ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один ее вид подействовал на него, как удар ножа между ребер. Джонни с досадой сжал кулаки. Дверца машины была приоткрыта. Джонни окинул ее тоскливым взглядом, потом повернулся и побежал.

Глава 8

Сержант Трачетти все никак не мог понять, какого дьявола ему все это надо. Грузно выбравшись из патрульной машины, он остановился и, подумав немного, наклонился к приоткрытой дверце.

— Я всего на пару минут, Стен, — буркнул он.

— Да ради Бога. Можешь не торопиться, — проворчал в ответ сидевший за рулем полицейский в штатском.

Кивнув, Трачетти хлопнул дверцей и, обойдя машину, направился к дорожке, которая вела к дому. Он подошел поближе, вытащил из кармана бумажку с записанным на ней адресом, еще раз взглянул на дом и, поднявшись по лестнице, оказался на небольшой веранде.

Пожилая пара, расположившаяся там, чтобы подышать свежим воздухом, зябко ежилась от холода. Трачетти никогда не мог понять, для чего человеку в здравом уме и трезвой памяти выбираться из дому в такой вечер, когда хороший хозяин и собаку не выгонит. Проходя мимо, он приветливо кивнул в их сторону. Старики сделали вид, что не заметили, но во взглядах, которыми они проводили Трачетти, сквозила неприкрытая ненависть. Он был белый, к тому же коп, и уже одного этого было вполне достаточно, чтобы ждать от него неприятностей. Трачетти зябко повел плечами. Он явственно чувствовал их неприязненные взгляды у себя на спине, и противный холодок заставил его поежиться. Впрочем, спросил он себя, какого дьявола его это волнует?! Можно подумать, проклятые черномазые способны это оценить! Черт возьми, прав был Палаццо, когда говорил, что его запросто могут прирезать, как свинью, и никто даже бровью не поведет.

Ладно, пропади он пропадом, этот Палаццо. Трачетти знал, что зашел уже слишком далеко, чтобы отступать. Какого черта, с ненавистью подумал он, если этот несчастный парнишка сидит там умирая от страха только потому, что до сих пор думает, что его ищут по всему городу, то должен же кто-нибудь сказать ему, что это не так?! Конечно, девушка клялась, что они с Лейном, дескать, поссорились, но, слава Богу, он еще не разучился понимать, когда ему лгали прямо в глаза. Он готов был голову дать на отсечение, что если кто и знает, где Джонни, так это она. Так что он сообщит ей, что им удалось взять настоящего убийцу, а уж она поспешит известить об этом своего черномазого приятеля. Он был страшно доволен тем, что так здорово все придумал. Но сейчас в его душу стали потихоньку закрадываться сомнения. Может, зря он явился сюда? Может, куда разумнее было бы сидеть в участке, где так тепло и уютно? В участке, где ты в безопасности, где не надо ждать удара ножом из-за угла, где можно расслабиться, закинуть ноги на край стола и слушать, как ребята травят старые анекдоты. К тому же на нем пока что висело дело Нунцио. Помнил он и об отпечатках, которые передал ребятам из лаборатории — следовало бы съездить, поинтересоваться, удалось ли им что-нибудь обнаружить. Впрочем, вряд ли, подумал он, так что не к спеху. И потом... этот проклятый случай с Лейном почему-то не давал ему покоя.

Трачетти чиркнул зажигалкой, и в ее неверном свете принялся разглядывать длинный ряд почтовых ящиков, тянувшихся вдоль стены. В большинстве подобных многоквартирных домов, которых в Гарлеме было полным-полно, на каждом ящике, как правило, красовалось по две-три фамилии. Наконец ему удалось отыскать ящик с фамилией девушки этого чертова Лейна — Синди Мэттьюс, квартира 42. Сунув зажигалку в карман, он направился к лестнице.

Когда-то, наверное, латунные номера квартир были блестящими, только было это, скорее всего, очень давно. Теперь они потускнели, а цифра 2, оторвавшись, болталась головой вниз на одном гвозде.

Он поискал взглядом кнопку звонка. Обнаружив, что звонка в квартире нет, тяжело вздохнул и постучал в дверь. Сначала тихонько, потому что было уже довольно поздно, а ему не очень-то хотелось перебудить весь дом. Но никто не откликнулся, и тогда Трачетти постучал снова, уже сильнее.

— Мисс Мэттьюс? — тихо окликнул он.

