ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вдруг подумал об Ирэн (которая после их развода наверняка встречалась с другими мужчинами), рассказывала ли она кому-нибудь из них о том, например, как он, бывало, становился обнаженным перед зеркалом и напружинивал мускулы рук, зверски выпячивал подбородок и разворачивал якобы могучие плечи, изображая героев современных кинобоевиков. Или о том, что как-то раз вечером он зарычал, как дикарь, падая на нее, лежащую в постели и закатывающуюся хохотом. А еще однажды утром он лежал обнаженный, вытянувшись во весь свой рост и прикрыв шляпой восставший член, а когда она вошла, он вдруг снял шляпу и сказал: «Доброе утро, мадам, могу я предложить вам кое-что в шляпе?» Словом, он гадал, рассказывала ли Ирэн хоть кому-нибудь о том, что он, Эндрю Малони, временами по-ребячески дурачился, выставляя себя полным идиотом.

Мысль о такой возможности расстроила его.

Чтобы отвлечься от размышлений о предательстве Мерили и о возможном предательстве Ирэн, он снова вернулся к вопросу о деньгах, хорошо, что вопрос денег способен отвлечь человека от неприятных мыслей.

— Так как же вы узнали про деньги? — спросил он Крюгера.

Крюгер положил бинокль на колени, повернулся всем телом в кресле и посмотрел Малони прямо в глаза. Он смотрел и молчал довольно долго. Потом наконец сказал:

— Я намерен, сэр, быть с вами откровенным.

— Пожалуйста, я вас слушаю, — сказал Малони.

— В группе К, один человек работал на меня.

— Кто именно?

— Гауд.

— Гауд? — переспросил Малони, вспомнив изречение МакРэди: «Где есть сыр, там жди и крысу».

— Да, — сказал Крюгер. — К сожалению, он погиб в страшной автокатастрофе, вы, вероятно, слышали о Ней…

— Да, знаю.

— Я так и предполагал. Так или иначе, он погиб, когда уже ничего не мог сделать для нас.

— Это он вам сказал, что деньги будут спрятаны в гробу?

— Он сделал больше.

— Что же?

— Ему было поручено зашить под подкладку пиджака эти газетные обрезки.

— Гауду?

— Да.

— Я думал, это сделал Мак-Рэди.

— Нет, подменой денег занимался Гауд.

— Понятно, деньги заменил он.

— Именно.

— А что же произошло с настоящими деньгами?

— Он переправил их нам.

— Простите?

— Он передал деньги нам.

— Пятьсот тысяч долларов?

— Да, не больше и не меньше.

— Он их вам передал?

— Да, я же сказал вам, что он работал на нас.

— Он дал вам деньги и заменил их газетой, вы это хотите сказать?

— Именно это.

— Тогда, выходит, деньги уже у вас!

— Увы, нет.

— Нет?

— Нет.

— А у кого же они?

— Думаю, у К.

— Но если их отдали вам…

— Да, мы их получили. Но, видимо, кто-то узнал, что Гауд работает на меня, кто-то разнюхал, что он их подменил, и кто-то старательно проделал двойной трюк.

— Я не понимаю.

— Деньги, которые передал мне Гауд, оказались фальшивыми.

— Просто с ума сойдешь, — сказал Малони.

— Пожалуй, — согласился Крюгер.

— То есть они узнали, что Гауд собирается украсть эти деньги, и поэтому…

— Я нахожу слово украсть слишком сильным, — сказал Крюгер.

— Хорошо, значит, они узнали, что он собирается организовать передачу вам этих денег, — сказал Малони, — поэтому заменили настоящие банкноты фальшивыми, которые Гауд и ук… передал вам, положив на их место нарезанную газету?

— Да.

— Я не понимаю, — сказал Малони. — Зачем им нужно было возиться со всей этой отправкой гроба в Рим, если они знали, что в пиджаке только ничего не стоящая бумага?

— Не знаю, — задумчиво сказал Крюгер. — Но именно поэтому мы и отбили у них гроб. Когда мы обнаружили, что нас надули, мы решили, что они спрятали настоящие деньги в гробу. Как вам известно, их там не оказалось.

— И в пиджаке тоже, — сказал Малони.

— Ну, нельзя, однако, сказать, что для нас это явилось полной неудачей. В моем деле даже фальшивые деньги на что-нибудь сгодятся. — Крюгер помолчал. — Сэр, у вас есть какая-нибудь идея насчет того, где могут находиться настоящие деньги?

