ЛитМир - Электронная Библиотека

Он усмехнулся про себя – интересно, как он будет рассказывать ей эту историю с блохами, если она задаст естественный вопрос, за какое нарушение его отчислили? В конце концов, он не обязан отвечать ей.

Но женщина ничего не спросила. Она на мгновение забыла об Эрвине, охваченная какой-то мыслью.

– За дисциплину? – повторила она про себя. – Неужели Неукротимый так постарел?

Эрвин не понял, кого она имеет в виду. Изумление схлынуло, и он вспомнил, что собирался ей сказать.

– Разве вам не известно, что предсказание будущего делает почти невозможным его изменение? – строго спросил он.

Карие миндалевидные глаза обратились на него.

– Известно, – сказала она, – но люди хотят знать будущее не для того, чтобы его менять. Они хотят его знать, чтобы обсуждать с соседями, хвалиться им или жаловаться на него. Кроме того, я никогда не предсказываю плохого. Когда я вижу что-то очень плохое, я лучше промолчу.

– Но есть же другие способы зарабатывать на жизнь. Почему именно этот?

– А почему ты маг?

– Я? – Эрвин задумался – действительно, почему? – Я маг потому, что я маг. – А что еще он мог ответить?

– Вот и я тоже. – Она вздохнула. – Но в академию берут только мужчин.

У него возникло странное чувство, что они ровесники – может быть, из-за этой детской растерянности, которая начинала исчезать с ее лица.

– Понимаю… – кивнул он. – А кто такой Неукротимый?

– Ты этого не знаешь? – Она печально покачала головой. – Неукротимый Зербинас – ваш ректор.

Действительно, ректора академии магов звали Зербинасом, но никто из учеников не обращался к нему по имени. В академии было принято называть его архимагистром. Эрвин кивком попрощался с предсказательницей и пошел дальше. Вокруг него кипела рыночная суета, но он был уже не здесь и не сейчас, захваченный воспоминаниями.

* * *

В тот день они с Дартом стояли в кабинете ректора – просторной угловой комнате главного корпуса с окнами на фасад и балконом на боковую сторону. Архимагистр сидел за своим столом, уставив взгляд в полированную поверхность, словно не замечая присутствия учеников.

– Вы унизили достоинство старого, уважаемого всеми человека, – сказал он столу. – Я еще мог бы понять это, если бы вам было, допустим, по десять лет. Но в этом году вы должны были оставить академию, чтобы работать самостоятельно.

Эрвину тогда сразу же не понравился этот оборот – “должны были”.

– И не только работать, но и блюсти честь академии. Не могу себе представить, как могут блюсти ее честь люди, способные на такие поступки.

Он замолчал. Эрвин почувствовал, что нужно что-то сделать.

– А зачем этот Барус все время говорил про блох?! – запальчиво сказал он. – Уважаемые люди так не говорят. Он первый начал унижать наше достоинство.

– Барус – старый человек, это нужно понимать. Вы еще узнаете, что такое старость.

– А он уже знает, что такое молодость, – возразил Эрвин. – Если он знает больше нас, это ему нужно понимать.

– Эрвин! – дернул его за рукав Дарт. – Не надо.

– Я вызвал вас, чтобы сообщить вам, что с завтрашнего дня вы больше не являетесь учениками нашей академии, – не меняя интонации, произнес ректор. – Вы свободны.

Только теперь Эрвин вспомнил, что архимагистр так и не поднял на них глаз.

* * *

– Тирса! Меня зовут Тирса! – Слова ударили ему в спину, вырывая из пелены воспоминаний. Он вздрогнул и обернулся.

Вслед за ним бежала предсказательница. Не добежав нескольких шагов, она остановилась.

Их глаза встретились.

– Меня зовут Тирса, – повторила она. – Я живу вон там, в переулке. – Она указала рукой за ряды. – Может, пригожусь…

Для чего она могла пригодиться? Не для колдовства же – это понимали они оба.

– Меня зовут Эрвин. – Он кивнул. – Спасибо.

– Вон там, в переулке… – Она снова показала рукой.

– Спасибо.

Они еще раз кивнули друг другу и разошлись.

