ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я теперь не смогу идти, – в отчаянии сказала она, глядя на свои ноги.

– Сможете. – Он протянул ладони над ранами, сконцентрировавшись на заклинании заживления.

Уже через несколько мгновений леди Аринтия почувствовала, что боль стихает. Затем на ее глазах с пальцев исчезла краснота, рассосалась опухоль, сбитая кожа начала зарастать.

– Хватит, – сказал наконец он. – Нам нельзя слишком долго задерживаться здесь.

Он надел ей на ноги сандалии, затем снова обвязал их голубой тканью.

– Дика! Ты где?

– Моя здесь, – откликнулась кикимора. – Моя еду принесла.

Она сидела на плоском камне в двух шагах от них. Рядом с ней лежала кучка ягод, круглогодично вызревавших в этих местах, и несколько головок со съедобными семенами. Эрвин расколупал одну головку и вытряс содержимое на ладонь леди Аринтии.

– Ешьте, это питательно.

В другое время леди Аринтия не рискнула бы взять это в рот, но сейчас она была вынуждена поверить, что это можно есть. Она слизала зернышки с ладони и начала жевать. Они были сладковатыми, напоминавшими по вкусу молоко. Вслед за зернышками Эрвин подал ей ягоды, разделив небольшую кучку на двоих. Она не наелась, но голод притупился настолько, что можно было думать и о чем-то другом.

Покончив с едой, они подошли туда, где их ночью остановила Дика. Каменистая возвышенность, по которой они пробирались весь остаток вчерашнего дня, заканчивалась отвесным обрывом в несколько десятков шагов высоты. Под обрывом, насколько хватало глаз, расстилалась плоская сухая равнина. На горизонте темнела неровная полоса – видимо, там начинался лес.

– Лучше бы мы прошли равнину ночью, – заметил Эрвин. – Но здесь нам все равно нельзя оставаться – придется идти.

Леди Аринтия глянула вниз, пытаясь увидеть, можно ли здесь спуститься, не разбившись.

– Нет, мы сделаем по-другому. Не пугайтесь, леди Аринтия. – Эрвин вдруг обхватил ее рукой за талию и шагнул вместе с ней с обрыва.

От ужаса у нее остановилось сердце, но падения не последовало. Спланировав вдоль отвесной стены, они почти без толчка опустились на землю.

– Ох… – Она ухватилась за Эрвина, пока дыхание возвращалось к ней. – Ты – колдун?

– Маг.

– Значит, ты можешь разделаться с ними? – Она кивнула назад.

– Их слишком много. Давайте лучше поспешим, пока они не возобновили погоню. Здесь негде спрятаться.

Они торопливо зашагали по равнине. Снизу дальнего леса не было видно, равнина казалась бескрайней. Вокруг не было ни кустика, ни кочки, хоть сколько-нибудь пригодных для укрытия. Несмотря на ноющие ноги, леди Аринтия порывалась побежать, но Эрвин удержал ее, сказав, что так она слишком скоро выбьется из сил.

Яркое солнце вставало из-за горизонта, предвещая жаркий день. Эрвин не оглядывался назад, но внимательно прислушивался к происходящему за спиной. Они прошли полпути, когда с обрыва раздались отдаленные крики.

– Нас заметили, – сказал он своей спутнице. Действительно, трудно было не заметить сверху на голой равнине две фигурки, на одной из которых виднелась грива темных волос до пояса и голубое платье, низ которого выглядывал из-под куртки Эрвина. – Теперь бежим, но не быстро.

Они побежали к лесу, который уже появился на горизонте. Оглянувшись, Эрвин увидел, что преследователи спустились с обрыва и бросились вдогонку за ними, но преимущество в расстоянии было достаточным, чтобы успеть скрыться в лесу.

Леди Аринтия бежала все медленнее. Когда они миновали опушку леса, она остановилась.

– Больше не могу, – с трудом выговорила она сквозь судорожный кашель. – Давай спрячемся где-нибудь.

Эрвин кивнул и повел ее сквозь лес. Она заметила, что он резко изменил направление движения.

– Мы идем к берегу? – спросила она. – Почему?

– Они видели, в каком направлении мы бежим. Наверняка они и в лесу какое-то время будут двигаться туда же, и мы выиграем время, чтобы найти укрытие. К берегу они пойдут в последнюю очередь, потому что думают, что мы побоимся идти туда.

– Но туда действительно опасно выходить. Там нас загонят к воде, и нам будет некуда деваться.

