.

— Ну что? — спросил Тони Бреннан.

Пол собирался точно указать артисту место, куда ему идти. Надоело. В конце концов есть работа, которой он не будет заниматься ни за какие деньги.

И вдруг он почувствовал, что от этого человека исходят флюиды. Увидел его таким, каков он есть на самом деле. Как будто открылся ящик Пандоры с ощущениями. Актер излучал волны меланхолии, озлобления и отчаяния. Они плыли по комнате, достигая Пола, подобно морскому прибою или музыке. Причем принимал он их не сознанием, а каким-то иным магическим способом. Они просто входили в его существо, как некая вибрирующая субстанция.

Несколько минут он сидел неподвижно, захваченный этим уникальным переживанием, впитывал ощущения, как ноты партитуры. Вот этот аккорд означает страх, другой зависть, тот злобу.

«Что это? Похоже на действие какого-то препарата. Но я ничего не принимал», — пронеслось у Пола в голове.

Тони подался вперед.

— Так вы напишете заключение?

Пол посмотрел на актера и его менеджера. Может, они тоже что-то почувствовали? Похоже, нет. А вот он продолжал ощущать вибрацию, как будто находился в центре водоворота. Странно, но никакой тревоги эти ощущения не вызывали. И сознание в этом как будто участия тоже не принимало. Это происходило внутри его.

Я еще не решил.

— Что значит — не решили?

— Я хочу встретиться с вашим сыном на следующей неделе, — твердо произнес Пол. — А потом приму решение.

Тони вскочил.

— Послушайте, перестаньте выжимать из меня деньги. Мне нужно представить заключение в суд на этой неделе.

— Мистер Бреннан, я не собираюсь выжимать из вас деньги. Просто хочу помочь вашему сыну.

Тони театрально вскинул руки.

— Ладно, он приедет на следующей неделе. Но я занят.

— Нет, мне нужно, чтобы приехали вы оба. — Пол продолжал принимать излучение, исходящее от актера. Оно изменилось — место злости занял страх. И волны начали пульсировать интенсивнее, пронзительнее.

«Тони боится, что я о чем-то догадался. Но о чем?» Знаменитый киноактер картинно встал. Хотел нагрубить психиатру, но воздержался. С Джулиана нужно было снять обвинение в поджоге, а лучше Стаффера это сделать вряд ли кто сможет. Этот высокомерный наглый сукин сын был ему нужен.

Пол пригласил из соседней комнаты сына, и троица неторопливо двинулась по коридору. Глядя им вслед, Пол ощутил также волны, исходящие от Джулиана. Очень мощное излучение, пропитанное острой враждебностью и злобой к отцу. И Пол осознал: это случится очень скоро, сын убьет отца.

«Но черт возьми, что со мной происходит?» Он так и не могнайти ответ на этот вопрос.

— Миссис…

— Стаффер. Мэри Стаффер.

Полицейский вздохнул. Он был толст и плохо выбрит. Но ему было безразлично, как он выглядит и что подумают люди. Работа ему не нравилась, зато платили прилично. Это был нечестный полицейский.

— Где вы увидели кота?

— Здесь. — Мэри показала место на ковре в холле. — Он лежал здесь.

— Да, — произнес полицейский. Поковырял ногтем в зубах и подумал: «Глупая женщина. Но симпатичная. Лет примерно тридцать, темные волосы, стройная фигура, большой рот. Интересно, муж у нее есть?»

Большинство обитательниц этого района были разведены или жили с мужьями врозь. Возраст обычно средний, большой дом, один ребенок, реже двое. Муж сбежал с секретаршей. Чем они занимаются? Сидят на кухне, вспоминают прошлое, когда все было хорошо, и ждут ежемесячный чек с алиментами. Куда девать время? И главное, тело, роскошное тело, которое остается неиспользованным. Он несколько раз подкатывался то к одной, то к другой с гнусными предложениями, за что получал дисциплинарные взыскания. Но ему было наплевать.

— Ага. — Полицейский причмокнул губами. — Вы обнаружили мертвого кота на пороге дома, отвезли дочку в школу и вернулись. Но его там уже не было. И вы позвонили в полицию.

— Да, — ответила Мэри, набираясь терпения. Этот человек ей не нравился, но он был полицейский.

Коп высморкался в грязный платок.

— У кого есть ключи от дома?

— Только у мужа и горничной. Но их в доме не было.

— Давайте посмотрим.

— Пожалуйста.

Полицейский обошел ленивым шагом комнаты. Женщине наверняка что-то привиделось.

— Скорее всего ваш муж или горничная обнаружили мертвого кота и убрали его.

— Нет, — произнесла Мэри твердым голосом. Она видела, что полицейский ей не верит, и не решалась рассказать о четках и о том, что собаки тоже нигде нет. — Я звонила горничной. Она ничего об этом не знает. Муж домой не заезжал. Я видела кота. Он был мертвый. А когда я вернулась из школы, он исчез. Кто-то входил в дом дважды — подложить мертвого кота, а потом убрать.

Полицейский усмехнулся.

— Вы с мужем это обсуждали? Соседям звонили? В конце концов, можно было сфотографировать. Подумайте сами, кто станет проникать в ваш дом, чтобы сначала положить, а потом убрать мертвого кота? Да, по этому городу разгуливают разные психи, — полицейский облизнул потрескавшиеся губы, — но они больше специализируются на грабежах. Давайте поднимемся наверх, проверим. Идите вперед.

Полицейский шел следом, не отрывая глаз от ее ягодиц. Затем прищурился. Ему показалось, что на площадке кто-то стоит. Нет, вроде никого. Должно быть, игра света.

«Ну давай же, завали ее», — приказал кто-то ему на ухо.

— Что? — громко спросил полицейский. Осмотрелся. — Вы что-то сказали?

— Нет, — испуганно ответила Мэри.

Полицейский побледнел. Он отчетливо слышал женский голос, но не мог понять откуда. А затем этот мягкий настойчивый голос прошептал снова: «Схвати ее».

Он слышал внутренний голос и прежде. Обычно, когда что-нибудь воровал или давал в суде ложные показания. Но этот был повелительный и гораздо громче, к тому же похож на его собственный.

Они вошли в спальню. Полицейский притворился, что осматривает комнату, а сам все время поглядывал на Мэри, стоящую у кровати. Она насторожилась, обхватила плечи руками. Почему он так странно на нее смотрит?

— Здесь все нормально.

Полицейский кивнул и двинулся к ней. «По глазам вижу, эта женщина меня хочет. Муж, наверное, давно этим делом не занимается, вот и соскучилась. Чего там бояться, все равно никто не узнает», — пронеслось у него в голове.

Мэри попятилась. Подчиняясь неведомой силе, полицейский поднял руки.

«Давай, давай, смелее. У тебя это получится, — ликовал внутренний голос. — Свидетелей нет, так что все в порядке».

Громко зазвонил телефон. Мэри рванулась, дрожащей рукой сняла трубку.

— Глория! — Она неожиданно расплакалась. — Приезжай немедленно. — Скосила глаза на полицейского. — Вам больше здесь нечего делать. Пожалуйста, уходите.

Он усмехнулся.

— Хм… ладно. Позвоните, если буду нужен.

Полицейский спустился вниз, прошел к автомобилю, выезжая задним ходом по подъездной дорожке, бросил взгляд в боковое зеркало. На дорожке стоял крупный мужчина с волосами, убранными в хвостик. Он показался ему знакомым, хорошо знакомым. Полицейский прищурился, потом посмотрел снова, но человек исчез.

23
{"b":"18552","o":1}