ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, мог, – заявил Дарт. – Я, например, ушел бы куда угодно, только бы не попасть к некроманту. Он способен проделывать с людьми штуки похуже смерти.

– Чанк, там дальше есть еще останки? – окликнул птерона Хирро. – Нет?! Там больше ничего нет, – повернулся он к Зербинасу.

Все четверо остановились неподалеку от входа в канал.

– Глянь на карту, Зербинас, – посоветовал Хир-ро. – Там есть этот канал?

– Сейчас… – Ректор произнес заклинание вызова карты каналов, и в его руках затрепетал огромный многоцветный лист. Это была карта Лирна, где были подробно изображены все пять континентов вместе с городами и основными дорогами. Кроме обычных картографических подробностей, на ней пестрели разноцветные точки входов в каналы. От многих точек отходили линии того же цвета.

Зербинас расстелил карту на траве и присел перед ней на корточки. Остальные последовали его примеру.

– Вот Кейтангур. – Он нашел столицу первого континента на карте. – Здесь поблизости четыре канала – насыщенное местечко. Наш – этот. – Его палец уперся в одну из точек. – Оранжевый…

Его лицо помрачнело, точно так же, как и лицо Хирро.

– Что значит – оранжевый? – обеспокоенно спросил Дантос.

– По крайней мере, выжить можно, – ответил ректор. – Это значит, что кто-то из магов побывал в нем и уцелел, но лучше туда не лезть. Зеленые каналы – это хорошие каналы, которыми можно пользоваться, желтые – тоже ничего, хотя там есть мелкие неудобства, оранжевые – опасны для жизни, красные – смертельны. Черные – это те, про которые ничего не известно.

– А куда ведет этот канал? – спросил Хирро.

– Куда? – Зербинас проследил оранжевую линию, отходящую от точки. – В южную часть горного массива Сурд на втором континенте. К северу и к западу от него – глухие леса, к востоку – океан, к югу – непроходимые болота, где живут болотные дикари – чинабы. Они не дружат с другими расами и не подпускают к себе чужаков. Южнее болот начинаются земли дарнаров. Там уже безопаснее.

– Мы отправимся вслед за Эрвином, – заявил Дантос. – Если там опасно, нам нужно поторопиться.

– Еще неизвестно, там ли он, – сказал ректор. – Мы еще не все обыскали здесь.

– Я почти уверен, что он там, – заметил Хирро. – Я могу отправиться с вами, Зербинас, если вы подождете меня пару дней – тогда я вернусь сюда на Ха-а-силь.

– Не стоит, – отказался тот. – Мы не воевать едем, время дороже.

– Я тоже поеду с вами! – подал голос Дарт.

– Нет, ты вернешься в академию.

– Но Эрвин – мой друг!

– Понимаю, но у тебя нет лара, чтобы последовать за нами, – терпеливо объяснил ему Зербинас. – Не переживай, мы отыщем твоего друга. – Он снова углубился в карту. – Сейчас я выберу подходящий маршрут… вот здесь есть попутные линии – мы отстанем всего недели на две…

Дантос внимательно наблюдал за перемещающимся по карте пальцем ректора.

– Почему вы ищете окольный путь? – спросил он.

– Этим каналом нам нельзя воспользоваться, – ответил тот. – Оранжевый путь не всегда подходит для ларов – он может вести, например, в пещеру или под воду. Нам нужен зеленый или хотя бы желтый. В академии есть точное описание каждого канала, но нам слишком далеко возвращаться туда. Будет быстрее, если мы сделаем небольшой крюк до этого желтого канала. Мы выйдем из него здесь, – он ткнул пальцем в конец желтой линии на втором континенте, – и отправимся наперерез Эрвину. Он знает географию, значит, будет пробираться на юг. От этой точки выхода мы быстро нагоним его.

Глава 15

Опора ушла у него из-под ног, и он провалился куда-то вниз. Эрвин не успел ничего предпринять, но ледяная вода смягчила удар при падении. Побарахтавшись в потоке, он встал на ноги – здесь было неглубоко, до середины бедра. В предрассветном сумраке виднелся каменистый берег. Эрвин добрел туда и вышел на сушу.

На его лицо полетели холодные брызги – это Дика, так и не выпустившая его воротник при падении, отряхивала свой крысиный балахончик. Эрвин огляделся: с обеих сторон неширокого, стремительного потока вздымались отвесные каменные стены, далеко вверху разделенные полоской сереющего неба. Ясно, канал забросил его не в Колдовской тупик. Но куда же? И почему рассветает, ведь только что была полночь? Чувство времени говорило ему, что сейчас полпервого ночи по часам академии. Он словно увидел их на башне главного корпуса – огромный желтый циферблат с черными полосками делений, с фигурными стрелками, указывающими время.