– Пока нас не увидели, никуда не загонят. Не важно, где мы найдем укрытие, если оно будет надежным.

Он пока не находил надежного укрытия. Островки густого подлеска или заросшие кустарником ямы могли спрятать только от ничего не подозревающего врага. Для преследующего врага они выглядели так, словно приглашали пошарить в себе, и было очевидно, что искушенные в погонях воины не пропустят таких местечек. Прятаться на деревьях тоже бессмысленно – здесь слишком мало пригодных для этого деревьев, и они выглядят не менее подозрительными. Эрвин продолжал идти по лесу, леди Аринтия брела за ним.

К полудню они дошли до океанского берега. Эрвин осторожно высунулся из-за кустов, оглядывая водную гладь и песчаную полосу прибоя, но вокруг было пусто. Ветра сегодня не было, и корабли не могли доплыть сюда, даже если и собирались последовать по воде за своим войском. Он позвал леди Аринтию, и они пошли по мелководью вдоль берега, чтобы не оставлять следов на песке.

По пути он пытался определить, где остались преследователи. Хотя ощущение было слабым и неточным, можно было догадаться, что пока они прочесывают лес вдали от берега. Прошло еще немного времени – и живая масса стала приближаться. Нужно было поскорее спрятаться.

Взгляд Эрвина заметался вокруг, разыскивая укрытие. На берегу ничего подходящего не было, но в нескольких десятках шагов от берега виднелась пара крохотных песчаных островков. В центре одного из них росла тощая кучка кустов, на первый взгляд не способная укрыть никого. Приглядевшись, Эрвин обратил внимание, что эти жалкие на первый взгляд кустики довольно густые и вырастают из углубления, в котором могут улечься двое.

– Леди Аринтия, я нашел укрытие, – обрадован-но сказал он. – Давайте сюда куртку.

Она повиновалась, не понимая, зачем ему это понадобилось. Эрвин повязал куртку на шею и посадил сверху дремавшую у него под рубашкой Дику. Взяв леди Аринтию за руку, он повел ее в воду. Сначала было мелко, но вскоре дно ушло у них из-под ног.

– Держитесь за меня, – сказал он и поплыл к островку.

Преодолев глубокое место, они вылезли на островок. Эрвин велел леди залезть в самую гущу кустов и лечь на землю. Сам он отошел немного, чтобы взглянуть, как это выглядит со стороны, а затем, удовлетворившись осмотром, влез к ней, накрыл ее курткой и улегся рядом.

– Дика, заровняй наши следы на берегу, – попросил он кикимору. Та вылезла наружу, и вскоре две полоски следов, тянущиеся к кустам, смешались с окружающим песком. – Леди Аринтия, подберите платье под куртку – голубой цвет слишком заметен. Волосы тоже спрячьте.

Она свернулась клубочком под курткой и стала неотличимой от окружающих кусты грязевых наносов. Рубашка лежащего рядом Эрвина, когда-то белая, но приобретшая в последовавших скитаниях неопределенно-серый цвет, тоже не бросалась в глаза. Теперь и самый зоркий человек с берега не заподозрил бы, что на крохотном, насквозь просматривающемся островке кто-то есть.

– Мы долго пробудем здесь? – спросила она шепотом, хотя необходимость в тишине еще не возникла.

– До темноты. Постарайтесь заснуть, леди Аринтия.

– Я пить хочу. – День был жаркий, а у нее сегодня во рту еще не было ни капли воды.

– Я тоже.

Она опустила голову на землю и замолчала. Вскоре жара разморила ее, и ей удалось забыться сном.

Эрвин не заснул. Он неподвижно лежал на мягкой темно-бурой почве и прислушивался к окружающему. Живая масса приближалась. Вскоре с опушки леса послышались голоса преследователей. Он скосил глаза на берег и увидел появившихся там воинов.

Один за другим они выходили на берег чуть позади островка и собирались у кромки воды вокруг своего предводителя. Отсюда были видны не только их лица – узкие лица архонтов с высокой, доходящей до середины лба носовой дугой, – но и гербы рода Халу на рукавах форменной одежды. Хотя Эрвин считал свое укрытие надежным, он на всякий случай произнес заклинание отвода глаз. Простенькое заклинание не делало его невидимым, оно всего-навсего вызывало рассеянность у каждого, кто посмотрит в его сторону, но даже такое пустяковое подспорье могло оказаться нелишним.

74
{"b":"1856","o":1}