ЛитМир - Электронная Библиотека

— Аххх! — ответил японец. — Аххх!

— Есть у тебя лишние доски? Отвечай! — Тренч терял терпение.

— Кимо, — произнес япошка. — Кимо! — И он как-то нехорошо ухмыльнулся.

Эта тупая сволочь вообразила, что мне не терпится трахаться, мелькнуло в голове Джейсона. Поэтому и называет имя местной шлюхи.

— Да, мне все известно про Кимо! — кивнул он. — Но мне нужны дрова. Ты можешь дать мне немного дров? Чтобы сжечь? То, что не собираешься использовать сам? О дьявол! Не имеет смысла пытаться тебе что-либо вдолбить в башку! — дошло, наконец, до Тренча.

Он отвернулся от японца и побрел обратно к угасающему костру, когда дверь халупы Кимо открылась.

Джейсон ожидал, что ее «друг» окажется американцем, возможно, даже тем самым сержантом, по поводу которого подшучивал над ней в прошлый раз. Но тот, кто вышел из хижины, был японец, все еще носящий форму; его загорелое лицо заросло бородой, словно он только что вернулся с какого-нибудь острова в Тихом океане, где скрывался высоко в горах, поедая своих дружков и стреляя в американцев. Джейсон развернулся и пошел к аккуратно уложенному штабелю свежего леса возле дома и вытащил из него длинную доску.

— Я беру это! — сообщил он плотнику и начал отходить с доской в руках, всячески избегая смотреть на трогательную сцену прощания, происходившую у двери Кимо: мужик низко кланялся, оттопыривая задницу, Кимо скромно застыла на пороге, словно девочка-подросток, вернувшаяся домой после долгой ночной прогулки. Джейсон тем временем подошел к костру, разломал, как сумел, доску на щепки о колено и бросил их в костер, где еще плясали жидкие язычки пламени. И вдруг мысль, подобно некоему импульсу, возникла в его мозгу. Джейсон опять направился к строящемуся дому и забрался на настил крыльца, где работал плотник.

— Ты строишь себе отличный домик, косоглазый. Но не рано ли? — спросил он. — А ну, прочь с моей дороги, катись хоть к самому дьяволу! — С этими словами он оттолкнул плотника в сторону, вцепился обеими руками в только что закрепленную планку и отодрал ее от стены.

Глаза плотника от удивления полезли на лоб. Джейсон швырнул планку с настила и затем с силой пнул ногой в выдвижную дверь. И пока плотник пребывал в состоянии беспомощного оцепенения, высадил тщательно подогнанные доски из дверной рамы.

— Ну, что скажешь, ты, тупая сволочь? — заорал Джейсон. — Я разнесу твой дерьмовый домишко по кускам, как насчет этого? — Он оторвал еще одну планку, пробил пинком раму, обтянутую бумагой — и весь этот проклятый дом на его глазах начал разваливаться. — Дерьмовая дешевка! Одно слово: «Сделано в Японии»! Единственная стоящая вещь тут — это жемчуг. Джейсон схватил топор и свирепо начал им крушить все подряд: разнес в щепки одну стену, затем другую, кромсая бумагу и дерево, превращая дом в груду обломков. И наконец, со злобным восторгом швырнул топор к ногам дрожащего от страха плотника. Потом спрыгнул с настила и зашагал туда, где Кимо наблюдала за ним из двери своей халупы. Ее «друг» уже ушел, поэтому Джейсон собирался теперь как следует проучить и ее. Но если она думает, что то, что он устроил погром с этим домом — ужасно, то пусть знает: это еще цветочки, и готовится к тому, что ее тоже ждет сюрприз, потому что он шутить ни с кем из них не намерен.

Плотник плачущим голосом произнес что-то на своем языке.

Это могло быть только рыдание, и когда Джейсон обернулся, этот человек стоял на настиле крыльца своего уничтоженного дома, стиснув в руках головку молотка и пытаясь насадить ее на рукоять; пальцы рук его дрожали, по щекам текли обильные слезы досады; он едва сдерживал свой гнев.

— Ты что-то сказал, приятель? — спросил Джейсон как ни в чем не бывало.

Человек отрицательно покачал головой. Дрожа и всхлипывая, он всячески старался не встречаться с глазами Тренча.

— Но я же слышал, как ты что-то сказал? — настаивал Джейсон.

Человек ничего не ответил, только судорожно трясся всем телом.