Дверь распахнулась, но, к сожалению, не та, которая была ему нужна, а другая, чуть дальше. В коридор выглянул заспанный мужчина в пижаме.

— Чего вам? — недовольно проворчал он.

— Я ищу мисс Мэттьюс, — сообщил Трачетти. — Синтию Мэттьюс. Простите, а вы, случайно, не знаете, она сейчас дома?

— Нет ее, — буркнул тот, продолжая подозрительно разглядывать Трачетти.

— А вы не знаете, где она?

— Не-а, — солгал негр.

— Поверьте, я здесь вовсе не для того, чтобы причинить ей неприятности. Я хотел только...

— Говорю же вам, нет ее! И когда вернется, не знаю, — рявкнул мужчина.

— Но вы уверены, что ее нет?

— Сказал же, нет! — буркнул тот.

— Ладно. Что ж, спасибо.

Мужчина в пижаме вернулся к себе и с грохотом захлопнул дверь квартиры. Трачетти поморщился, когда гулкое эхо, прокатившись по коридору, вернулось назад, и снова вздохнул. Строго говоря, он не мог сурово судить этого парня. И все же ему было немного обидно — ведь он и пришел-то только затем, чтобы оказать услугу этой девушке. Какого дьявола, вдруг разозлился он. Где она шляется, прах ее побери?!

Может, она работает по ночам? Жаль, что не слишком внимательно прочитал, что девчонка написала о себе. Он быстро пробежал бумажку глазами, разыскивая ее адрес, в страхе, что каждую минуту вернется Палаццо, застукает его за этим занятием и устроит скандал. А выяснилось, что он проездил впустую.

Черт бы все это побрал... и его тоже! Что теперь прикажете делать?!

Он быстро сбежал вниз по ступенькам и вышел на улицу. Пожилая пара все так же сидела на веранде, с удовольствием вдыхая морозный, чистый воздух. Заметив в их глазах всю ту же неприязнь, что и несколькими минутами раньше, Трачетти отвернулся, прошел мимо и направился к патрульной машине.

— Я завозил извещение, — буркнул он водителю.

Тот равнодушно пожал плечами и распахнул перед Трачетти дверцу машины.

* * *

Джонни торопливо забарабанил в дверь. Только обнаружив рядом кнопку звонка, он хмыкнул и, решив поберечь кулаки, позвонил. Ему было слышно, как в квартире кто-то смеялся, потом раздалась резкая трель звонка и смех оборвался, будто обрезанный острым ножом. Джонни все держал палец на кнопке, пока не услышал, как Барни Ноулс внутри завопил:

— Ладно, ладно, иду! Отпустите проклятую штуку, слышите?!

Зря он это сделал, мелькнуло у него в голове. Он не должен был обрывать ему звонок. Меньше всего на свете ему сейчас хотелось бы, чтобы Барни обозлился. Раз в квартире Синди легавые устроили засаду, значит, вся его надежда на Барни. Без него ему не выкрутиться. Барни обязательно придумает, что делать. Он услышал тяжелые шаги Барни в коридоре. Потом кто-то опять рассмеялся. Дверь открылась рывком, натянув до предела наброшенную цепочку, и в дверном проеме показалось лицо Барни с фальшивой, точно наклеенной улыбкой. При виде Джонни ухмылка мгновенно сбежала с его лица, рот удивленно приоткрылся. Он явно не поверил своим глазам.

— Джонни, ради всего святого!..

— Слушай, мне ничего другого не оставалось, как вернуться. Поверь мне, Барни. Я бы ни за что этого не сделал, если бы...

Барни испуганно замотал головой. Еще прежде, чем он открыл рот, Джонни уже знал, что он скажет, — это было написано у него на лице.

— Слушай, малыш, уходи! Учти, я не шучу. Считай, что я сказал «нет». Что бы ты там ни говорил, нет.

— Барни, послушай, мне некуда идти. Не могу же я просто слоняться по улицам! Какого черта, не пройдет и получаса, как легавые меня сцапают!

— Понимаю, но и здесь тебе оставаться нельзя. Слушай, ты ведь неглупый парень. То есть я хочу сказать, даже если...

— Кто там, Барни? — окликнул из гостиной Цветок.

Барни явно смутился, не зная, что сказать.

— Да никто!

— Но ведь «кто-то» же должен быть! — продолжал тот.

— Ну вот, добился своего! — прорычал Барни. — Будь все проклято, все-таки умудрился все испортить!

20
{"b":"18553","o":1}