ЛитМир - Электронная Библиотека

До островка доносились высокие голоса архонтов. Леди Аринтия разговаривала с Эрвином на общем – она по своему происхождению должна была уметь говорить с иноземцами, – но эти воины переговаривались на тарн-ру. Эрвин, прилично знавший тарн-ру, прислушался к их разговору.

– Командир, где корабли?

– Мы договорились, что они будут ждать здесь…

– Ветер не поднялся, вот они и не приплыли. Рано вам о кораблях думать, вы еще не прикончили ее!

– Мы прочесали все окрестности, командир, но эта Иру оказалась слишком проворной. Если она убежала в пустыню, она недолго протянет там.

– Нужно найти ее, хоть живой, хоть мертвой. Лорд Гурт не заплатит нам ни медяка, если не увидит ее голову.

– Она наверняка ушла дальше, пока мы шарили здесь.

– Или мы проглядели ее в лесу…

– Ты что, как мы могли проглядеть ее! Мы истыкали копьями каждую подозрительную кочку!

– Вот что, парни, кораблей все равно нет. Рассыпьтесь по лесу цепью. Тот, кто первым увидит эту суку или ее раба, получит десять монет серебром.

Повинуясь приказу, воины устремились в лес. Вскоре берег опустел, но пока было бессмысленно покидать укрытие. Рядом спала измученная леди Аринтия, ей был необходим отдых, да и путь на север преследователи отрезали. Эрвин улегся поудобнее и тоже заснул – неизвестно, когда еще появится возможность отдохнуть в безопасном месте.

Проснулся он на закате. Вспомнив, что сюда должны прийти корабли Гурта Халу, он осторожно приподнял голову и оглядел водную поверхность. Там никого не было – ветер в течение дня так и не поднялся. Чутье подсказало ему, что погоня ушла далеко вперед, а близлежащие окрестности пусты.

– Леди Аринтия, проснитесь! – позвал он. Та подняла голову.

– Что? Где я? – Она вспомнила дневные события. – Уже вечер…

– Да. Вставайте, нам пора на берег. На берегу он коротко пересказал ей, что ему удалось увидеть и узнать.

– Там было безопасно, – оглянулась она на островок, сожалея о покинутом укрытии.

– Но мы не можем оставаться там – скоро сюда придут корабли Халу. Кроме того, нам нужно есть и пить.

– Я ужасно хочу пить. – Ее язык еле ворочался во рту от сухости.

– Я видел воду, когда мы шли сюда. Идемте, здесь недалеко.

В двух сотнях шагов на берегу обнаружилось русло засыхающего ручья. Это была всего лишь полоска мокрого песка, тянущаяся из леса к океану.

– Где же вода? – Леди Аринтия разочарованно взглянула на влажную полоску.

– Сейчас мы ее добудем.

Эрвин выкопал в русле ямку и вдавил в ее дно плоский камешек. Ямка медленно заполнилась мутной водой. Он первым встал на колени и отхлебнул из ямки.

– Пресная, можно пить. – Он отодвинулся, уступая место леди Аринтии.

.Вода была с привкусом глины, но прохладная. Они напились, затем Эрвин заровнял ямку ногой. Он выбрал путь вдоль берега – погоня оставила массу следов на песке, и можно было идти по ним, не опасаясь оставлять собственные. Дика вылезла на его плечо и уселась там, наблюдая за окрестностями.

Около полуночи они прошли мимо лагеря, где остановились на ночь их преследователи. Отряд встал не на берегу, а в глубине леса – видимо, там нашелся источник воды. С берега сквозь редкие деревья виднелся костер, но было слишком далеко, чтобы видеть, что происходило у костра. Эрвин надеялся, что воины не рассчитывали на долгую погоню и не захватили с собой припасов – тогда завтра они будут вынуждены вернуться к кораблям. Он поделился этой догадкой с леди Аринтией.

– Тогда нам нужно уйти вперед, пока не рассвело, – прикинула она.

Однако ближе к утру она слишком устала, чтобы идти дальше. Эрвин не стал тратить время на поиски убежища – ночью все равно нельзя было найти ничего надежного – и устроился на привал под первым же попавшимся кустом, где они оба немного отдохнули за оставшееся до рассвета время.

Зато не дремала Дика, проспавшая весь день за пазухой Эрвина. К утру она набрала в окружающих кустах приличную кучку орехов. Эрвин разделил кучку надвое, половину ссыпал в карман, а оставшуюся половину поколол на камне. Им с леди Аринтией досталось на завтрак по горсти очищенных ядрышек, а сама кикимора наелась ночью.

