ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О котором вы, несомненно, прекрасно помните, – заметил Клинг.

– Что? – переспросил Хад.

– Вы член этого клуба? – снова спросил Клинг.

– Разумеется. Днем тут вход только для членов клуба. Собственно, могут ходить к нам и не члены, кроме пятницы и воскресенья. Тогда у нас свои вечеринки. – Он в упор взглянул на Клинга. Глаза у него были большие и синие. – Танцы и все такое. Сами знаете.

– Знаю, – ответил Клинг.

– А иногда подаем и пиво. Это не вредно, а человек может отдохнуть, – Хад ухмыльнулся. – Здоровый отдых – это именно то, что нужно крепкой и румяной американской молодежи, я прав?

– Абсолютно.

– Так говорит доктор Мортессон.

– Кто?

– Доктор Мортессон. Он пишет статьи в одной газете. Каждый день – здоровый отдых. – Хад не переставал ухмыляться. – Зачем вы хотите арендовать клуб?

– Я член общества ветеранов войны, – сказал Клинг.

– Ну и что?

– А то. У нас будет… встреча… ну, с женами, с девушками и все такое…

– Ну, конечно, – сказал Хад.

– Так что мы подыскиваем место.

– А почему бы вам не попробовать в Доме Американского Легиона?

– Великоват.

– Ага.

– Я подумал об одном из клубов попроще. Ваш мне очень понравился.

– Я вам верю, – сказал Хад. – Мы все тут сделали своими руками.

Он подошел к радиоле, казалось, чтобы положить возле неё стопу пластинок, но потом передумал и обернулся.

– Слушайте, а когда это вам нужно?

– В субботу вечером, – сказал Клинг.

– Это хорошо… потому что у нас вечера отдыха всегда по пятницам и воскресеньям.

– Да, я знаю. – сказал Клинг.

– А сколько вы можете заплатить?

– Ну, все зависит… Вы уверены, что хозяин дома не помешает, если мы приведем девушек? Ничего такого, разумеется, вы понимаете. У нас многие женаты.

– Ах, ну разумеется, – Хад сразу приобрел сочувствие к проблемам взрослых людей. – Я вас понимаю. Ничего другого у меня и в мыслях не было.

– Но придут и девушки.

– Ну, какие проблемы!

– Вы в этом уверены?

– Разумеется. Сюда постоянно ходят девушки. Они могут посещать наш клуб.

– В самом деле?

– Точно, – заверил его Хад. – Членами нашего клуба состоят двенадцать девушек.

– Из тех, кто живет поблизости? – спросил Клинг.

– Большей частью – да. Издалека никто ездить не будет.

– Не мог бы я познакомиться с кем-нибудь из них? – спросил Клинг.

Хад смерил его взглядом, прикидывая возраст.

– Сомневаюсь, – ответил он, и его дружелюбие к миру взрослых сразу исчезло.

– Когда-то я жил здесь неподалеку, – солгал Клинг, – и знал в окрестностях уйму хорошеньких девушек. Не удивлюсь, если девушки из вашего клуба – это их младшие сестры.

– Это возможно, – согласился Хад. – Ну, а как же вы их звали?

– А зачем тебе это знать, приятель? – раздался голос откуда-то из-за арки. Клинг резко повернулся. Высокий парень выходил из-под арки в комнату, застегивая молнию на джинсах. Он был высокого роста, широкие мускулистые плечи, распиравшие майку, переходили в узкую талию. Волосы у него были каштановые, глаза – карие, почти шоколадные. Он был необыкновенно красив и всем поведением недвусмысленно давал понять, что прекрасно знает об этом.

– Томми?

– Да, меня так зовут, – сказал Томми. – Но я не знаю, как зовут вас.

– Берт Клинг.

– Очень приятно, – ответил Томми, не переставая испытующе мерить Клинга взглядом.

– Томми – президент клуба “Темпо”, – объяснил Хад. – Он согласен, чтобы я сдал вам клуб. При условии, что хорошо заплатите.

– Я был на страже, – вмешался Томми, – и слышал все, о чем вы говорили. С чего бы это вас так заинтересовали наши красотки?

– Да не интересуют они меня, – Клинг. Я просто из любопытства.

– Разумеется, – кивнул Хад.

– Сколько вы можете заплатить, приятель?

