ЛитМир - Электронная Библиотека

Последний отчаянный призыв, на который откликнулся «Меркурий», поступил всего две недели назад. Он поспешил сменить курс и приблизился к парусной шлюпке, где обнаружил больных и умирающих от голода беженцев в количестве двадцати двух человек. Невыносимое зловоние на борту шлюпки чуть было не заставило Бандера выпрыгнуть за борт. Моряки проверили наличие оружия у беженцев и всех приняли на борт «Меркурия», бросив прогнившую шлюпку в море.

— Симпатичный катер, — сказал помощник боцмана, глядя на приближающуюся лодку. — Сразу видно, что сделана на заказ.

— "Золотое руно", — прочитал моторист название на транце.

— Да, недурное суденышко, — заметил Бандер. — Шеф, вы спуститесь в лодку проверить оружие?

— Конечно, вы же знаете, мы всегда это делаем, — ответил помощник боцмана.

Теперь они уже ясно видели мужчину в оранжевом спасательном жилете, который стоял в кокпите и отчаянно размахивал руками.

— Мне он не кажется больным, — сказал Бандер.

— Должно быть, у них заболел кто-то другой, — предположил моторист.

Они быстро приближались к дрейфующей лодке. Уже можно было различить лицо стоявшего в кокпите. Это был красивый мужчина и, судя по цвету кожи, он не был кубинцем; к тому же у него были голубые глаза. Боцман выключил мотор и подвел баркас борт о борт к лодке. Матрос с линем перепрыгнул в кокпит лодки, связал оба судна, а затем перебросил через борт веревочную лестницу. Первым перебрался на лодку помощник боцмана Рокси, а за ним и Бандер.

— Слава Богу! — сказал мужчина в спасательном жилете.

— Что у вас случилось, сэр? — спросил Рокси.

— Там внизу у нас беременная женщина, — сказал мужчина. — Вы захватили с собой доктора?

— Доктор не какая-то безделица, чтобы его захватывать! — оскорбился Рокси. — Бандер, спуститесь, пожалуйста, вниз!

Доктор кивнул и прошел в каюту. Рокси посмотрел на стоящего перед ним мужчину, признав в нем американца, и раздумывал, должен ли он произвести положенный обыск.

— Вы американец, сэр? — спросил он.

— Что? — Казалось, тот удивился. — Простите, что вы...

— Я спросил, американец ли вы, сэр?

— Да! Да, конечно! — утвердительно кивнул мужчина.

— Куда вы направляетесь, сэр?

— В Охо-Пуэртос. Но, видите ли...

— Сколько человек имеете на борту, сэр?

— Всего троих, включая меня.

— Кто эти люди, сэр? Расскажите про всех. — Рокси извлек из кармана зеленый блокнот, открыл его и приготовился записывать.

— Я — Алекс Уиттен.

— Да, сэр. Как пишется, У-и-т-т-е-н?

— Правильно. И Рэндольф Гэмбол. Г-э-м-б-о-л.

— Понятно, сэр, — сказал Рокси, записывая имена. — И вы сказали, что у вас на борту беременная женщина. Это ваша жена, сэр?

— Нет, вовсе нет.

— Тогда, вероятно, жена мистера Гэмбола?

— Нет. Ее зовут Аннабел Тренч. Миссис Джейсон Тренч. Удивленный Рокси поднял глаза.

— Мистер Тренч — наш друг, — объяснил Уиттен. — Сейчас он находится в Охо-Пуэртос. Именно поэтому мы и направляемся туда из Майами. Чтобы присоединиться к нему. Мы думали...

— Понятно, — сказал Рокси и помолчал. — Сэр, мне хотелось бы взглянуть на документы, удостоверяющие ваши личности.

— Почему? — спросил Уиттен, снова с удивленным видом.

— Сэр, на этом пути мы нередко встречаем много кубинских беженцев.

— Я похож на кубинца?

— Сэр, нам встречается много кубинцев, которые выглядят как мы с вами и даже учились в Гарварде.

Уиттен вздохнул и полез в задний карман брюк за бумажником. Он порылся в нем и передал Рокси свои водительские права.

— Это подойдет? — спросил он.

Рокси изучил права, затем поднял глаза.

— Где вы живете, сэр? — спросил он.

— В Нью-Йорке.

— Где именно?

— ИЗО, Восточная сторона, Шестьдесят пятая улица.

Рокси снова заглянул в права. Затем посмотрел на волосы Уиттена. Снова в права. На глаза Уиттена. Наконец вернул ему документ.

