ЛитМир - Электронная Библиотека

Документ представлял собой сложенную втрое бумажку тусклого розоватого цвета с зубчатыми краями и с дырочками, пробитыми в местах сгиба. Размер каждого раздела был четыре с половиной на три четверти дюйма.

Карелла забрал у Мартино разрешение, выглядевшее вполне убедительно, и изучил его лицевую сторону:

ГОРОДСКОЕ БЮРО ВЫДАЧИ РАЗРЕШЕНИЙ НА НОШЕНИЕ И ХРАНЕНИЕ ОРУЖИЯ

Дата 9 июня 1958

Лицензия на ношение пистолета предоставляется

Кому – Сальваторе Альберту Мартино

Адрес – Эвалон-авеню, 583

Город или населенный пункт – Риверхед

Род занятий музыкант

Наниматель – имеет собственное предприятие

Гражданство – США

Возраст – 28

Артур К. Вайдман

Муниципальный магистрат, Риверхед

Затем развернул документ и стал читать текст во втором разделе:

Настоящая лицензия выдана на следующих условиях:

1. Она действительна до момента ее изъятия.

2. Она может быть изъята в любой момент.

3. Она утрачивает силу в случае порчи или внесения изменений в текст.

Владелец утратившей силу лицензии несет ответственность в соответствии со статьей 189 Уголовного кодекса.

4. Она дает разрешение на постоянное ношение.

5. Для ношения дополнительного оружия требуется дополнительное разрешение.

Подпись владельца – Сальваторе А. Мартино Марка Калибр Номер – Айвер Джонсон,.22, 326912 Отпечаток большого пальца

И третьем разделе Мартино просто разрешалось приобрести пистолет, и здесь тоже стояла подпись Артура К. Вайдмана.

Карелла сразу понял, что документ настоящий. Тем не менее он вдоволь насладился его изучением. Он вертел его в своих ручищах так, словно это была явная фальшивка, изготовленная русской разведкой. Он внимательно изучал и подпись, и отпечаток пальца, а из сличения номеров на документе и на пистолете устроил настоящий спектакль.

Затем он вернул пистолет и разрешение тромбонисту.

– Так, а теперь ты нам все-таки расскажешь, Сэл, зачем ты его носишь с собой?

– Я вовсе не обязан этого делать. Разрешения достаточно. У меня есть пистолет и есть на него разрешение, верно? А теперь, если не возражаете, я должен идти, меня ждет оркестр.

– Оркестр подождет. Отвечай на вопрос, Сэл, – сказал Клинг.

– Я не обязан на него отвечать.

– Нет, нам все-таки придется притянуть его к ответу, – сказал Хейз.

– Притянуть меня? За что? – завопил Мартино.

– За отказ в содействии блюстителям порядка, – рявкнул Хейз громовым голосом.

– Ну, хорошо, хорошо, хорошо, – голос Мартино возвысился до крещендо. – Хорошо!

– Так говори!

– Я боюсь.

– Что?

– Я боюсь. Меня приглашают играть в разные места, и порой мне приходится возвращаться домой и в три, и в четыре утра. И мне страшно. Мне неприятно идти ночью по улице с деньгами в кармане и тромбоном в руках. Страшно, понятно? Поэтому я обратился за разрешением на ношение оружия и получил его. Потому что мне страшно, понятно? Теперь понятно? Вас удовлетворяет такой ответ или нет, черт подери?

– Удовлетворяет, – сказал Карелла и несколько пристыженно посмотрел на своих коллег. – Вам, наверное, пора возвращаться к оркестру.

Мартино сложил разрешение и засунул его назад в бумажник, рядом с водительскими правами.

– Нет такого закона, который запрещал бы человеку бояться, – сказал он.

– Если бы такой закон был, – ответил Карелла, – мы бы все давно сидели в тюрьме.

* * *

Пуллен Алек, аптекарские тов., 18 С 117 – ТАйлер 8-9670

Пуллен Чарлз, Лафонтена, 3312 – АДдисон 2-1074

Пуллен Доналд, аген. по недв. и страх. Пондиго, 131 – МЕйнард 4-6700

Др. адр. Арчера, 4251 – Мейнард 4-3812

– Нашел, – сказал Мейер Мейер, обращаясь к стойке бара. – Доналд Пуллен, Пондиго-стрит, 131... нет, постой, это контора. Вот: Арчера, 4251.

Это где-то неподалеку, верно?

