ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В наступившей тишине были отчетливо слышны шаги. Дверь отворилась, и зрители охнули.

В зал вошел Карл Крамер в наручниках, улыбнулся собравшимся. Крупный мужчина, сложение как у портового грузчика: мощный торс, налитые мускулами руки. Лицо вполне симпатичное: правильные черты, красивый нос, темные, глубоко посаженные глаза, по форме почти женские. Длинные черные волосы завязаны сзади в узел. Строительный рабочий или водопроводчик, если говорить о типаже. Но в любом случае по виду явно не монстр.

Но это было самое страшное: человек с вполне приличной внешностью сотворил такое с бедной девушкой. Что же у него творится в голове, если он нанес ей больше сорока ножевых ударов? Гнездится там хотя бы крупица раскаяния? И куда он девал те части тела убитой, которые так и не были обнаружены? Съел? От одной этой мысли любого охватывал ужас. Нет, этот монстр к человеческому роду не принадлежит. И пусть он умрет.

Крамер молча сел на скамью подсудимых.

Пол Стаффер и Бен Ингельманн ожидали в комнате свидетелей, небольшом, скромно обставленном помещении со стенами, окрашенными в серый цвет, как обычно в судах. Наверное, чтобы напомнить свидетелю, какой унылой может быть жизнь.

Бен нервничал. Он знал, что Пол злится из-за того, что он пришел, но Флоренс уговорила. И действительно, невозможно было спокойно наблюдать, как друг губит свою репутацию.

— Пол, ты в этом уверен?

Пол оторвался от бумаг. Раздраженно посмотрел на Бена. «Боже, как он мне надоел! Скорее бы уж ушел на пенсию. Я бы легко справился с его обязанностями, навел порядок и на кафедре, и в клинике».

— А в чем проблема?

— Я по-прежнему подозреваю, что он ввел тебя в заблуждение.

— Послушай, Бен, — Пол воздел глаза к потолку, — в его поведении нет ничего, что указывало бы на то, что он серийный убийца. Ничего. Вот, посмотри мое заключение. — Он перебросил листки через стол. — До инцидента в баре Крамеру никогда прежде не предъявляли обвинения в убийстве, никаких психологических отклонений от нормы у него не было обнаружено, в том числе маниакальной ненависти к женщинам и приступов беспричинной злобы. Я признаю, он действительно замкнутый и не очень добрый, но подобные психологические параметры характерны для довольно большой группы мужчин его круга и вовсе не указывают на то, что он убил Мелани Дьюкс.

— Но Крамер убил человека.

— Да, в пьяной драке. И что? Крамер утверждает, что его спровоцировали, что он защищался. Ведь никто в точности не видел, что произошло, однако его признали виновным. — Пол повысил голос. — Бен, в любом случае это преступление сильно отличается от того, чем занимался маньяк. Подстерегал женщин, подвергал длительным пыткам, а затем выдавал свой коронный номер — кромсал их ножом.

— Я это знаю, знаю, — поспешно проговорил Бен. — Но все равно не советую тебе быть таким категоричным на суде. Можно сказать по-разному. Например, с точки зрения психиатра, маловероятно, чтобы этот человек совершил данное преступление. Что-то в этом роде.

Пол пристально посмотрел на Бена, и тот смущенно отвернулся, подумав: «Действительно, что это я сую нос в его дела? К тому же, если Пол вдруг сейчас передумает и откажется выступать на стороне зашиты, это сильно повредит его репутации. В том-то и дело, что в любом случае он попадает под интенсивный огонь критики».

— То есть Крамер говорит правду? — уточнил Бен.

— Да. Он никогда в жизни не встречал Мелани Дьюкс.

— А как же показания ее сестры?

Пол отмахнулся:

— Какие показания? Ей кажется, что в двух эпизодах она видела Крамера и слышала его голос. Никто больше это не подтверждает. При этом она признается, что в этот вечер много выпила. Этого недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

Бен вздохнул, понимая, что зашел в тупик.

— Еще один вопрос. Не профессиональный, а личный. У тебя что, вообще нет никаких сомнений по этому делу?

Пол бросил на него взгляд и отвернулся.

— Совершенно никаких. — Зазвонил телефон. Пол взял трубку. — Мне надо идти. Крамер хочет поговорить, — произнес он, закончив разговор.

— Счастливо, — пробормотал Бен, грустно наблюдая, как приятель выходит за дверь.

