ЛитМир - Электронная Библиотека

– А как его звали?

– Эрвин. С ним был еще один молодой человек – Армандас, тоже хороший парень. Сейчас он служит в войске лорда Астура.

– А Эрвин сейчас где? – быстро спросил Зербинас.

– Уехал куда-то, – буфетчик вздохнул, – и так внезапно. Прибежал вдруг и сказал, чтобы я за него попрощался с Армандасом. Не нравится мне это – вдруг у него что-то случилось?

– Почему вы так думаете?

– Он никуда не собирался уезжать, а тут вдруг сорвался с места – даже забыл, что у него заплачено за гостиницу вперед, до конца недели. Я и сам забыл, только после вспомнил.

Зербинас тревожно переглянулся с Дантосом. Неужели парень попал в какую-то неприятность?

– А куда уехал Эрвин? – продолжил он расспросы.

– Он ваш знакомый? – догадался буфетчик.

– Да, – ответил Зербинас. – Он нам нужен по важному делу.

– Вам, наверное, нужен сильный колдун? Нет, он не сказал, куда уезжает. Бросил пару слов, схватил вещи и убежал.

– Может быть, тот парень знает?

– Нет, – отрицательно качнул головой буфетчик. – Армандас сам расспрашивал меня, что случилось с Эрвином и куда он уехал. Возможно, колдунья Тирса что-нибудь знает. У них были какие-то общие дела – она несколько раз приходила к нему в гостиницу.

– И давно он уехал?

– Сейчас вспомню. – Буфетчик задумался. – Как раз на другой день после того, как ваш спутник останавливался у нас. – Он кивнул Зербинасу на архонта.

– А где живет эта Тирса?

– В переулке за рынком – спросите там.

Идти к Тирсе было уже поздно, поэтому Зербинас с Дантосом остались ночевать в гостинице. Утром они отправились разыскивать колдунью. Вскоре ректор постучал в дверь маленького домика в переулке.

Дверь открылась, и оттуда выглянула круглолицая моложавая женщина в цветастой шали, накинутой на плечи. Ее круглые карие глаза сделались еще круглее, когда она увидела, кто стоит на пороге.

– Зербинас?!

Вглядевшись в женщину, Зербинас узнал ее:

– Это ты, Тирса? Какая встреча! – Он радостно улыбнулся. – Когда мне назвали твое имя, я вспомнил про тебя, но подумал, что это просто совпадение. Как ты оказалась здесь, в Дангалоре?

– Я уже двадцать лет здесь живу. – Колдунья спохватилась: – Что же вы стоите на пороге, проходите. Зербинас и вы… – Она запнулась, глядя на его спутника.

– Лорд Дантос, – представил его ректор.

– …и вы, лорд Дантос. – Она растворила дверь пошире, пропуская их внутрь, затем провела их в комнату. – Садитесь сюда, на диван.

Они уселись на диване, и в маленькой комнате Тирсы сразу стало тесно.

– Я заварю вам настой, – сказала она. – У меня хорошие травы.

– Спасибо, – ответил Зербинас. – У нас к тебе есть дело, Тирса.

– Располагайте мной, как вам будет угодно, – отозвалась она, возясь с печуркой. – Я с радостью окажу тебе любую услугу, Зербинас.

– Мне сказали, что ты знакома с одним из наших учеников, – начал он.

– С Эрвином? – Она поставила чайник на печурку и повернулась к ним. – Зербинас, как ты умудрился выгнать из академии такого славного мальчика? Не могу поверить, что он совершил такое, за что выгоняют оттуда.

– Ну… он напроказил, конечно, – сказал Зербинас, – но выгонять за это, действительно, было неоправданной строгостью, – признал он. – Собственно, потому мы и здесь – лорд Дантос приехал нанимать его на работу, а его нет. Теперь мы его разыскиваем, и нам сказали, что ты можешь знать, где он сейчас. Хозяин гостиницы, где жил Эрвин, беспокоится, не случилось ли с ним чего.

– Вы думаете? – встревожилась Тирса. – Да, в то утро он выглядел усталым и взволнованным. Но я не подумала ничего такого, хотя его отъезд был для меня неожиданностью.

– Ты знаешь, куда он уехал?

– Да, в Кейтангур, короткой дорогой. Это на юг вдоль берега реки. Эрвин сказал, что караван уже отошел, и собирался догонять его. Но я подумала, что он просто проспал. Молодые люди спят подолгу – это мы, старики, ложимся поздно, а встаем рано. – Она снова завозилась у печурки.

