ЛитМир - Электронная Библиотека

Хитрая тварь, конечно, заметила, что наружная дверь прикрыта неплотно – Эрвин побоялся наделать шуму, когда входил в дом, – и теперь дожидалась, когда незваный гость явится обратно. У Эрвина мелькнула мысль выбраться отсюда через окно второго этажа, но в это мгновение ламия увидела его.

Хриплый вой разнесся по дому, взывая о помощи. Ламия оскалилась и кинулась навстречу Эрвину. У нее были немигающие, остекленелые глаза и коричневая прокопченная кожа – такой она становилась после обработки колдовскими снадобьями. Черные неопрятные волосы стояли дыбом, длинные сухие пальцы шевелились, словно уже ощущая под собой шею жертвы.

Эрвин не увлекался боевой магией, – но сейчас он за долю мгновения вспомнил приобретенные в академии навыки. Его руки сами вскинулись вперед, а губы выкрикнули короткую фразу – боевые заклинания никогда не бывали длинными. С его пальцев сорвалась ослепительная молния и ударила в голову ламии, остановив ее на полпути к лестнице.

Волосы ламии вспыхнули, она споткнулась и замотала головой. Не дожидаясь, пока она опомнится, Эрвин выскочил наружу и оказался на дворе. На крик ламии со всех сторон сбегались зомби. Он успел опередить их и выбежал из ворот.

Оказавшись на воле, он что есть силы понесся вдоль холма. Дика сидела на его плече верхом, мертвой хваткой вцепившись в воротник. С опозданием Эрвин сообразил, что не подумал, куда он будет спасаться бегством. Сейчас он не нашел ничего лучшего, как побежать в обратном направлении. Где-то в той стороне был город.

Он хрипел и задыхался, взбираясь на холм. Еще немного – и бежать под гору будет гораздо легче.

– Они бегут за твоей, – раздался у него в ухе голос Дики.

Эрвин оглянулся на бегу и увидел толпу преследователей, поднимавшуюся за ним в гору. Десятка полтора зомби и две ламии – наверное, те, сверху. Третьей ламии с ними не было.

Обе ламии далеко опередили зомби. Они неслись куда быстрее этих мертвых уродцев и, конечно, куда быстрее Эрвина, Он понял, что без боя не обойтись, и остановился, чтобы хоть чуть-чуть перевести дух перед схваткой, торопливо вспоминая заклинания против нежити.

Эрвину было известно, что ламии слишком сильны, чтобы справиться с ними одним ударом, но ему было необходимо уложить их, пока не подбежали зомби. У него возникла блестящая мысль – усыпить их. Он припомнил нужное заклинание и дождался, пока они подбегут ближе.

Движение руками, напевная фраза – и одна из ламий повалилась на землю. Еще раз – и рядом с ней опустилась вторая. Но к Эрвину приближались полтора десятка зомби, и он понял, что не справится со всеми – просто не успеет. Он припустил вниз по холму. Если бы ему удалось хоть как-то растянуть эту толпу мертвяков!

Зомби бежали не быстрее Эрвина, но у них было преимущество – они не уставали. Он почувствовал, что ему не хватает дыхания, и замедлил бег. Затем остановился, подпустил их ближе и шарахнул по ним магическим огнем. Пятеро вспыхнули, но остальные продолжали преследование.

Эрвин снова побежал. До него мало-помалу доходило, что он не избавится от зомби, пока не уложит их всех. Этим тупицам и в голову не придет отказаться от погони. Они будут бежать за ним, пока видят его.

На второй удар магическим огнем у него не оставалось сил. Он снова остановился и прицельными ударами молний уложил еще четверых зомби. Расстояние между ним и оставшимися зомби сократилось до нескольких шагов, а он едва держался на ногах. Вдруг Эрвин почувствовал поблизости канал, который встречался ему по пути к особняку некроманта и который, скорее всего, вел в Колдовской тупик. Ламии еще могли бы погнаться за ним сквозь канал, но не зомби. Еще немного – и эти глупые твари останутся ни с чем, а он сможет наконец перевести дух.

Эрвин свернул к каналу и из последних сил побежал туда. От усталости он не сразу вызвал перенос. Зомби уже тянули к нему полуистлевшие руки, когда он исчез у них из виду.

