ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давай, Санчес, — сказал Рурк, отчаянно пытаясь спасти свою репутацию, — бросай свои отговорки! Два свидетеля тебя опознали. Почему ты сделал это?

— Нет, я этого не делал, — тихо сказал Санчес, бесцельно двигая руками. — Мистер Рурк, честно. Послушайте, послушайте, меня самого били, мистер Рурк! И у меня отбирали деньги. Я бы никогда так не поступил, поверьте мне!

— Ты лжешь, — сказал Рурк. — Когда это тебя избили?

— Месяц, а может, два назад.

— Да врет он, — сказал Карлтон. — Вы разве не видите, преп? Давай, вешай лапшу на уши!

— Нет! — твердо заявил Санчес. — Я не вру. Меня избили и ограбили.

— Где?

— На первом этаже, — сказал Санчес. — На лестнице рядом с аудиторией. Клянусь вам, мистер Рурк!

— Во заливает! — вставил Карлтон, и по рядам мальчишек пробежал шепоток.

— Он врет, — принялись скандировать они. — Он врет, врет, врет…

— Нет! — закричал Санчес. — Мистер Кэмп, вы же знаете!

Вы же знаете, что я говорю правду!

Дейв ничего не ответил. Он облизнул губы и пристально оглядел класс, а потом посмотрел на Рурка. Он никак не мог заставить себя посмотреть на Санчеса.

— Так кто избил и ограбил тебя? — заорал Рурк, сменив тактику. Он знал, что Санчес не осмелится обвинить Карлтона. — Если ты не лжешь, кто это сделал?

Санчес заколебался, смотря на Карлтона.

— Я…

— Кто это сделал? — настаивал Рурк. — Кто? Карлтон лениво сунул руку в карман, вытащил оттуда какой-то предмет и положил на стол. Дейв несколько мгновений разглядывал это, прежде чем понял, что это было. Ручка от крышки мусорного бака, ловко перекрученная так, что надевалась на сжатый кулак. Внешняя поверхность металла была зазубренной и твердой и отражала лучи утреннего солнца. Карлтон толкнул железяку перед собой по столу, явно забавляясь.

— Давай, Санчес! — сказал Рурк. — Мы все знаем, что ты лжешь, поэтому не пытайся…

— Я не лгу, — упрямо повторил Санчес.

Он замотал головой, и у него стали наворачиваться на глаза слезы. Он сжимал и разжимал кулаки, лежащие у него на коленях. Дейв наблюдал за ним, чувствуя сильное сострадание к мальчику, внезапное безграничное чувство братства, но не позволял эмоциям одержать верх над разумом и телом, не позволял нарушить порядок мыслей в голове. Он старательно избегал неприятных ситуаций с тех самых пор, как пришел в профтехучилище, и не хотел ввязываться в неприятности сейчас. До перемены оставалось всего пять минут, и тогда все будет забыто. Рурк загладит свой промах, забудет о Санчесе, и никто не будет обижен.

Возможно, за исключением Санчеса.

Ну, конечно, никаких обид, никаких разбирательств у Хэмптона по одному только подозрению в избиении и воровстве, в чем обвиняют мальчика, который и мухи не обидит, мальчика, тихого, как… тихого, как…

— Кто? — повторил Рурк. Пот градом катился у него по лицу и скатывался на воротничок рубашки. — Так кто, Санчес? Кто ограбил тебя?

Теперь слезы свободно катились по лицу мальчика. Его губа дрожала, и он не мог унять слез, хотя тер кулаками глаза и мотал головой, не отводя взгляда от медного кастета на столе Карл-тона. Понимая, о чем тот его предупреждает кастетом, прекрасно зная, что он им наверняка воспользуется, когда будет бить его по лицу, он продолжал мотать головой и лить слезы, и все его тело начало дрожать, словно что-то в его глубине с трудом старалось выбраться на поверхность. Его худое тело ужасно сотрясалось, и Дейв смотрел на него, снова ощущая острую жалость и стремление помочь и одновременно нежелание вмешиваться.

И тогда вдруг, словно он больше не мог сдерживать то, что было у него внутри, Санчес вскочил на ноги. Его карие глаза сверкали, несмотря на то, что из них текли слезы. Какое-то мгновение он боролся с последним приступом дрожи, а потом то, что было внутри его, поднялось к горлу, его губы раскрылись.

— Нет! — закричал он. — Я не боюсь! Я не боюсь твоего медного кастета!

Дейв увидел, что Карлтон надел ручку от мусорного бака себе на пальцы и сжал кулак. Санчес бросил еще один взгляд на самодельный кастет, а потом, запрокинув голову, заорал:

— Карлтон! — словно освобождал свое тело от чего-то мерзкого и скользкого. — Карлтон избил меня, Карлтон отнял у меня деньги! Это Карлтон!

Карлтон вскочил со своего места и стал выходить к учительскому столу. Кастет блестел в его руке.

— Ах ты, мерзкий сукин сын! — начал он, а Дейв смотрел на него, удивляясь тому, что Санчес бросил вызов Карлтону, удивляясь, что такой маленький мальчик выдержал и бросился на борьбу с несправедливостью, защищая главное в жизни.

Карлтон метнулся мимо Дейва, и тот увидел, как блестит под лучами утреннего солнца, падающими от окна, кастет. И тут Дейв понял, что всю свою жизнь избегал неприятностей, всю свою поганую жизнь!

Дейв увидел, как его рука машинально выдвинулась, а потом оказалось, что от этого Карлтона развернуло. На какое-то мгновение выражение лица Карлтона изменилось. Ненависть сменилась изумлением, а потом изумление исчезло, и его рот скривился в ухмылке именно в тот момент, когда кулак Дейва заехал ему с размаху в челюсть.

Дейв почувствовал, как все его тело пронзило ликование, и понял, что чувствовал Санчес, когда, запрокинув голову, заорал: «Карлтон!» Он увидел, как Карлтон рухнул снопом к его ногам, и неожиданно все ребята в классе принялись орать и улюлюкать в знак одобрения, а Рурк стоял столбом в удивлении, и все лицо его было вымазано этим удивлением, словно кремом для бритья.

— Что ты делаешь? — спросил он. — Дейв, тебе не следовало бить его. Какого черта ты собираешься…

— Заткнись! — прервал его Дейв. Непривычное слово вызвало улыбку на его лице и незнакомый привкус на языке. — Это моя группа, черт побери, и я разберусь с ней сам, а тебя это совершенно не касается! А теперь уводи отсюда своих парней!

— Что? — спросил Рурк. — Что?!

Дейв повернулся к Рурку спиной, а потом подошел к Карлтону и отобрал у него самодельный медный кастет. Он подбросил его на ладони и почувствовал на себе взгляды Санчеса и Рурка, выходящего из аудитории со своими ребятами. Он не обратил ни малейшего внимания на Рурка. Он ответил на взгляд Санчеса, а потом сказал:

— Мы позаботимся о Карлтоне, не волнуйся. Мы отправим его туда, где ему самое место. Если, — он помолчал, — если ты захочешь рассказать директору то, что ты рассказал… на суде.

— Я ему расскажу, — пообещал Санчес и посмотрел на медный кастет, лежащий у Дейва на ладони. — Спасибо вам, мистер Кэмп, — добавил он. — Он мог бы…

Дейв улыбнулся ему в ответ.

— Нет, — сказал он, — это тебе спасибо, Санчес. И Санчес улыбнулся ему в ответ, несмотря на то, что не совсем понял смысл слов учителя.

4
{"b":"18558","o":1}