Эрвин еще не все обошел здесь, но у него пропало всякое желание продолжать обход этой выгребной ямы чародейства. Он вышел с рынка как раз напротив переулка, который указывала Тирса. Может быть, и впрямь зайти к ней? Конечно, он знал и умел все, что знала и умела она. И гораздо больше. И гораздо лучше. Но она давно жила в Дангалоре и могла знать, где требуется работа, с которой не справится эта банда шарлатанов. Кроме того, он никак не мог забыть ее слова о Неукротимом Зербинасе. Что она знала о нем?

Однако сейчас было не время идти к ней. Она ходила по рынку и искала желающих узнать свое будущее. Вернее, один из вариантов своего будущего, который после ее предсказания становился единственным. В чем-то Эрвин был согласен с ней – большинству людей все равно, какой вариант жизни осуществлять, если только он не слишком плох. Подумав, что можно будет зайти к ней попозже, когда она освободится, он решил подождать до вечера в маленькой уютной гостинице, которую подыскала им Дика.

– Уже вернулись? – встретил его буфетчик, когда он вошел в дверь.

Эрвин собирался подняться наверх, но спешить было некуда, и он остановился у стойки поговорить.

– Да, рынок недалеко, – сказал он.

– Что-нибудь подыскали?

– Так, посмотрел. – Он неопределенно повел плечом.

Буфетчик глянул направо, налево, затем наклонился поближе к уху Эрвина.

– Молодой человек, вы, случайно, не колдун? – приглушенно спросил он.

– Зачем это вам? – удивился Эрвин.

– Когда вы с другом ушли, мы здесь разговорились о вашей… – он указал глазами на пазуху Эрвина, – приятельнице. И один из посетителей рассказал мне, что недели две назад у него в доме, завелось какое-то чудовище – по вашей части. Сидит в подвале, стонет, в доме ужас, семья съехала к соседям, кого только не вызывали – ничего не могут сделать. Так оно там и торчит. Он просил меня узнать, не умеете ли вы с такими обращаться. Все-таки не у каждого… – Он снова указал глазами на пазуху. – А?

– Можно попробовать, – согласился Эрвин. – Хотя я ничего не могу обещать, пока не посмотрю сам.

– Конечно, – кивнул буфетчик. – Все уже поняли, что дело непростое. Сейчас я позову слугу, он вас проводит.

Он вышел и кликнул слугу с кухни. Эрвин пошел за слугой по улице, удивляясь такому повороту судьбы. Только что он искал работу, а теперь она сама нашла его. На соседней улице позвали хозяина дома, в котором поселилось чудовище. Тот обрадовался Эрвину как родному.

– Сюда, пожалуйста, – провел он Эрвина за невысокий заборчик, где стоял добротный двухэтажный дом с садиком. – Входите, не заперто – все равно сюда никто не полезет…

– В подвале, говорите?

– Да, в подвале. – Чем ближе они подходили к крыльцу, тем дальше он отставал от Эрвина. Тот с каждым шагом все сильнее ощущал чье-то мощное чужое присутствие.

– Где подвал?

– Как войдете – налево. Там будет люк с лестницей. – Хозяин остановился. Весь его вид выражал, что он не сделает дальше ни шагу.

Эрвин поднялся на крыльцо и вошел внутрь. Чужое присутствие становилось нестерпимым. Понятно, почему в этом доме не могли оставаться люди. Кроме того, в подвале кто-то сидел. Видимо, он был не враждебен, иначе простым испугом не обошлось бы.

Лапки кикиморы вцепились в его рубашку.

– Дика боится, – пискнула она. – Пойдем отсюда.

– Не бойся, Дика, здесь нет ничего опасного, – сказал он вслух, а про себя добавил: “Не бойся, Эрвин”.

Он дошел до люка и потянул крышку на себя. Тяжесть-то какая! Неужели вдобавок ко всем магическим наукам магу требуется еще и сила грузчика?

Подалась наконец. Эрвин откинул ее и заглянул внутрь. Там мерцало и ворочалось странное существо с отростками непонятного назначения.

Ничего подобного в учебниках академии не встречалось. Что это было – зверь или расовое существо? Если зверь, то насколько он разумен? Эрвин принял за рабочую гипотезу, что это волшебный зверь.

12
{"b":"1856","o":1}