– Слушай, приятель, а часто сюда ходила Дженни Пейдж? – неожиданно спросил Клинг, наблюдая за лицом Томми. Но в нем ничего не изменилось. Одна пластинка соскользнула со стопки, которую держал в руках Хад, и с шумом упала на пол.

– А кто это – Дженни Пейдж? – спросил Томми. – Девушка, которую убили вечером в прошлый четверг, – сказал Хад.

– Никогда о ней не слышал, – настаивал Томми.

– Подумайте, – посоветовал Клинг.

– Подумаю. – Томми помолчал. – Вы полицейский?

– А что, если да?

Это приличный клуб, – сказал Томми. – У нас никогда не было никаких проблем с полицией, и мы не хотим их на будущее. И у нас никогда не было проблем с хозяином дома, хотя, честно говоря, он изрядная сволочь.

– Никто не собирается создавать вам проблемы, – заметил Клинг. – Я только спрашиваю, как часто сюда ходила Дженни Пейдж.

Она сюда не ходила, – ответил Томми. – Я прав, Хад?

Хад, собиравший куски разбитой пластинки, поднял глаза.

– Угу, это правда, Томми.

– Положим, я полицейский, – снова начал Клинг.

– У полицейских есть жетоны.

Клинг полез в задний карман, открыл бумажник и показал жетон. Томми взглянул на него.

– Полицейский – не полицейский, это всегда был порядочный клуб.

– Никто не утверждает, что это не так. Перестань напирать своими накачанными мышцами и отвечай, если тебя спрашивают. Когда Дженни Пейдж была тут в последний раз?

Томми долго колебался.

– Никто у нас не имеет ничего общего с её убийством, – наконец сказал он.

– Значит, Дженни ходила сюда.

– Да.

– Часто?

– Время от времени.

– Как часто?

– Всегда, когда было открыто для публики. А иногда и на неделе. Мы пускали её, потому что одна девушка… – Томми запнулся.

– Продолжай, говори уж все.

– Потому что её знала одна наша девушка. Иначе бы мы её сюда не пустили, только в дни, когда открыто для публики. Это все, что я знаю.

– Ага, – подтвердил Хад и положил осколки разбитой пластинки на радиолу.

– Думаю, эта девушка уговаривала её вступить в члены клуба.

– Она была тут в прошлый четверг вечером? – спросил Клинг.

– Нет, – тут же ответил Томми.

– Попытайся ещё немного подумать.

– Нет, её тут не было. В четверг у нас санитарный день. Шестеро ребят из клуба дежурят тут по четвергам… по очереди, понимаете. Трое парней и трое девушек. Парни делают тяжелую работу, а девушки чинят шторы, моют посуду и тому подобнее. Не членам клуба в такой вечер вход запрещен. Вообще нет входа, даже для членов клуба, кроме ребят, которые работают. Поэтому я знаю, что Дженни Пейдж здесь не было.

– А ты был?

– Ага, – ответил Томми.

– А кто был еще?

– Какая разница? Дженни тут не было.

– А её приятельница? Которая привела её сюда?

– Ну, та была.

– Как её зовут?

Томми помолчал. Когда, наконец, заговорил, с вопросом Клинга это не имело ничего общего.

– Дженни вам надо было было видеть. Она тут ни с кем даже танцевать не хотела. Какая-то странная. Красива до смерти, но ледышка. Просто минус тридцать, и все, я не вру, честно.

– Тогда зачем она сюда заходила?

– Спросите у меня чего-нибудь попроще. Даже когда приходила, никогда не оставалась надолго. Только сидела где-нибудь в углу и смотрела. В клубе не было парня, кто бы не хотел её снять, но, Господи, она была совершенно неприступна. – Томми помолчал. – Разве я не прав, Хад?

Хад кивнул.

– Прав. Хоть и нехорошо так говорить про мертвую, но это факт. Невесть что из себя корчила, тоже мне цаца нашлась. Скоро ни одному парню и в голову не приходило пригласить её танцевать. Так она и сидела, как баба на чайнике.

– Она была просто как не от мира сего, – добавил Томми. – Я даже думал, что она наркоманка или что-то вроде того, честно. Ведь знаете, об этом вечно пишут в газетах. – Он пожал плечами. – Но тут было что-то другое. Она просто как с луны свалилась, и все. – Он опять грустно покачал головой. – Но нужно признать, это была конфетка!

– Только ледышка, – повторил Хад и тоже покачал головой.

– Как зовут её приятельницу?

17
{"b":"18563","o":1}