Карл Крамер щурился от солнечного света. Адвокат что-то тараторил, а он наслаждался чистым воздухом, который в зале суда совсем не такой, как в камере. Четвертый день, и скучно чертовски. Крамеру очень хотелось сказать, как они достали его со всем этим дерьмом. Но нельзя, нужно подождать.

На что бы отвлечься? Крамер медленно обвел глазами зал, пока не обнаружил Лору Дьюкс. Она знала, что он на нее смотрит. Симпатичная, как и сестра. Двадцать три года, а выглядит старше, наверное, от переживаний.

Он незаметно подмигнул Лоре. Она поспешно отвела глаза. «Шлюха. Если я когда-нибудь выйду на свободу, то обязательно убью ее тоже. И подольше понаслаждаюсь. С сестрой я увлекся, и она умерла слишком быстро, но с Лорой все будет иначе. Это я ей обещаю».

Пока Крамер размышлял о таких приятных вещах, его адвокат продолжал трепотню.

— Прошу учесть, господа присяжные, что наш клиент, Карл Крамер, никогда не встречался с Мелани Дьюкс и очевидно не мог ее убить. По его признанию, в это время он находился в другом районе с уличной проституткой. — Адвокат откашлялся, чтобы привлечь внимание. — Мы также намерены вызвать для дачи свидетельских показаний нашего эксперта, Пола Стаффера, профессора кафедры криминалистической психиатрии университета Сан-Франциско. Он считает, что психиатрическая характеристика нашего клиента не обнаруживает никаких указаний на то, что он может изнасиловать или убить женщину так, как погибла бедная Мелани Дьюкс. — Адвокат сделал паузу, чтобы подчеркнуть слово «бедная». Затем продолжил: — Возможно, вы заметили, что Мелани не была девственницей и что, по признанию ее сестры, она имела сексуальные связи с определенным количеством мужчин. Все знают, что садиться ночью в машину к незнакомцу весьма рискованно. — Адвокат подождал, пока утихнет ропот, и снова заговорил: — Уважаемые господа присяжные, мы не отрицаем того факта, что Карл Крамер не очень приятный в общении человек. Такого лучше обойти стороной в баре, особенно после того как он принял несколько рюмок. Но мы утверждаем, что он не серийный убийца. — Адвокат прервал речь и чуть улыбнулся, как бы намекая этой улыбкой, что вот, мол, я знаю, что он плохой, и вызнаете, что он плохой. Но давайте признаем — не настолько же плохой!

Крамер перевел взгляд с адвоката на эксперта-психиатра. «Жалкие идиоты. Ладно, продолжайте пороть свою чушь. Я не возражаю. Вы за это получаете деньги. А правда… кого в конце концов она интересует?»

— Итак… итак… итак… — монотонно бубнил адвокат. Крамер наклонился к его помощнику и прошептал на ухо:

— Я хочу вечером увидеться с психиатром.

Крамер не сводил тяжелого взгляда с лица Пола. Это верно, принимать правду всегда трудно.

Его детство прошло в трущобах Нью-Йорка. Комнатка у них была только одна, так что мать, уличная проститутка, обслуживала клиентов прямо на его глазах. Когда ему было семь лет, один из клиентов ее зарезал. А к восемнадцати годам Карл уже превратился в настоящего монстра и поимел свою первую жертву — девушку, чье исчезновение полиции так и не удалось раскрыть. Он научился искусно прятать кипящую ненависть под приветливой маской недалекого пьяницы.

В двадцать семь лет Крамер переехал в Лос-Анджелес, где устроился на работу — перевозить грузы в Сан-Франциско. Это оставляло ему достаточно свободного времени для увлечения. Характер нападений на мужчин и женщин в последний год изменился. Он стал убивать более жестоко, изощренно, как будто там, внутри, у него что-то прорвалось.

За пять недель он убил в Сан-Франциско пять женщин, постоянно экспериментируя, пытаясь найти оптимальный выход своей ярости, дающий полное удовлетворение. Своих жертв он жалел не больше, чем окурок, который выбрасывал в урну. А с Мелани Дьюкс Карл слишком осмелел. Обычно он никогда не заходил в ночные клубы или на дискотеки, предпочитая подстерегать женщин поздно ночью в тихих местах, когда они возвращались домой. А тут совершил первый серьезный промах — вошел в помещение и показал свое лицо, что навело полицию на след.

8
{"b":"18552","o":1}