У себя за спиной Джейсон вдруг услышал приближающиеся шаги Кимо. Он вспрыгнул на настил, одним сердитым рывком притянул японца к себе, схватил за грудки и с силой обрушил кулак на его физиономию. Человек рухнул на настил, и Джейсон зло пнул его в голову. И тут услышал, как вскрикнула Кимо. Он стремительно развернулся, спрыгнул с настила и побежал за ней, поймал ее возле костра, рванул за кимоно и повернул к себе — кимино широко распахнулось, взметнувшись как крылья над ее обнаженными животом и ногами. Джейсон ударил ее по лицу, обозвал «дешевой маленькой шлюхой» и опять ударил по щеке. Костер высоко взметнулся языками пламени, охватив сухие доски, брошенные в него Джейсоном. Он продолжал бить Кимо по лицу в ярком свете костра, пока она не рухнула на колени; кровь струилась у нее из носа и изо рта, кимоно было широко распахнуто. До него едва дошло, что в какой-то момент два морских пехотинца ухватили его за руки и крепко держат. Джейсон глянул сверху вниз на Кимо и сказал:

— Ты не имеешь со мной никаких дел, дорогуша. И никогда не имела прежде, понятно?

Кимо взглянула вверх, на него. Сквозь сломанные передние зубы и разбитые губы она процедила на английском:

— Ты сукин сын, сволось, вор с серного рынка, нехолосая сволось, толгас! — и для пущей важности, чтобы втереться в доверие к военной полиции, она добавила: — Я токийская слюха.

Полковник морских пехотинцев обыскал Джейсона и нашел у него японских йен на сумму две тысячи пятьсот двадцать один доллар.

— Да тут целая куча денег! — заметил полковник.

— М-м-м-м, — только и пробурчал в ответ Джейсон.

— Откуда у вас столько денег?

— Повезло в карты.

— Почему вы избивали эту женщину?

— Они пытались завалить меня.

— Кто это такие — они?

— Она и вон тот тип, который возле дома. Я просто прогуливался по улице, а они набросились на меня.

Полковник ухватил себя за переносицу большим и указательным пальцами и вздохнул. Два морских пехотинца из военного патруля, сграбаставшие Джейсона, теперь просто стояли, сжимая в руках свои белые дубинки.

— Эта женщина утверждает, что вы замешаны в махинациях на черном рынке, — сказал полковник. У него был ровный сухой голос.

— Она спятила, — ответил Джейсон. — Никогда в жизни не видел ее до сегодняшнего вечера.

— А она говорит, что знает вас.

— Это ложь!

— Она утверждает, что ваше имя Джейсон Тренч. — Полковник внезапно разжал пальцы на переносице и поднял глаза. — Вас действительно так зовут?

Джейсон ничего не ответил.

— Она говорит, что вы купили в прошлом месяце краденого жемчуга на сумму свыше пятнадцати тысяч долларов и что вы здесь затем, чтобы купить еще.

— Откуда мне было взять столько денег? — возразил Джейсон.

— Не знаю. — Полковник пожал плечами. — А откуда вы достали японских йен на две тысячи пятьсот двадцать один доллар?

— Я уже сказал вам — выиграл в карты.

— И где же?

— На борту лодки.

— И какой же?

— 832-й.

— Вы шкипер?

— Да.

— Мы собираемся опросить ваших людей на предмет карточной игры, пока вы будете находиться у нас. С вами все в порядке?

— Сэр...

— Да?

— Сэр, вы собираетесь слушать эту старую японскую шлюху или же вы...

— Хватит! — оборвал его полковник.

— Хорошо, я боюсь...

— Все, что мы намерены делать, — это продержать вас здесь, пока будем опрашивать вашу команду об игре в карты, которая, по вашим словам, имела место на борту вверенной вам лодки. Затем мы...

— Ну, я не помню точно — было ли это на борту именно этой лодки. Могло быть и с армейскими ребятами на берегу, да мало ли где.

— Тогда нам придется попросить вас показать нам вашу карточку и знаки различия. Возможно, вы вовсе и не Джейсон Тренч. Может, эта женщина имеет в виду кого-то другого?

— Нет. Меня и в самом деле зовут Джейсон Тренч!

— О-о-о?!

— Они оба пытались завалить меня. Она остановила меня на улице, а он подкрался сзади — и они вместе насели на меня.

64
{"b":"18555","o":1}