ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В плену
Яга
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Скажи маркизу «да»
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Чужая война
Содержание  
A
A

— Привет, Пол. — Похожий на морского пехотинца начальник тюрьмы Хэнлон Досон чуть приподнялся в кресле. — Присаживайтесь.

Пол вежливо поздоровался с присутствующими. За столом заседаний сидели главный психиатр Эмма Брек, заместитель начальника Даррел Бартлетт, начальник блока D Пэт Харбисон и Джефф Айхенбергер, ответственный за работу тюремных компьютеров.

— Ваша студентка оправилась? Без проблем?

— Да, она в порядке, — соврал Пол, ругая себя, потому что уже прошло два дня, а он забыл справиться о здоровье Сьюзенн. — У нее был небольшой шок, но теперь все прошло.

— Хорошо. — сурово посмотрел на подчиненных. — Так, черт возьми, что же все-таки произошло?

— Сэр, — нервозно начал Пэт Харбисон, — двери всех камер управляются с пульта. Их можно открыть, только введя специальный пароль.

— И что? — Харбисон побледнел. — надзиратель Шрамп продолжает утверждать, что камеру Крамера не открывал. И в компьютере ничего не зарегистрировано.

Начальник тюрьмы перевел взгляд на ответственного за компьютеры.

— Это правда, сэр, — проговорил Айхенбергер сдавленным голосом и поправил очки. — Сигналы открыть и закрыть камеру поступают с компьютера. Но там значится, что камеру Крамера никто не открывал. Мы до сих пор не можем понять, как это произошло.

— Не можете понять? — взорвался Хэнлон Досон. — Крамер как-то выбрался в коридор и чуть не изнасиловал студентку, а вы не можете понять? — Его шея налилась кровью. — Шрамп уволен. А вы, — он взглянул на Айхенбергера, — продолжайте проверять свои компьютеры. Завтра в десять собираемся снова, подводим итоги. Все свободны. — Досон встал. — Пол, задержитесь, пожалуйста, на пару минут.

Дождавшись, когда сотрудники тюрьмы покинут кабинет, он подошел вплотную к психиатру.

— Пол, вы что-то напортачили. Этот Крамер и есть тот самый серийный убийца.

— Откуда вам это известно? — с вызовом проговорил Пол. Хэнлон Досон схватил его за руку и вывел в коридор.

— Я тридцать лет работаю с подонками и научился отличать прирожденных убийц. То, что Крамер напал на студентку, не случайно. Он привык убивать.

— Я так не считаю. — Полу не нравилось, как этот недоумок с ним разговаривает.

— Слушайте меня, мистер. — Хэнлон Досон погрозил ему пальцем. — Вы, возможно, опытный и знающий психиатр, но здесь допустили явный прокол. Теперь придумайте что-нибудь, чтобы можно было снова отдать под суд эту скотину Крамера. Иначе вход сюда будет для вас закрыт. Посещения студентов я уже отменил. И помните: из-за вашей хитрожопой экспертизы покончила с собой девушка. Всего доброго. — Хэнлон Досон развернулся и зашагал прочь.

Пол угрюмо смотрел ему вслед. Отношения с начальником тюрьмы, которые он налаживал целых пять лет, окончательно испорчены.

Через несколько минут в кабинете начальника блока D его ждало еще одно разочарование.

— Пэт! — воскликнул он в сердцах. — Я не сумасшедший! Я видел женщину. Она стояла позади меня, наблюдала за Крамером. Вчера вечером я с ней случайно встретился в гостях. Ее зовут Хелен.

— Но, Пол, там никого не было, — смущенно проговорил начальник блока D. — Это можно проверить. Давайте просмотрим видеозаписи, сделанные камерой наблюдения.

Они внимательно просмотрели все пленки. Пол убедился, что действительно не было никакой женщины, кроме Сьюзенн Делейни и Эммы Брек. Он устало пожал плечами.

— Возможно, вам показалось, — успокоил его Пэт Харбисон. — Еще бы — такое напряжение.

— Я хочу поговорить с Крамером.

— Может, не стоит?

— Я настаиваю.

— Ладно, как хотите.

В подземный блок Е помещали только самых опасных преступников. Сейчас там сидели известные калифорнийские убийцы.

