ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я говорил, что скучал по тебе?
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Иллюзия греха
Я енот
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
1984
Слияние
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Тьерри Анри. Одинокий на вершине

Конечно, можно было дождаться его отхода. Это была первая возможность. Он мог лежать здесь, в кромешной тьме закрытого шкафчика, под койкой, и ждать, пока не услышит шума движения катера, а затем выждать, чтобы убедиться наверняка, что он уже далеко в море, и потом просто выбраться на палубу и повести лодку обратно.

При условии, что они оставили ключи...

Но даже если и не оставили...

Нет, на этой лодке не установлена рация! Сколько раз он говорил Джоэлу, чтобы тот оснастил ею «Крис-Крафт», но тот только обещал.

Другой способ действий: проникнуть на борт катера и попытаться остановить его прямо здесь, еще у берега... Нет, это, наверное, глупо!

Костигэн отодвинул выдвижную дверцу шкафчика.

Он знал, что все пятеро уже покинули лодку, и не сомневался, что отплытие катера — дело считанных минут. Но он также знал, что не может пойти на риск — быть обнаруженным, по крайней мере, сейчас, поэтому и действовал с особой осторожностью: тихо выскользнул из шкафчика, выпрямился в полный рост, растирая затекшие шею и плечи, а затем, согнувшись, прошептал:

— Саманта, — и отодвинул дверцу другого шкафчика.

Она спала.

Он едва сдержал смех, улыбнулся, нежно положив руку на ее плечо, и еще раз прошептал:

— Саманта?

Ее глаза мигом открылись, она испуганно глянула ему в лицо и окончательно проснулась. Люк помог ей выбраться из шкафчика, и она, выглянув из-за его плеча в пустую каюту, спросила:

— Они ушли?

— Да. — Он смешался. — Саманта, я не знаю, что делать. Следует ли мне попытаться проникнуть на катер и...

— Нет! — оборвала она его.

— Я хочу остановить их.

— Тогда оставайся здесь. Мы еще можем довести лодку до берега и оповестить полицию.

Он вновь смешался.

— А что, если они забрали с собой ключи от зажигания? — Люк ожидающе взглянул на женщину, желая, чтобы Саманта убедила его, что на самом деле гораздо умнее и безопаснее остаться на борту «Крис-Крафт», так или иначе добраться до берега и передать все как есть в руки полиции.

— Ты можешь добраться вплавь, — предложила она. Он отрицательно покачал головой:

— Мы слишком далеко от берега. Мне не доплыть.

— Хорошо, но ведь кто-то может заметить нас и здесь. Ты не допускаешь такой возможности?

— В темноте?

— Лодка белая. Мы можем зажечь огни и...

— Кто может оказаться на воде после наступления темноты?

— Ну... кто-нибудь, откуда нам знать, а вдруг да окажется?

— Может быть, и окажется, — возразил Люк, — а может, и не окажется.

— Люк, пройдут часы, прежде чем они доберутся до Кубы. Мы наверняка сможем...

— Через семь часов, — прервал он. — Самое большее — через восемь. Лапочка, а нам светит провести здесь всю ночь, не будучи замеченными.

— Но утром...

— Утром будет слишком поздно.

— Взгляни...

— На что?

— Взгляни, мы... взгляни — если ключи здесь наверху, то нам и тревожиться не о чем.

— А что, если их там нет? — обеспокоенно спросил Люк.

* * *

Бенни Праджер стоял на главной палубе, спиной к поручням, и смотрел на рулевую рубку, где Джейсон и Алекс готовились к отплытию. За ним, внизу, мягко покачивалась на волнах «Крис-Крафт». Над ним и вокруг царила флоридская ночь; усыпанное звездами небо, благоухающий воздух.

Он втянул в себя глоток этого пьянящего аромата и вдруг почувствовал, как чья-то рука крепко и безжалостно обвилась вокруг его горла и потащила в тень к передней вентиляционной трубе. Бенни попытался освободиться — вцепился пальцами в руку, стараясь ослабить хватку, открыл рот, задыхаясь. Он чувствовал, как все поплыло перед глазами, легкие вот-вот готовы были разорваться; руки тащили его к ограждению, затем стали поднимать в воздух; глаза его вылезли из орбит, он судорожно вцепился в туго натянутую якорную цепь, которая накручивалась на лебедку. Джейсон, пожалуйста, помоги!.. — мысленно молил он. Звезды, где же вы?.. Какая черная ночь! — это были его последние мысли.