Дальше они пошли лесом. Эрвин все время прислушивался к оставшейся позади погоне. Сначала преследователи оставались на месте, но, когда солнце поднялось выше, он почувствовал, что они удаляются. Значит, его догадка была верна, и они отправились за припасами к кораблям – судя по расстоянию до вчерашнего убежища, они потеряют на это целый день.

Он обрадовал этой новостью леди Аринтию, и они поспешили вперед – пока погоня отстала, нужно было уйти как можно дальше. Весь день они пробирались лесом вдоль берега, останавливаясь иногда, чтобы поесть ягод или сделать глоток воды из ручья. С самого утра дул свежий ветер – значит, корабли Гурта Халу были на ходу.

Но преследование так и не возобновилось. Пространство позади оставалось свободным. Беглецы безбоязненно переночевали в лесу, а утром следующего дня Эрвин выглянул на берег и увидел на горизонте оба корабля. Поставив все паруса, они уходили прямиком на север.

Глава 24

– Они отчаялись поймать нас и уходят, – сообщил он леди Аринтии, вернувшись в лес.

Она благодарно взглянула на смелого парня, без которого давно уже погибла бы.

– Халу редко выпускают свою добычу, – напомнила она. – Нам еще предстоит идти через их земли, которые лежат южнее моих земель.

– Это близко?

– Нет еще. Я скажу, когда мы доберемся туда.

– А это чьи земли?

– Они пусты, хотя считаются землями Тогу. Здесь мы никого не встретим.

И они двинулись на север сквозь земли Тогу. Больше не нужно было прятаться, холод им тоже не грозил, потому что установилась ясная погода. Однако им нужно было есть и пить. Пока они ели ровно столько, чтобы не мучил голод, но долго так продолжаться не могло. Эрвин пошел медленнее, оглядываясь в поисках пищи.

Вскоре им встретился ягодный куст, и они обобрали его дочиста. Затем Эрвин заметил на стволе старого дерева выводок древесных грибов и собрал их в полу рубашки. Около полудня они сделали стоянку у попавшегося на пути ручья и напились свежей воды. Эрвин набрал сухих ветвей и сложил их пирамидкой для костра. Пока леди Аринтия гадала, где он возьмет огонь, он присел на корточки и повел руками над растопкой. Сухие ветки мгновенно занялись огнем.

Когда костер разгорелся, Эрвин нанизал грибы на прутик и поджарил над пламенем, затем протянул леди Аринтии. Прокопченные и подгоревшие по краям, они все же были съедобнее сырых и хорошо утоляли голод. Впервые после кораблекрушения она почувствовала себя сытой. Накормив свою спутницу, Эрвин поджарил грибов и себе. После короткого отдыха они двинулись дальше.

Леди Аринтии хватило одного урока, чтобы усвоить, что она не может обращаться со своим спутником как со слугой или с рабом. До сих пор ей были известны только две категории людей, если не считать Гримальдуса, – торговцы и рабы, которых они иногда привозили на своих судах для продажи, но этот человек был другим. Ему был безразличен ее высокий титул, он был равнодушен к предлагаемому вознаграждению, он не нуждался в ней, чтобы выжить в этих диких местах, но она нуждалась в нем. Она была достаточно умна, чтобы понять, что он просто пожалел ее, что только поэтому он согласился рискнуть ради нее собственной жизнью.

Теперь, когда страх перед погоней перестал занимать все ее мысли, ее внимание обратилось на этого парня. Он шагал перед ней по лесу – не рослый и не мускулистый, отнюдь не выглядевший силачом, но в нем чувствовались уверенность и спокойствие, невольно передававшиеся ей. Рядом с ним возникало ощущение надежности, защищенности – похожее чувство у нее вызывало только присутствие лорда Дантоса Дану. И волосы у этого парня были белокурыми, почти того же оттенка, как у лорда Дантоса, но его лицо не было архонтским – худощавое, с серыми глазами и чуть выступающими скулами, оно выглядело для нее слишком широким. Это лицо казалось ей знакомым, словно она где-то уже видела его. Перебрав в памяти лица рабов и известных ей торговцев, она не нашла подходящего и решила, что ее случайный спутник просто напомнил ей кого-то, увиденного мельком прежде.

75
{"b":"1856","o":1}