ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11

В таверну они попали только к вечеру. Расставшись с портовым комендантом, Дарт захотел пройтись по набережной и посмотреть на большие корабли дальнего плавания. Затем, не удовлетворившись рассказами о продающихся в Колдовском тупике амулетах, он затащил своего друга на прогулку по лавкам колдунов, и они повторили позавчерашний путь Эрвина, подробно рассматривая каждый необычный амулет и обсуждая его достоинства и недостатки.

Они зашли и в лавку Ламана, где Эрвин остановился поговорить со стариком.

– Ну как прошло то дело? – поинтересовался у него Ламан.

– Пока отпустили, – коротко ответил Эрвин. Ему не хотелось вспоминать эту историю, доставившую ему столько неприятностей. – Нет ли у вас каких-нибудь дел поспокойнее?

– Пока нет, – покачал головой старик.

“Зеленая корова” была заполнена посетителями. Оставались свободными только два стола по обе стороны от входа, и Эрвин с Дартом сели за один из них. Крепко спавшая за пазухой Эрвина Дика мгновенно проснулась и вылезла оттуда, усевшись на стол между ними.

Эрвин еще не бывал в “Зеленой корове” вечером. Ему бросилось в глаза отличие этой таверны от остальных, в которые он заходил, когда подыскивал жилье. Здесь не было ни пьяного гомона и духоты, ни танцев под дешевую музыку, ни полуодетых девок, снующих между завсегдатаями. Середина зала по-прежнему пустовала, за столами сидели по одному-два человека, либо переговаривавшихся вполголоса, либо молча пивших свой настой. Только за одним столом сидели четверо, казавшиеся одной компанией, но и они вели себя тихо, обсуждая что-то между собой. Казалось, сюда приходили не поговорить, а помолчать.

Посетители таверны выглядели очень разными, но все они, видимо, имели отношение к магии. Эрвину было известно, какими различными бывают способности колдунов. Каналы, например, мог чувствовать от силы каждый двадцатый. Большинство сидящих здесь наверняка знали о канале у ковра только понаслышке, хотя, конечно, всем было известно, что в центре зала лучше не стоять. Боевая магия тоже была редкостью, так как требовала выдающейся врожденной магической силы. Обычно в колдуны шли те, у кого не хватало таланта стать магами, в лучшем случае они становились целителями и предсказателями, а в худшем – злодеями и шарлатанами. Среди них изредка встречались и люди незаурядных способностей, но без обучения в академии магов они все равно уступали ее выпускникам.

Эрвин вспомнил, что тот некромант ездил на улдаре, – значит, он не уступал по силе лучшим из академиков. Возможно даже, когда-то он был академиком.

К их столу подошел хозяин, чтобы принять заказ.

– Как там крыса? – спросил он Дарта.

– Нет больше крысы, – ответил тот. – Что-нибудь еще слышно? – Он снова подкрепил вопрос серебряной монетой.

– Ничего. – Хозяин, однако, взял монету со стола. – Я буду иметь вас в виду, если вдруг что появится. Заходите почаще.

Они дождались заказа и не спеша принялись за ужин. Дел на сегодня у них не было, а сидеть здесь было так приятно…

Вдруг у входа показался новый посетитель. Это был тощий, костлявый человек в черном плаще с откинутым на спину капюшоном. Седые и тонкие, бывшие когда-то черными волосы спускались ему на плечи. Его бледное лицо с неприятным черноватым оттенком казалось лицом высохшего в пустыне трупа. Эрвин заметил, как резко изменилась атмосфера “Зеленой коровы” при его появлении, как мгновенно все в ней насторожились и замолчали.

Человек в черном плаще подошел к хозяину таверны и сказал ему несколько слов, затем повернулся и пошел к выходу.

– Это он! – вдруг прорезал тишину зала писклявый голосок Дики.

Человек в черном замедлил шаги. Поравнявшись со столиком, где сидели Эрвин с Дартом, он остановился. Его лицо повернулось к ним, взгляд упал на молодых людей и кикимору, сидящую на столе между ними. Его глаза на мгновение встретились с глазами Эрвина.

Выцветшие, бледно-голубые глаза с булавочными уколами зрачков, из которых глядело холодное, неумолимое зло. Эрвин почувствовал мгновенный озноб.

Бледный взгляд отпустил его и соприкоснулся с глазами Дарта.

– Да, это я, – искривились в усмешке серые губы. Человек в черном отвернулся от них и вышел в дверь.