* * *

Гарри Варне стоял на конце мола и наблюдал, как вдали корабль ложится на курс.

Что-то беспокоило его.

Сперва он думал, что причина тому — сам факт, что Джейсон Тренч, которому он безоговорочно верил и не раз на деле доказывал свою преданность и лояльность, отбыл, даже не попрощавшись с ним. Ну, что еще ждать от белого? Думал он и сразу же отбросил эту мысль, не позволив ей развиться дальше. Для него подобное не было неожиданным и, пожалуй, даже не главным. Причина, из-за которой он участвовал в экспедиции, состояла не в том, что Гарри всерьез поверил во весь этот треп о братстве белых и цветных. Гарри поверил в свободный и единый мир, избавившийся, наконец, от нависшей над ним угрозы коммунизма, равно как и от угрозы ядерного уничтожения, страшной тенью нависшей над всем человечеством. Поэтому теперь он никак не хотел ставить Джейсону в вину его забывчивость. Да и, кроме того, не исключалось и такое — сам тот факт, что Джейсон белый, мог и не иметь никакого отношения к его нежеланию — терять время на то, чтобы попрощаться. Мысли Джейсона занимали куда более важные вещи, нежели желание сказать «прощай» одному из членов своей группы.

И все же Гарри доставило бы удовольствие сказать: «Удачи тебе, Джейсон!» И еще обратиться к нему на прощанье со словами: «Сделай это, Джейз! Отправляйся туда, чтобы стереть этих комми с лица земли! Избавь нас от них, Джейз! Отведи нависшую над всеми опасность. Сделай это, друг!»

С какой бы радостью он пожал руку Джейза и сказал бы ему все это!

Ну, а может быть, Джейз был все-таки зол на Гарри за то, что он позволил сбежать Костигэну и его бабе? Однако Тренч не выглядел особенно огорченным, даже когда их так и не удалось найти. Джейсон, казалось, просто-напросто махнул на них рукой.

И вот тут Гарри вдруг понял, что беспокоит его в самом деле: он вспомнил, что Костигэн и его женщина еще были в малярной, когда у Клайда развязался язык и им стало доподлинно известно о планах Джейсона Тренча, а теперь Костигэн с его бабой остались на свободе и уже наверняка выбрались из города. И это тогда, когда Джейсон там, на катере, отплыл туда, где его, возможно, уже поджидают орудия военно-морского флота!

О Боже Всемогущий! — подумал Гарри.

Он, Барнс, должен был еще тогда сказать ему об этом. Должен был предостеречь, а сейчас уже слишком поздно, катер в пути.

И Гарри начал размышлять, почему же он не догадался обо всем вовремя доложить Джейсону?

* * *

Давно забытые чувства и воспоминания нахлынули на Джейсона, пока он стоял подле рулевой рубки на мостике катера, ощущая вкус соли на губах и испытывая щемящую сердце подлинную радость, вернувшись в мыслях в те золотые деньки на борту 832-й, когда не только весь Тихий океан, но и весь мир принадлежали ему и девяти морякам команды, включая его самого. Его обуревало чувство, доселе неведомое ему, чувство своей значимости и сознания того, что его любят и уважают. В университете ему всегда приходилось дожидаться, когда освободятся столики в студенческой столовке, и старшекурсники окликали его «Бой!», словно Джейсон был ниггером. Его старший брат обычно присылал ему одежду, которую сам уже не мог носить, а затем, когда брат пошел в армию в январе 1942 года — сразу после Пёрл-Харбор, — то и вообще прекратил присылать что-либо. Его имя было Калеб, его обычно так и называли — Калеб, и он погиб в Италии несколько лет спустя. К этому времени Джейсон был уже на Тихом океане со своей командой и узнал о смерти старшего брата лишь через два месяца, после того, как тот погиб, да и то только потому, что его известила об этом в своем письме Аннабел. Апекс Уиттен, который был старпомом на 832-й, младший лейтенант из Нью-Хэвена, штат Коннектикут, взглянул на Джейсона, пока тот читал письмо, и затем спросил:

— Что в нем?

— Ничего, — ответил Джейсон, скомкал письмо и выбросил за борт. Той ночью он напился вдрызг смесью грейпфрутового сока с торпедной жидкостью. Клэй Прентис не мог добудиться его даже на следующее утро и подумал, что он мертв, так как глаза его были полуоткрыты и он лежал на спине, словно безжизненный труп.

59
{"b":"18555","o":1}