ЛитМир - Электронная Библиотека

Стоянка караванов размещалась неподалеку от гавани. Выслушав прощальные напутствия, Эрвин расстался с караванщиками и начал свою кейтангурскую жизнь с поисков подходящего жилья. Осознав по дангалорскому опыту важность хорошего места, он не пожалел усилий, чтобы подыскать такое место, но Кейтангур, похоже, страдал безнадежным отсутствием таковых. Во всех обнаруженных Эрвином гостиницах царили грубость, грязь и дороговизна. Полдня он бродил по городским улицам, расспрашивая о жилье всех подряд, пока ему наконец не указали одноэтажный дом, где сдавалась комната.

Хозяйка этого дома, вдова, недавно выдала замуж последнюю дочь и теперь сдавала освободившуюся комнату внаем. Это была просторная и светлая комната с мебелью и протертым ковром на полу, с окнами на боковую сторону дома, за которыми пестрел полуосыпавшийся цветничок. Эрвин договорился с хозяйкой о жилье и питании по вечерам “ расплатился за неделю вперед.

Наутро он отправился бродить по Кейтангуру, чтобы запомнить расположение основных районов и улиц города. Тирса рассказывала ему, что наряду с мясницкими, сенными и гончарными улицами здесь есть Колдовской тупик, где живет множество колдунов самых различных специальностей и размещается множество лавок с магическими товарами, где стоит знаменитая “Зеленая корова” – таверна магов, в которой назначают встречи, обмениваются новостями, ищут работу, заходят и просто так, посидеть за кружкой настоя из трав.

Ближе к обеду Эрвин решил, что пора навестить эту достопримечательность, и стал расспрашивать прохожих, как пройти к Колдовскому тупику. Горожане неплохо знали это место, и вскоре он уже входил в узкую улочку, дома на которой словно понятия не имели о том, что у приличных городских построек принято выравниваться в ряды. Некоторые из них выступали вперед, другие прятались подальше от дороги, иные норовили развернуться под углом к ней, отчего обе их смежные стены могли считаться фасадными. Из-за этого улочка виляла так, что впереди виднелось не больше двух-трех домов с каждой стороны.

Эрвин прошел ее до конца и насчитал около трех десятков домов различной формы и размера, преимущественно двухэтажных. Не меньше десятка из них имели на нижних этажах лавки с вывесками, на которых были изображены пучки трав или медальоны, означающие ингредиенты или амулеты. На одном из домов маячила огромная вывеска, где чуть ли не в натуральную величину было намалевано зеленое животное, отдаленно напоминающее корову. Под выменем коровы была пририсована зеленая кружка величиной с ведро, из которой стекала такая же зеленая пена.

Улица заканчивалась глухим тупиком, упиравшимся в высокую каменную стену, служившую задней стеной какого-то городского сооружения. Не дойдя до нее шагов тридцати, Эрвин, уже готовый повернуть обратно, вдруг почувствовал присутствие канала. Он подошел ближе и обнаружил вход в канал, расположенный прямо на стене тупика. Трудно было представить, что это случайное совпадение. Либо улица была построена с учетом этого канала, либо канал… Но такое не укладывалось в воображении Эрвина – в академии всегда говорили, что каналы – это естественные образования, и никогда не упоминали о том, что канал может быть создан искусственно.

Он развернулся и начал заходить во все лавки подряд, чтобы ознакомиться с имеющимися в них товарами. Содержимое этих застекленных прилавков из лакированного дерева, где на замшевых подушечках лежали редчайшие амулеты, было несравнимо с жалким содержимым дангалорских лотков. Эрвин мог поклясться чем угодно, что кое-что из продающегося здесь невозможно было найти даже в академии. Вот этот, например, отражатель психических атак или этот заклинатель кридов… Эрвин попытался представить себе место, где невозможно обойтись без заклинателя кридов, но потерпел неудачу.

Тирса посоветовала ему отыскать лавку старого Ламана, ее хорошего знакомого, и обратиться к нему от ее имени. Эрвину указали лавку Ламана, но за прилавком был только помощник, сказавший, что старик ненадолго вышел. Чтобы скоротать время, Эрвин решил зайти в “Зеленую корову”, тем более что он сегодня еще ничего не ел. Он вошел под зеленую вывеску, помешкал на пороге, дожидаясь, не скажет ли чего из-за пазухи кикимора. Дика промолчала, и он прошел внутрь.

