ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Неприкаянные души
Ветер Севера. Аларания
Ghost Recon. Дикие Воды
Ты есть у меня
Когда Ницше плакал
Бавдоліно
Никогда тебя не отпущу
Закон охотника
A
A

– Ага.

– Вот мы и подумали, что привлекательная девушка, шагающая по улице поздно ночью, могла бы его приманить.

– Понимаю. – Эйлин словно не заметила реверанса в её сторону. В городе было миллиона четыре привлекательных девушек, и она знала, что ничем не лучше остальных.

– У этих нападений были какие-то сексуальные мотивы? – спросила она.

Уиллис взглянул на Бернса.

– Насколько нам известно, нет. Он не пытался изнасиловать ни одну из своих жертв.

– Я только прикидываю, что мне надеть, – задумалась Эйлин.

– По крайней мере, не шляпку, – заметил Уиллис. – Это ни в коем случае. Мы хотим, чтобы он уже издалека заметил ваши рыжие волосы.

– Годится, – ответила Эйлин.

– Что-нибудь светлое, чтобы я не потерял вас из виду, но не крикливое, – уточнил Уиллис. – Не хотелось бы, чтобы вами занялась полиция нравов.

Эйлин улыбнулась.

– Свитер и юбку? – предложила она.

– Что угодно, в чем вы будете чувствовать себя удобно.

– У меня есть белый свитер, – сказала она. – Он будет бить в глаза и вам, и Клиффорду.

– Ладно, – согласился Уиллис.

– Туфли с высокими каблуками или с низкими?

– Это уже зависит только от вас. Вы могли бы… вам придется немного погулять… И если каблуки будут вам мешать, лучше обуйте что-нибудь на низком каблуке.

– Но высокие каблуки лучше слышны, – заметила Эйлин.

– Ну, это уж вам виднее.

– Решено, я буду в туфлях на каблуках.

– Договорились.

– В операции будет задействован кто-то еще? Я имею в виду, будет ли у меня рация и все такое?

– Нет, – ответил Уиллис. – Это будет слишком заметно. В деле будем только мы вдвоем.

– И, надеюсь, Клиффорд.

– Да, – кивнул Уиллис.

Эйлин Барк вздохнула.

– Когда начнем?

– Сегодня ночью? – предложил Уиллис.

– Я собираюсь к парикмахеру, – с улыбкой сказала Эйлин. – Но, думаю, это может подождать. – Улыбка её стала ещё шире. – Не всякая девушка может похвалиться, что за ней по пятам всегда ходит по крайней мере один мужчина.

– Встретимся здесь?

– Когда? – спросила Эйлин.

– На пересменке. Без четверти двенадцать?

Она встала.

– Я приду, лейтенант.

Бернс пожал ей руку.

– Но не забывайте об осторожности!

– Да, лейтенант. Спасибо. – Она повернулась к Уиллису. – До скорой встречи!

– Я вас буду ждать.

– Хорошо, – и она вышла из кабинета.

Потом Уиллис спросил:

– Что вы б этом думаете?

– Думаю, справится, – сказал Бернс. – На её счету уже четырнадцать жуликов из метро, которых она отправила за решетку.

– Хулиганы это не то, что грабители, – заметил Уиллис.

Бернс задумчиво кивнул.

– И все-таки я надеюсь, что он клюнет.

Уиллис усмехнулся.

– Я тоже так думаю.

* * *

За дверью кабинета в комнате детективов Мейер рассказывал о кошках.

– Количество случаев уже дошло до двадцати четырех, – рассказывал он Темплу. – Это самая невероятная история, с которой довелось столкнуться в тридцать третьем участке.

Темпл почесал в паху.

– И они так ничего и не выяснили, да?

– Никаких следов, – сказал Мейер, терпеливо наблюдая за Темплом. Мейер был весьма терпеливый человек.

– Значит, он шатается по окрестностям и крадет кошек, – продолжал Темпл, покачав головой. – Зачем мужику кошки?

– И тем не менее, – сказал Мейер. – Какой у него может быть мотив? Весь участок уже просто вне себя. Я тебе скажу, Джордж, я рад, что эта история висит не у нас на шее.

– Хе, – фыркнул Темпл. – Я бывал в переделках и похуже.

– Я-то тебе верю, но кошки? Ты когда-нибудь сталкивался с таким?

– А то нет! На телефонных столбах, когда я был патрульным, – припомнил Темпл.

– С кошками на телефонных столбах сталкивался каждый, – сказал Мейер. – Но тут речь идет о том типе, который ходит по окрестностям и крадет кошек в домах. Нет, ты мне скажи, Джордж, слышал ли ты когда про такое?