Крис Купер, сатанист, пивший кровь своих жертв; Дэйв Эрч, психопат, убивший больше двадцати детей; Ежи Палубский, медбрат, который вводил пациентам различные яды; Хэнк Якобсен, застреливший на работе пятнадцать человек только потому, что ему неправильно начислили месячное жалованье; Абдул Хали, террорист, взорвавший самолет с туристами. Этот жуткий список можно было продолжать.

Пол посещал заключенных, изучал их поведение, пытался лечить. Впрочем, безуспешно — они действительно были безнадежны.

Охранники ввели Крамера в специальную комнату, прикрепили наручники к стене. Вошел Пол, сел.

— Какой сюрприз! — радостно воскликнул убийца. — Психиатр пришел справиться о моем здоровье.

Пол молчал, прикрыв глаза. И вдруг это началось снова.

Крамер тоже излучал флюиды, похожие на те, что исходили от Тони Бреннана и его сына. Только тут был настоящий ураган — концентрированная злоба и жестокость, направленные на Пола. Он быстро открыл глаза.

— Так вы тоже это чувствуете, — сказал Крамер, облизнув губы.

— Что?

— А то самое. — Убийца гнусно усмехнулся, мол, знаю, но не скажу.

— Кто эта женщина? — спросил Пол.

— Какая женщина?

— Женщина, которая стояла позади меня, когда ты издевался над студенткой. Хелен. Ты видел ее. Я знаю, видел. Кто она?

Молчание.

— Карл, ты ее испугался, верно? Хелен заставила тебя отпустить девушку. Как она это сделала?

Крамер продолжал молчать, но в его излучении злобу начал подавлять страх. Он боялся. Серийный убийца, наводящий ужас на огромный город, боялся. Чего? Что могло вызвать у него такой ужас?

— Охрана! — заорал Крамер. — Отведите меня в камеру.

Вошли надзиратели, начали отстегивать наручники от стены. Крамер не отрываясь смотрел на Пола. А когда проходил мимо, наклонился и со значением произнес:

— Ищи метку, простофиля.

Из тюрьмы Пол поехал домой. Попал в час пик, потому добирался долго, зато было время поразмышлять. «Со мной происходит что-то непонятное. У меня возникла повышенная чувствительность к раздражителям. Почему? Я не принимал наркотиков и вообще никаких лекарств. Сбои в работе мозга? Вроде нет. Зрение в порядке, головные боли отсутствуют, никаких провалов памяти, потери сознания. Депрессия? Напротив, сознание острое и ясное. Удивительно, но факт. Это все как-то связано с Хелен. Крамер ее тоже видел — в этом нет никаких сомнений. Но больше никто. И Крамер боится. Почему? И что за метка, о которой он сказал в самом конце? Что это значит?»

Наконец Пол свернул к дому. Навстречу выбежала Мэри, вся в слезах.

Он издали по губам прочитал:

«Рейчел».

Глава пятнадцатая

Несомненно, зло в человеке обитает в гигантских размерах. Церковь настаивает на первородном грехе, на сравнительно невинном промахе, который допустили Адам с Евой. Но я думаю, тут дело обстоит гораздо серьезнее.

Карл Юнг. Неисследованная Самость

Собравшиеся у гробницы святого Петра молчали. Всем христианам было хорошо известно, как предали Христа. Это описал евангелист Матфей.

Когда-то в доме первосвященника Каиафы первосвященники и старейшины сговорились захватить Иисуса обманом, чтобы потом убить. И такая возможность скоро представилась. Один из двенадцати учеников Христа, Иуда Искариот, оказался негодяем. Перед тем как он отведал хлеба на Тайной вечере, в него вселился сатана. Он пошел к первосвященникам и сказал: «Что вы дадите мне, и я предам Его?»[5].

Они предложили ему тридцать сребреников. И Иуда явился в ту ночь в Гефсиманский сад с толпой вооруженных мечами и дубинками людей, посланных первосвященниками и старейшинами, и, поцеловав Светоч мира, предал его. Иисуса схватили, передали римскому прокуратору Пилату. А потом распяли. Вот как описал святой Матфей то, что случилось потом, когда Иуда осознал содеянное им:

«… и раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам.

Говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам.

И бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

вернуться

5

Евангелие от Матфея, 26:15.

24
{"b":"18552","o":1}