– Понятия не имею, – отозвался О'Брайен. – Спросим у первого полицейского. Ты слишком резво отыскал адрес, Мейер. Я еще не кончил пить кофе.

– Ну что же, допивай.

Мейер терпеливо ждал, пока О'Брайен большими глотками допивал кофе.

– Я об этой чашке кофе мечтал весь день, – сказал О'Брайен. – Мне надо все-таки что-то придумать с Мисколо. Как ты думаешь, может быть, мне так тонко намекнуть ему, чтобы он переменил марку кофе или еще что-нибудь в этом роде?

– Я не думаю, что это поможет, Боб.

– Да, я тоже не думаю.

– Почему бы тебе не принести собственный кофейник на работу? Купить себе электроплитку с одной конфоркой?

– А что, это идея, – сказал О'Брайен, – Правда, есть одно «но».

– Какое?

– Я не умею варить кофе.

– Да, тогда ничего не поделаешь. Ну ладно, закругляйся.

О'Брайен допил кофе. Они вышли на улицу и сели в неприметный «седан», стоявший у обочины.

– Арчера, 4251, – вновь сказал Мейер. – Теперь поехали искать полицейского.

Первого регулировщика они встретили только через десять кварталов.

Они притормозили возле него и спросили, где находится Арчер-стрит.

– Вы хотите сказать: Арчер-авеню?

– Да, наверное.

– Ну так говорите яснее, черт подери! И езжайте к тротуару. Вы мешаете движению!

– Мы только хотели узнать...

– Я знаю, что вы хотели узнать. Вы будете со мной пререкаться?

– Нет, сэр, – сказал Мейер и отъехал к обочине.

Они сидели в машине и ждали, пока полицейский разведет машины, ехавшие за ними. Наконец он подошел к ним.

– Вы что, не знаете, что нельзя останавливаться посреди улицы?

– Я не подумал, начальник, – сказал Мейер.

– А надо бы! Так что вы хотели узнать?

– Как доехать до Арчер-авеню.

– Два квартала прямо и направо. Какой вам нужен дом?

– Четыре тысячи двести пятьдесят первый, – сказал Мейер.

– Тогда после поворота еще три квартала. – Он посмотрел на приближавшиеся автомашины. – Ладно, езжайте.

Когда они уже тронулись, он крикнул им вслед:

– И смотрите, больше не останавливайтесь посреди улицы. Мистер, вы поняли меня?

– Славный малый, – сказал Мейер.

– Из-за таких, как он, нас и не любят, – сказал О'Брайен хмуро.

– Ну почему же? Он ведь помог нам, не правда ли?

– Склочник проклятый! – сказал О'Брайен.

Мейер повернул направо. Отсюда еще три квартала, верно?

– Верно, – ответил Мейер. Они медленно поехали по улице и остановились перед домом 4251. – Приехали. Будем надеяться, что он на месте.

Дом 4251 по Арчер-авеню был, как и большинство домов в Риверхеде, индивидуальным владением. Мейер и О'Брайен подошли к двери и постучали дверным молоточком. На стук вышел высокий мужчина в белой рубашке и красном жилете.

– Слушаю вас, господа, – сказал он. – Чем могу служить?

– Мистер Пуллен? – спросил Мейер.

– Да. Слушаю вас. – Пуллен изучал посетителей. – Вас интересует приобретение недвижимости или страхование?

– Мы бы хотели задать вам несколько вопросов, мистер Пуллен. Мы из полиции.

– Из полиции? – Пуллен сделался белым как полотно. – А ч-ч-что... произ...?

– Вы разрешите нам войти, мистер Пуллен?

– Да-да, заходите, – Пуллен торопливо скользнул мимо них взглядом, проверяя, не видит ли их кто из соседей. – Заходите.

Они вошли в дом и прошли в гостиную. Комната была тесно заставлена добротной мебелью с обивкой из темно-бордовой шерсти, отчего в ней казалось еще жарче, чем на самом деле.

– Присаживайтесь, – пригласил их Пуллен. – Так в чем дело?

– Обменивались ли вы телефонными звонками с некоей Уной Блейк?

– О да, разумеется, – на лице Пуллена появилось удивление и одновременно облегчение. – Так вас интересует она? Не я, а она?

– Да, нас интересует она.

– Я знал, что это та еще штучка. Я это понял, как только увидел ее.

Развязная дамочка. Даже очень. Кто она, проститутка?

19
{"b":"18560","o":1}