* * *

Дарт, как и обещал, вернулся на следующий день к вечеру. Он предвидел, что работа будет несложной, так как ему было известно, что источник массовой порчи всегда находится поблизости от места порчи, иначе он не подействует. Так и оказалось. Дарт обошел вместе с хозяином загоны для скота и обнаружил порчу закопанной в углу одного из них. Он выкопал из-под земли сверток из коровьей кожи, в который была завернута пригоршня навоза, пропитанная смесью коровьей крови с ядом тарантула. Чтобы снять заклятие, он проварил сверток в кипятке – простой и безотказный способ устранения заклятий порчи, хотя бывают и другие, – а затем сжег его в печке.

Увидев Дарта, хозяйка с заметным облегчением вздохнула.

– Я думала, с вами что-то случилось, – сказала она, впуская его в дом.

– Разве Эрвин не предупредил, что я не приду ночевать? – удивился Дарт. Тревога вернулась на ее лицо.

– Но он тоже не приходил ночевать… – глянула она на Дарта.

– Может, у него тоже работа, – предположил тот. – Тогда он, наверное, оставил мне предупреждение.

Однако Дарт слишком устал с дороги, чтобы тащиться через полгорода в “Зеленую корову”. Он поел и улегся спать, а наутро отправился в таверну.

Он надеялся, что Эрвин оставил сообщение хозяину таверны. Все-таки его друг отсутствовал уже два дня – значит, либо работа оказалась сложной, либо он уехал далеко из города. В любом случае Эрвин должен был предупредить его.

Что же случилось с его другом? Дарт начинал тревожиться. Занятый этими размышлениями, он почти не глядел по сторонам, предоставляя ногам самим выбирать дорогу. Так, в рассеянности, он добрел до Колдовского тупика.

Когда до двери таверны осталось несколько шагов, он вдруг заметил краем глаза, что из-за угла к нему метнулась какая-то тень. Не успел он повернуть голову, как тень заломила ему руку за спину, к ней подлетела вторая и тоже вцепилась в него. Дарт попытался вырваться, но прозевал мгновение, когда это еще можно было сделать. Цепкие, нечеловечески сильные руки крепко держали его.

Он повернул голову и увидел стеклянные глаза, растрепанные рыжие волосы, бурую, словно пропитанную соком резинового дерева кожу. Ламия! Он глянул в другую сторону – там его держала вторая ламия. Она передала руку пленника своей напарнице, вытащила веревку и стала приматывать его руки к телу, словно упаковывая ковер. Дарт начал лягаться, хотя и знал, что ламии не чувствуют боли, но добился только того, что ламия обмотала его веревкой до самых щиколоток и он не мог пошевелить ничем, кроме кончиков пальцев ног.

Из распахнутой двери “Зеленой коровы” вышел Скарпенцо. Он остановился перед юношей и стал рассматривать его, словно диковинку. Похоже, он нисколько не боялся, что кто-нибудь придет пленнику на помощь. Дарт хмуро уставился на некроманта, ругая себя за непростительную рассеянность. Он начал догадываться, что Скарпенцо выслеживал его из окна таверны и, заметив его, дал сигнал поджидавшим за углом ламиям.

Ироническая усмешка искривила губы некроманта.

– Несите его, – скомандовал он ламиям.

Те подхватили Дарта за плечи и за ноги и понесли вслед за хозяином в конец тупика, где находился канал. Там Скарпенцо пропустил ламий вперед и вызвал перенос. В следующее мгновение они оказались за городом, на склоне холма.

Дарт завертел головой по сторонам, чтобы запомнить дорогу. Неужели с Эрвином случилось то же самое? Значит, сейчас они встретятся, а вместе они обязательно придумают, как избавиться от плена.

Вслед за ламиями на холме появился Скарпенцо. Он пошел вперед, ламии понесли пленника за ним. Дарт не видел, куда его несут, но догадывался, что они направляются в жилище некроманта. Действительно, перевалив через следующий холм, они спустились к огороженному глухим забором особняку с башней и вошли внутрь.

Некромант поднялся на третий этаж, ламии с ношей последовали за ним. Оказавшись в лаборатории, хозяин дал своим помощницам команду, и они поставили Дарта на ноги, держа его с обеих сторон.

40
{"b":"1856","o":1}