ЛитМир - Электронная Библиотека

Он поселился в Кейтангуре с полсотни лет назад, но вскоре надолго исчез. Его исчезновение связывали с именем Неукротимого Зербинаса, который появлялся тогда в этих местах. Пару лет назад некромант вернулся в город и, используя дурную магию, принудил кое-кого из кейтангурских богачей отстроить себе загородный особняк с башней. Теперь он жил там, ни в чем не нуждаясь и продолжая заниматься черной магией.

Нет, как говорится, худа без добра, потому что он мало-помалу вытеснил из города злодеев помельче. Кто-то из его конкурентов погиб при странных обстоятельствах, кто-то из них благоразумно покинул город. Однако в Кейтангуре было немало проблем и с одним Скарпенцо. Добывая себе мертвецов для колдовских дел, некромант регулярно осквернял городское кладбище, но это было бы еще полбеды, если бы он не создавал из них зомби, помогавших ему в дурных делах. Кроме зомби, по слухам, в его безлюдном особняке жили существа и пострашнее. Он притеснял и знать, и торговцев, и судовладельцев, из-за чего находился в постоянных раздорах с лордом Меласом, обязанностью которого было следить за порядком в городе.

Благодаря магу лорда Меласа в их противостоянии сохранялось равновесие, но после гибели мага Скарпенцо осмелел и стал выставлять градоначальнику свои требования. Однако это никак не касалось кейтангурских колдунов, от которых требовалось только не путаться под ногами у некроманта. Так они и поступали.

Эти сведения Эрвин с Дартом узнали не от них. Колдуны – народ замкнутый и ревнивый к чужим успехам, а оба друга быстро завоевали известность в Колдовском тупике. Кое-что им рассказали лавочники, многое они узнали от хозяина “Зеленой коровы” и от старого Ламана. Несколько дней спустя старик передал Эрвину кошелек с золотом от Рико и рассказал, что главарь банды уже поправился и мечтает сквитаться с Гукасом. Напоследок он добавил, что бандиты прониклись огромным уважением к искусству Эрвина и зовут его к себе в банду, колдуном и лекарем.

Эрвин попросил Ламана передать им как можно вежливее и убедительнее, что он очень тронут, но пока не чувствует себя достойным подобной чести. Старик успокоил его, сказав, что уже объяснил бандитам нечто в этом роде и те приняли объяснение.

Пару раз они с Дартом видели в Колдовском тупике и магов из других миров. Одного они заметили в лавке, когда тот продавал хозяину когти, зубы и железы бунга. Он был голубокожим и красноглазым – Эрвин даже принял его за Хирро, но затем понял, что обознался. Еще они видели женщину, сидевшую в “Зеленой корове” за кружкой настоя. Она была похожа на местных женщин, но в то же время в ней с первого взгляда чувствовалось что-то чужое. Когда она случайно повернула голову к столику, где сели Эрвин с Дартом, оказалось, что ее глазные яблоки не белые, а темно-коричневые, с ярко-желтой радужкой посередине.

Они стали узнавать в лицо и кое-кого из колдунов. Иногда в таверне появлялся Киклас – один из самых умелых лекарей Колдовского тупика. Он приходил сюда не искать работу – его хорошо знали в городе и приглашали к себе, заходя прямо к нему домой, – а освежиться кружкой ледяного эликсира, настоянного на пятнадцати травах. Здесь почти каждый вечер бывала Магда – мастерица любовных приворотов. Ей тоже не требовалась работа, но ворожея была общительной и любила посидеть в компании. Многие из завсегдатаев таверны были хорошо знакомы друг с другом. Они присматривались к новичкам, но пока не проявляли желания познакомиться с ними поближе. Эрвин с Дартом тоже не навязывались.

Горожане обычно приходили за помощью к знакомым колдунам, а в таверну магов обращались, только если не находили помощи в других местах. Чаще сюда обращались приезжие с окрестных ферм и деревень. У друзей пока не было своей клиентуры, поэтому они довольствовались подобной работой, которая создавала определенный престиж, хотя и бывала сложной. В этот день они пришли в “Зеленую корову” рано – уже четыре дня им не попадалось ничего подходящего, а сидеть без дела было скучно.

В таверну зашел пожилой лысоватый человек и направился прямо к хозяину. Было ясно, что он пришел сюда за каким-то делом, иначе бы сел за столик. Он заговорил с хозяином, тот что-то ответил, затем отрицательно покачал головой. Пришедший заметно расстроился и понуро пошел к выходу.