Эрвин начал остывать после сумасшедшего бега. Здесь было куда холоднее, чем в окрестностях Кейтангура. Мокрая одежда леденила; еще немного – и он начнет мерзнуть. Нужно было срочно развести костер.

Он окинул взглядом дно каньона, разыскивая топливо. Небо продолжало светлеть, видимость с каждой минутой улучшалась. Да, здесь были дрова – высушенные временем коряги, валявшиеся на берегу. Эрвин начал собирать их и стаскивать в кучу, наломал с них сучьев помельче и сложил горкой для растопки. Огнива у него не было, но зачем оно магу, знающему заклинание вызова огня? Натаскав побольше дров, Эрвин поджег заклинанием растопку и уселся у весело разгоравшегося костра, вытянув к огню промокшие ноги. Пристроившаяся рядом с ним кикимора повернулась спиной к огню. Она не любила яркого света.

Теперь можно было задуматься, куда же он все-таки попал. Где могло начинаться раннее утро, тогда как в академии полночь? Эрвин припомнил карту Лирна – это мог оказаться восточный край второго континента или западный край третьего, располагавшегося южнее второго. Горные массивы, изрезанные каньонами, были в этой полосе только в северной части второго континента. Сурдское нагорье…

Северная часть второго континента была нежилой. Здесь был слишком суровый климат, слишком скудные земли, чтобы прокормить поселенцев. Значит, выбираться отсюда нужно на юг. Южная часть Сурдского горного массива была отрезана от населенных земель полосой болот, образовавшихся вследствие того, что каменное плато основания нагорья удерживало стекавшую со склона воду. Болота были незамерзающими – горные хребты Сурда не пропускали туда холодный воздух с севера.

Утверждалось, что они были непроходимыми, но Эрвин был магом и мог помочь себе заклинаниями. За болотами находились дарнарские земли, в том числе и несколько городов, располагавшихся вдоль большой реки Грококс – по-дарнарски это, кажется, означало “мутная”, – текущей на восток.

Настала пора пустить в ход чувство направления, работавшее у Эрвина безошибочно. Правда, для этого ему нужно было знать объект направления. Он сказал себе – “ближайший берег океана”, и внутреннее чутье повернуло его лицом на восток. Все правильно, по его предположениям, восточный берег был ближе. Он сказал себе – “дарнарские земли”, и невидимая стрелка внутри него повернулась на юг. Тогда он сказал себе – “ближайшее поселение”. Поколебавшись немного, внутренняя стрелка развернулась на юго-восток.

Странно. Он предполагал, что она укажет на юго-запад, где прямо за болотами размещался дарнарский городок Рубукн, небольшой, но отмеченный на карте. Вероятно, на юго-востоке было мелкое поселение, но Эрвина устраивало и оно: там наверняка можно было купить необходимые в дороге вещи. Сейчас у него не было ни еды, ни дорожных вещей и теплой одежды – только котомка, в которой он носил кое-какие часто используемые снадобья и лекарские принадлежности, купленные в Кейтангуре. Даже обе книги по магии с дарственными надписями самого ректора остались в шкафу на квартире.

Эрвин полез в котомку, чтобы посмотреть, что еще он взял с собой прошлым утром. Она была сшита из плотной кожи, поэтому ее содержимое осталось сухим. Деньги – он не оставлял их на квартире, а носил с собой. Два магических камешка, взятых еще из академии, – приложенные к змеиному укусу, они вытягивали яд. Сладкая тянучка, купленная накануне. Он разломил ее и протянул половину Дике. Та не отказалась – она предпочитала мясную пищу, но ела также и фрукты, и сладости. Лягушачий рот зачавкал тянучкой, Эрвин последовал его примеру, продолжая копаться в сумке. Он нашарил там узелок с порчами и извлек наружу. Лучше всего было обезвредить их прямо сейчас. Эрвин развязал платок и раздвинул прутиком разноцветные пучки волос, облепленные в месте связки смертоносным снадобьем. Света уже хватало, чтобы разглядеть их оттенок, – вот эти, светло-русые с золотистым отливом, были волосами Мирты. Рядом с ними лежали черные и каштановые пучки, был даже один рыжий.

46
{"b":"1856","o":1}