– Никогда, – ответил Темпл.

– Я потом расскажу тебе, чем это кончится, – пообещал Мейер. – Вся эта история меня очень занимает. По правде говоря, не думаю, что они с ним справятся.

– Там, снаружи, ждет какой-то тип, – крикнул со своего места Хэвиленд. – Никто не хочет узнать, чего он хочет?

– Прогулка пойдет тебе на пользу, Родж, – сказал Мейер.

– Но я ведь только что уселся, – защищался Хэвиленд, потягиваясь. – И до смерти устал.

– Выглядит он очень неважно, – заметил Мейер. – Бедный парень, у меня просто сердце кровью обливается. – Он подошел к стеклянным дверям с жалюзи. Стоявший там полицейский заглядывал в комнату детективов.

– Много работы, да?

– Это как посмотреть, – безразлично ответил Мейер. – Что вы там принесли?

– Заключение медэкспертизы по вскрытию… – он взглянул на пакет, – для лейтенанта Питера Бернса.

– Я приму, – сказал Мейер.

– Вот здесь распишитесь, пожалуйста.

– Он неграмотный, – сказал Хэвиленд и положил ноги на стол. Мейер расписался в получении, и курьер ушел.

Заключение по результатам вскрытия – сугубо специальный документ. Плоть и кровь обращаются в медицинские термины, все измеряется в сантиметрах, все анализируется с холодным безразличием. В акте вскрытия не найти людского тепла и чувства. В нем нет места для сантиментов и рассуждений. Это один или несколько листков официальных бланков формата А4, исписанных словами, которые на недвусмысленном врачебном жаргоне разъясняют, при каких обстоятельствах умерла та или иная особа.

В акте вскрытия, который Мейер нес лейтенанту, стояло имя: Дженни Рита Пейдж.

Слова заключения дышали смертельным холодом.

Смерть не отличается сочувствием.

Стояло там следующее:

АКТ ОФИЦИАЛЬНОГО ОСМОТРА ТЕЛА ПЕЙДЖ, ДЖЕННИ РИТЫ

Женщина, белая. Возраст по оценке – 21. Возраст истинный – 17. Примерный рост – 165 см; Вес – 60 кг.

Общий осмотр.

Лицо и голова. а) Лицо – видимые многочисленные ссадины. На фронтальной части черепа имеется отчетливый пролом кости, длиной около 10 см, начинается в 3 см над правой глазной впадиной, проходит вертикально вниз через переносицу и кончается в средней части левой максилы. В области глаз отчетливо видны геморрагические опухоли. При продолжении общего осмотра установлено скопление засохшей крови в носовых и ушных отверстиях. б) Голова – сотрясение мозга и перелом группы костей, охватывающий левую темпоральную часть черепа. Пролом длиной 11 см проходит вертикально от брегмы к месту в двух сантиметрах над ушной костью левого уха. В волосах имеются кровяные сгустки.

Тело.

При визуальном и вентральном осмотре груди обнаружен ряд поверхностных повреждений и рваных ран.

На правой задней части бедра имеются ссадины – следы насилия. На правой нижней конечности обнаружен сложный перелом дистальной части тибии и фибулы с выходом кости через медиальную часть продольной трети конечности.

При осмотре влагалища – полном и подробном – установлено: 1. Никаких следов крови во влагалищном пространстве. I

2. Никаких следов изнасилования или коитуса.

3. Никаких следов семени или спермы; ничего не обнару – жено ни при осмотре, ни при микроскопическом иссле – довании вагинальных секреций.

4. Матка увеличена и имеет размер приблизительно 13,5x10,0x7,5 см.

5. Плацента и окружающие ткани в норме.

6. В матке находится эмбрион: длина 7 см, вес 20 г.

Выводы:

1. Смерть наступила мгновенно, причина – удары, нанесенные по лицу и черепу.

2. Множественные ссадины и рваные раны, обнаруженные на теле, сложный перелом правой нижней конечности (перелом тибии и фибулы), вероятно, вызваны падением с обрыва.

3. Никаких следов попытки изнасилования.

4. Осмотром содержимого матки установлено наличие трехмесячной беременности.

Глава 8

Он никак не мог избавиться от мыслей о мертвой девушке. На обходе в понедельник утром Клингу следовало бы испытывать радость. Он уже давно изнывал от безделья, и вот теперь вышел на службу, и асфальт мостовых ласково стелился ему под ноги. Вокруг бурлила жизнь. Окрестности были полны толпами живых и бодрых людей, и посреди всей этой кипящей жизни шагал Клинг и размышлял о смерти.

14
{"b":"18563","o":1}