Все столы в таверне были небольшими, на двоих или на четверых. Они были расставлены у окон и вдоль боковых стен, стойка занимала дальнюю половину боковой стены, а вся середина помещения до стены напротив входа была пустой. На противоположной стене висел яркий настенный ковер, разрисованный фантастическими животными. Картинка на ковре была, прямо скажем, веселенькая, но Эрвин ошеломленно уставился на нее вовсе не поэтому. Помимо картинки, на этой стене был канал.

Это было уже слишком – два странно расположенных канала в одном месте. Эрвин оглядел посетителей, затем хозяина таверны, вышедшего с подносом из двери в дальнем углу помещения. Хотя до обеда было еще долго, в таверне сидели несколько человек. Хозяин подошел к одному из них и поставил перед ним поднос, на котором стоял глиняный кувшин с крышкой и тонко выточенная деревянная кружка, накрытая ситечком. Посетитель снял с кувшина крышку и начал переливать его содержимое через ситечко в кружку, а хозяин занял свое место за стойкой.

– Дика, как тебе здесь? – не удержался от вопроса Эрвин. Он не мог понять, как ему здесь, – такой необычной была атмосфера этой таверны по сравнению с другими подобными заведениями.

– Большая магия, – пискнула кикимора и оживленно закопошилась у него за пазухой, хотя обычно в это время суток она бывала сонной и малоподвижной. Видимо, большая магия разбудила ее.

Эрвин почувствовал на себе взгляд хозяина. Тот заметил нового посетителя и оценивающе рассматривал его.

– Что будете заказывать? – спросил он, перехватив взгляд Эрвина. – Настой, отвар, бальзам, эликсир?

– А еда у вас есть?

– Разумеется. Жареная рыба, отварной розовый моллюск с зеленью, салат из водорослей. Топленое молоко с орехами – вчерашнее. Сегодняшнее еще не успели приготовить.

– А какие у вас настои? – спросил Эрвин.

Хозяин начал перечислять ему имеющиеся в таверне травы и время их приготовления. Эрвин наконец остановился на легком тонизирующем составе, требующем двадцатиминутного прогревания на пару, и заказал к нему розового моллюска с зеленью.

– И два сырых яйца, – высунулась из-за его пазухи голова Дики.

Эрвин содрогнулся от мысли, что сейчас будет, но хозяин и бровью не повел, увидев перед собой кикимору. Видимо, здесь появлялось и не такое. Облегченно вздохнув, Эрвин уселся за угловой столик у окна – удобное место под пальмой в кадке, откуда хорошо виднелась и улица, и помещение таверны.

Хозяин ушел на кухню заваривать настой, а Эрвин остался ждать заказ, разглядывая окружающую обстановку. Здесь царила непривычная, но приятная атмосфера, в которой было уютно посидеть и расслабиться. Пожалуй, нужно было почаще заглядывать в эту таверну магов.

Вдруг посреди таверны возникла высокая фигура в синем плаще. Просто так, ниоткуда. Это бы еще ничего, потому что Эрвин имел представление о том, как появляются из канала, – но эта фигура была синекожей, красноглазой и с волосами странного красно-рыжего оттенка. Ее с натяжкой можно было назвать человеческой, потому что она принадлежала высокому и широкоплечему существу мужского пола. На широком плече этой фигуры восседало нечто вроде побитого молью чучела летучей мыши, но это чучело имело длинную вытянутую пасть, усеянную мелкими треугольными зубами, и шиповатый вырост на затылке.

По этим признакам Эрвин распознал птерона – вероятно, карликового. Но если с птероном хоть что-то прояснилось, его хозяин принадлежал к неизвестной Эрвину расе. Спрашивается, чему же их учили в академии, если в кейтангурские таверны запросто заглядывают представители совершенно не известных ему рас?

Остальные посетители, кажется, нисколько не удивились внезапному появлению этой парочки. Мужчина с птероном на плече уверенным шагом подошел к соседнему с Эрвином столику и уселся там поджидать хозяина. Вскоре тот вышел из кухни с заказом Эрвина, поставил отварных моллюсков перед ним, а блюдце с двумя сырыми яйцами – перед Дикой, которая уже выкарабкалась из-за пазухи Эрвина и уселась на столе. Обслужив их, хозяин подошел к новому посетителю.

27
{"b":"1856","o":1}