– Вам что-то нужно? – окликнул его из-за стола Эрвин, увидев его огорченное лицо.

– Да, – остановился тот. – Может быть, вам известно, где мне найти хорошего колдуна?

– Для чего? – спросил Эрвин.

– Это человек лорда Меласа, – предостерегающе сказал из-за стойки хозяин.

Человек оглянулся на него, затем снова взглянул на Эрвина.

– Да, я слуга лорда Меласа, – сказал он. – Его светлость послал меня, чтобы я нашел лекаря для больной. Он не очень-то надеется, но вдруг…

– Давайте я схожу к вашей больной, – предложил Эрвин.

– Но нам нужен очень хороший колдун, – повторил слуга.

– Хуже ведь не будет, если я посмотрю ее?

– Нет, конечно. – Слуга вздохнул. – Идемте. Эрвин оглянулся на Дарта:

– Ты побудешь здесь?

– Да, – кивнул тот. – Если мне подвернется работа, я попрошу хозяина, чтобы он передал тебе, куда и зачем я ушел.

– Договорились, – сказал Эрвин и отправился за слугой.

* * *

Лорд Дантос стоял на балконе своей комнаты, облокотившись на перила. Академия располагалась в живописном местечке, и с балкона открывался чудесный вид на овражистые, лесистые окрестности. Однако Дантос не замечал ни покрытых золотистыми деревьями склонов, ни бурых полян с красными пятнами кустарников, ни прозрачно-голубого осеннего неба. Перед его мысленным взором струились черные волосы леди Аринтии, улыбались ее темно-розовые губы, искрились ее черные глаза – раскосые, томно-изящные…

Ах, Аринтия, Аринтия… Род Дану всегда был в добрых отношениях с родом Иру. Отец Дантоса был другом отца Аринтии, и они вместе противостояли захватническим замыслам многочисленного и хищного рода Халу, зарившегося то на богатые поместья рода Иру, то на драгоценные пруды рода Дану – драгоценные в краю, где так мало воды.

Для него было бы естественным попросить руки леди Аринтии. Для нее было бы естественным отдать ему руку – это был бы разумный, взаимовыгодный брак. Но лорду Дантосу хотелось большего…

Ему хотелось сердца леди Аринтии. Он с радостью принял ее поручение привезти из академии нового мага – вдруг ее благодарность перерастет в нечто большее? Конечно, не его вина, что здесь не оказалось мага, которого с таким нетерпением ждала леди Аринтия. Но все-таки это он, Дантос, окажется невольной причиной ее огорчения, когда она не получит желаемого. Как же неудачно все сложилось!

В дверь постучали. Дантос отвлекся от невеселых размышлений и пошел открывать.

– Это вы, архимагистр? – узнал он вошедшего. – У вас для меня новости?

– Да, – подтвердил Зербинас. – Со мной только что связался Гримальдус и сообщил мне ответ леди Аринтии Иру.

– Что она ответила?

– Что ей не нужен другой маг.

– Так я и думал. – Дантос удивился бы, если бы услышал другой ответ.

– Когда леди Аринтия узнала, что это произошло по ошибке и мага разыскивают, – продолжил ректор, – она попросила Гримальдуса передать вам просьбу – не сумеете ли вы разыскать его? Но она не настаивает на этом. Если это вам затруднительно, тогда возвращайтесь домой.

Как она могла подумать, что он найдет ее просьбу затруднительной?!

– Конечно, я отправлюсь искать его, – сказал Дантос. – Сегодня же. Может быть, вы скажете мне что-нибудь в помощь – хотя бы его имя?

– Как он выглядит – темноволосый или светловолосый?

– Светловолосый.

– Эрвин… – Вот, значит, кого из них Гримальдус назвал своим преемником.

– Эрвин… – повторил Дантос, запоминая это имя. – А куда, по-вашему, он мог отправиться? Я совсем не знаю эти земли.

– Понятия не имею, – с сожалением ответил Зербинас. – Известно только, что они с Дартом пошли от академии в разные стороны. Дарт отправился на запад, в сторону Клиссы, а Эрвин – на восток. Восточная дорога ветвится на три – в Сагарт, в Дангалор и в Ольтус. Он мог пойти по любой из них.

34
{"b":"1856","o":1}