— Нет.

— Мне так не кажется.

— Нет, правда, даже представить себе не могу.

— Гм-м…

— Однако меня беспокоит кое-что еще… — сказал Малони.

— Да?

— Откуда появились эти огромные деньги?

Крюгер несколько минут молча смотрел на него, затем снова занялся своим биноклем.

— Мистер Крюгер, — сказал Малони, — откуда же эти деньги…

— На этом, полагаю, наш разговор окончен, — сказал Крюгер.

— Простите?

— Думаю, вам придется покинуть ипподром в приятном обществе Генри и Джорджа.

— Что?

— Да.

— Но вы сказали, что доверяете мне!

— Нет, я сказал, что намерен быть с вами откровенным.

— Но это одно и то же!

— Не совсем, — сказал Крюгер. — Вчера в этой аварии на дороге погибло несколько человек, как вы знаете…

— Да, но это…

— Чтобы быть точным, погибло трое. Полиции известно только то, что на скоростную дорогу Ван-Уик вылетел красный трейлер и на полном ходу врезался в катафалк с гробом, в результате чего трое мужчин скончались на месте. К сожалению, четвертому удалось сбежать, скрывшись в кустах, за дорогой.

— Должно быть, это К., — сказал Малони.

— Да, это был К. Так что, видите ли, мы не хотим, чтобы полиция еще что-нибудь выяснила.

— Понимаю.

— И мы не хотим, чтобы она узнала, например, что к этой истории имеем какое-то отношение я или мои ребята.

— Понимаю, — снова сказал Малони.

Крюгер отнял бинокль от глаз, обернулся к Малони и улыбнулся. Малони приготовился услышать какую-то шутку.

— Болтун — находка для шпионов, — сказал Крюгер.

— Думаю, я понимаю, что вы имеете в виду, — сказал Малони.

— Надеюсь.

— Но вам не о чем беспокоиться. Видите ли, у меня самого проблемы с полицией.

— В самом деле? — холодно сказал Крюгер и снова схватился за бинокль.

— Да. Так что вряд ли я пойду к ним доносить, раз я сам у них на крючке, вы же понимаете.

— Понимаю, — отозвался Крюгер.

— Да.

— Да, но все равно я думаю, что сейчас вам придется нас оставить.

— Я не понимаю, — сказал Малони.

— Чего уж тут не понимать, — сказал Крюгер.

— Я вам правду сказал, — настаивал Малони. — У меня действительно в настоящее время неприятности с полицией.

— Да, конечно.

— Я был арестован за кражу со взломом!

— Уведите его, — сказал Крюгер.

— Лошади на треке! — громогласно объявил комментатор.

— Тебе кто-нибудь из них нравится? — спросил Крюгер, опустив бинокль и обращаясь к Мерили.

— Послушайте, мистер Крюгер…

— Вставай, — сказал сзади Джордж.

— По-моему, лошадь под номером семь выглядит довольно симпатичной, — сказала Мерили.

— Мистер Крюгер, уверяю вас…

— Идем, — сказал Генри и подтолкнул его в спину чем-то твердым, вероятно, дулом револьвера, который он прятал в кармане пиджака.

Малони поднял свой пакет.

— К сожалению, — сказала Мерили, — я проиграла все свои деньги во время предыдущего заезда.

— Но тебе в самом деле нравится эта лошадь?

— О да, правда, она кажется очень резвой.

— Мистер Крюгер, я хотел бы…

— Уберите его отсюда! — рявкнул Крюгер, и Генри снова двинул Малони в спину.

— Хорошо, только без грубости, — сказал Малони.

— Давай шевелись! — сказал Генри.

— Ладно, ладно, идем… — сказал Малони.

Прижав к груди пакет, он стал пробираться между сиденьями, но остановился на полпути и повернулся к Крюгеру, который опять глазел в бинокль.

— Вы еще не все знаете обо мне, мистер Крюгер, — сказал он.

— Не думаю, — коротко ответил Крюгер и обратился к Мерили, — так какая, ты говоришь, понравилась тебе?

— Вон та, под номером семь, — ответила девушка.

— Да, похоже, неплохая лошадка, — сказал Крюгер.

— А на мой взгляд, она похожа на клячу! — раздраженно сказал Малони.

— А вас никто не спрашивает.

— А что касается вас, — сказал Малони, обращаясь к Мерили.

36
{"b":"18561","o":1}