– Нам пора идти. – Зербинас встал с дивана, вслед за ним поднялся и Дантос. – Нам лучше не задерживаться с выездом.

– А как же настой? – растерянно сказала Тирса.

– В другой раз, – ответил он. – Если Эрвин вдруг появится здесь, скажешь ему, чтобы он возвращался в академию.

Попрощавшись с Тирсой, они вернулись в гостиницу. Зербинас вызвал ларов, ушедших на ночь из города, и вскоре они понеслись вдоль берега реки, караванным путем до Кейтангура.

* * *

Особняк лорда Меласа располагался на приморской террасе, чуть дальше по берегу моря, чем императорский дворец. По пути туда Эрвин со слугой миновали этот дворец – его высокую фигурную ограду, за которой виднелся красивейший парк, где были разбросаны жилые и хозяйственные дворцовые помещения. Сам дворец стоял фасадом к морю, его парадная лестница широкими уступами спускалась к воде и упиралась в золоченые ворота с гербом, немного не доходя до морского пляжа. Ворота открывались на мощеную проезжую дорогу, идущую вдоль берега моря и соединяющую редкую цепь особняков императорской свиты.

Эрвин уже бывал в этой части города, но все равно с удовольствием вертел головой по сторонам, оглядывая чистый белый песок, в который лениво плескала прозрачная вода, и затейливые решетки, за которыми укрывались шедевры садового и архитектурного искусства. Несмотря на осеннее время, трудно было отвести от них взгляд – как же здесь, наверное, было красиво весной!

Слуга привел его к парковым воротам особняка лорда Меласа и окликнул привратника. Тот отомкнул чугунную калитку рядом с воротами и пропустил обоих внутрь. Они прошли по дорожке, ведущей к парадной лестнице особняка, и поднялись на второй этаж. Здесь располагались не жилые комнаты, а приемные залы и другие деловые помещения вроде кабинетов и библиотек.

– Мы идем к больной? – нарушил молчание Эрвин.

– Нет, к лорду Меласу, – ответил слуга. – Таков приказ его светлости.

Свернув по коридору второго этажа, он миновал несколько дверей и ввел Эрвина в кабинет хозяина. Лорд Мелас сидел за письменным столом, углубившись в работу. Увидев вошедших, он отложил бумаги и испытующе глянул на Эрвина.

– Этот молодой человек утверждает, что он – хороший колдун и лекарь, – без тени иронии сообщил ему слуга.

– Очень хорошо, – сказал лорд Мелас. – Оставь нас одних.

Слуга вышел, и Эрвин остался один на один с градоначальником. Какое-то мгновение они разглядывали друг друга. Лорду Меласу было, наверное, лет за сорок, он выглядел умным и серьезным человеком. На его лице сохранялось привычное выражение озабоченности, какое бывает у людей, постоянно занятых ответственными делами. Эрвин заметил, что эта озабоченность была подчеркнута скрывающейся в уголках глаз тревогой.

– Как тебя зовут? – спросил его градоначальник.

– Эрвин.

Лорд Мелас надолго замолчал, словно Эрвин сообщил ему информацию, требующую длительного размышления.

– Ты так молод, – сказал он наконец.

– Это имеет значение?

– Знаешь ли ты, на что ты идешь?

– Догадываюсь.

Оценивающий взгляд лорда Меласа задержался на его лице.

– Значит, тебе известно, что, помогая мне, ты можешь вызвать недовольство Скарпенцо?

– Судя по вашим словам, я наверняка его вызову, – ответил Эрвин.

Уголки губ градоначальника приподнялись в едва заметной усмешке, но глаза остались серьезными.

– Ты, я вижу, не понимаешь, что это значит, – заключил он.

– Почему же, понимаю.

– Тогда зачем ты за это взялся? Любое вознаграждение не стоит жизни.

Эрвин мысленно спросил себя – зачем? Ему вспомнилось негласное правило академии – раз ты здесь, ты это можешь. Он был в таверне, когда слуга пришел туда искать помощи.

– Наверное, потому, что там никого для этого не было – кроме меня.

– Странная позиция.

– Не больше, чем любая другая.

– Не каждая позиция ставит под угрозу жизнь, – усмехнулся лорд Мелас.

36
{"b":"1856","o":1}