— Это ваша лодка, сэр?

— Нет.

— Мистера Гэмбола?

— Нет.

— Чья же?

— Она принадлежит мистеру Тренчу.

— Где она зарегистрирована?

— В Новом Орлеане.

— На чье имя?

— На имя Джейсона Тренча. А может, на Аннабел, я точно не знаю. Потом мы можем ее спросить. Послушайте, может, вы не поняли. Там внизу беременная...

— Сэр, Док уже спустился к ней и, уверен, делает все, что нужно. Вы можете мне сказать...

В этот момент помощник боцмана «Меркурия» услышал за собой шаги и обернулся. Поднимающийся по трапу мужчина был одет в синие брюки из грубой ткани и в спасательный жилет поверх выцветшей и потертой кожаной голубой куртки. Это был загорелый красивый человек, но его глаза выдавали беспокойство и даже некоторое отчаяние.

— Вы здесь командуете? — спросил он.

— Да, сэр, — ответил Рокси.

— У нас здесь женщина, которой позарез нужна помощь, — сказал тот и, обернувшись к Уиттену, добавил: — Я знал, что нам не следовало выходить в море, знал! — Он снова обратился к Рокси и положил руку ему на плечо, как бы поверяя что-то ужасно личное давнему другу: — Она может родить в любую минуту. Когда мотор заглох...

— Вы — мистер Гэмбол, сэр? — спросил Рокси.

— Да, это так, я Рэндольф Гэмбол. Как...

— Разве никто из вас, джентльмены, не слышал штормового предупреждения, когда вы выходили из Майами?

— Да, но мы разговаривали с Джейсоном... с мистером Трен-чем... и он сказал, что здесь погода ясная. Мы подумали...

— В котором часу вы вышли из Майами? — спросил Рокси.

— На рассвете, — ответил Уиттен.

— Мы рассчитывали в это время уже быть в Охо-Пуэртос, — сказал Гэмбол.

— Но мотор заглох, и мы не смогли его запустить, — добавил Уиттен.

— Топлива у нас полно, — вторил его товарищ.

— У нас был полный бак, когда мы сегодня вышли в море.

— Все равно приборы показывают еще половину запаса. Можете сами проверить.

— Да, — неопределенно хмыкнул Рокси.

Внизу в каюте Эмил Бандер посмотрел на огромный живот женщины, лежащей на верхней койке справа, судорожно вздохнул и облизал пересохшие губы. Женщина тяжело дышала ртом. Ее глаза были закрыты. Лицо было потным, и каждый ее вздох вызывал прерывистую дрожь всего ее громадного тела.

— Мэм! — позвал Бандер.

Женщина простонала и схватилась за живот, широко раскрыв глаза, потом снова плотно смежила века, скрюченными пальцами вцепившись в простыню.

— О Господи! — выдохнула она.

Бандер снова провел языком по губам и спросил:

— Мэм, вы можете... это... у вас начались роды?

— Да, — прошептала женщина. — О Господи, прошу вас, помогите мне.

Бандер отчаянно пытался вспомнить, как учили их в службе спасения принимать роды, и единственное, что всплыло у него в памяти, это необходимость засечь частоту предродовых схваток. Он обернулся к спустившемуся за ним мотористу и нервно сказал:

— Засекайте время ее схваток, Джек.

Затем открыл переносной радиопередатчик и соединился с катером.

— Подождите минутку, — ответил ему радист, и он ждал, прижимая к уху наушник, а у его локтя стонала и корчилась женщина.

Внезапно она вся содрогнулась и схватилась за края койки.

— Вот еще одна, — сказал Бандер мотористу. — Сколько минут прошло с предыдущей схватки?

— Четыре. — Моторист взглянул ему в лицо. — Это хорошо или плохо?

— Ну, у нас еще есть немного времени, — сказал Бандер.

— У меня уже отошли воды, — сообщила женщина.

— Да, мэм, — растерянно ответил Бандер.

— Я вся мокрая, — пожаловалась она.

— Понимаю, мэм.

— Что это значит? — прошептал ему на ухо моторист.

— О чем вы?

— Что значит «отошли воды»?

— Не знаю, — прошептал в ответ Бандер.

— Ртуть-один, это ртуть-один. Прием.

— Слушаю вас, ртуть, — сказал Бандер в микрофон.

— Док, не отключайтесь, здесь капитан.

— Да, — ответил Бандер.

Тут же зазвучал голос капитана:

— Док? Это капитан.

— Да, сэр.

— Что там у вас?

36
{"b":"18555","o":1}