Долгое мгновение вся таверна смотрела ему вслед. Внезапно Дарт сорвался с места и побежал к двери.

– Подожди меня здесь, – бросил он на бегу Эрвину.

Таверна загудела, зажужжала, словно по ней пронесся ветерок тревоги.

– Что это значит, Дика? – спросил кикимору Эрвин.

– Я узнала его, – пропищала та.

– Тише… – предостерегающе сказал он, поняв наконец, что она имеет в виду. Ночью на кладбище он не разглядел лица человека на улдаре, но кикимора прекрасно видела в темноте. Не хватало еще, чтобы она брякнула на всю таверну, где они встречались с ним, так как возникал неизбежный вопрос – а что они сами делали на кладбище в полночь?

Немного спустя в дверях таверны появился Дарт.

– Он ушел через канал в конце этой улицы, – вполголоса сказал он Эрвину, усаживаясь обратно за стол. – К сожалению, меня он заметил – перед самым уходом оглянулся в мою сторону.

– Зачем он тебе понадобился? – так же приглушенно спросил Эрвин.

– Мало ли зачем… – ответил Дарт. – Иметь дело с такими, как он, – моя основная специальность… если ты, конечно, помнишь, чему нас учили в академии. Ты обратил внимание, какие у него глаза?

– Да, – кивнул Эрвин. – Очень маленькие зрачки. Он наверняка ежедневно пьет снадобья, чтобы видеть в темноте.

– Это тот самый, о котором ты мне рассказывал? – Дарт кивнул на Дику. – Она узнала его?

– Да.

– По крайней мере, их не двое, – оптимистично заявил Дарт. – Кажется, здесь его глубоко уважают. – Он скользнул взглядом по таверне.

– А что они с ним могут сделать?

– Действительно, что? – Дарт поднялся со стула и подошел к хозяину. Они перекинулись несколькими фразами, а затем он вернулся на место.

– Что он сказал? – спросил Эрвин, догадавшийся, о чем его друг говорил с хозяином.

– Это Скарпенцо, местный некромант, которого боится весь Кейтангур, – ответил тот. – Я спросил хозяина, большой ли секрет сообщил ему этот Скарпенцо, а он сказал, что, напротив, никакого секрета нет. Некромант велел ему передать остальным колдунам, чтобы они не совались помогать некоему Куго, потому что это не в их интересах.

– Кто такой Куго?

– Какой-то местный богач, кажется. Интересно, что у этого Куго случилось?

– Ты пойдешь к нему? – встревожился Эрвин, – Надеюсь, не один?

Темные глаза Дарта задумчиво прищурились.

– Не будем опережать события, – сказал наконец он. – Раз такое предупреждение было, значит, этому Куго еще можно помочь.

* * *

Про Куго, однако, в последующие дни ничего не было слышно. Двое друзей обживались в Кейтангуре – ходили по городу, узнавали местные слухи, просиживали вечера в “Зеленой корове”. Брали мелкие работы вроде лечения или наложения полезных заклинаний, расспрашивали о городских колдунах. Несколько сильных лекарей жили здесь, в Колдовском тупике. Кроме них, в городе было двое академиков. Одним из них был Юстас, придворный маг самого императора, который сейчас надолго уехал в Тиборию, где правил младший брат императора. Другой служил у лорда Симаха, императорского тайного советника, и, по слухам, занимался преимущественно шпионажем.

Не так давно их было трое. Третий служил у лорда Меласа – советника императора, выполнявшего обязанности градоначальника Кейтангура, – но пару месяцев назад его нашли мертвым у себя в комнате. Никто не сомневался, что маг был убит, все сходились на том, что это дело рук Скарпенцо, бывшего в натянутых отношениях с лордом Меласом, но доказательств не было. Если Скарпенцо и прежде опасались, то после этого случая опасение перешло в откровенный страх.

Дарт продолжал интересоваться некромантом, расспрашивая о нем всех, с кем случалось вступить в беседу. Как оказалось, Скарпенцо жил в большом загородном особняке под Кейтангуром, но имел обыкновение вмешиваться в жизнь города и его обитателей. Похоже, ему хотелось власти и влияния, хотя не исключалась возможность, что он занимался этим просто для развлечения. Лавочники Колдовского тупика при его появлении снимали с прилавков лучшие амулеты и уносили подальше, потому что у некроманта была скверная привычка покупать их за чисто символическую сумму или вообще забирать бесплатно. Богачи откупались от него деньгами или ценностями, люди победнее старались не попадаться ему на глаза.

33
{"b":"1856","o":1}