ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она шагала, гордо подняв голову и не сбавляя шага. Перед ней был парень, никаких сомнений. Заметив, быстро повернулся к ней. В темно-синем костюме, без шляпы. Высокий, где-то за сто восемьдесят.

– Эй, – крикнул он. – Эй, ты! – и она сразу почувствовала, как сердце у неё ушло в пятки: на сто процентов была уверена, что это Клиффорд.

И тут у неё появилось ощущение какой-то глупой ошибки. На рукаве синей формы она заметила нашивки, а на воротнике – узкие белые галуны. Тип, которого она приняла за Клиффорда, был просто моряком без шапки. Напряжение её спало. Губы тронула легкая улыбка.

Моряк приблизился к ней. Видела, как он переваливался с боку на бок, словно в шторм. Прямо скажем, он был пьян в стельку, и это состояние однозначно объясняло, почему он с непокрытой головой.

– Ну вы только гляньте, – он икнул, – какая рыженькая! Иди сюда, рыжуленька!

Он потянулся к Эйлин, но та быстро и решительно отстранила его руку.

– Отвали, – сказала она. – Ты ошибся адресом!

Моряк покачал головой и захохотал во все горло.

– Ошибся адресом? – грохотал он. – Боже, так она приняла меня за обычного бандита!

Эйлин была абсолютно все равно, кем он себя считает, ей только нужно было, чтобы он не совал нос не в свое дело; ловко прошмыгнув мимо него, она зашагала дальше.

– Эй, – рявкнул он, – ты куда?

За собой она услышала торопливые шаги, потом почувствовала, как её схватили за локоть. Обернулась и вырвала руку.

– Ну ты чего? – спросил он. – Тебе моряки не нравятся?

– Что вы, все прекрасно, – ответила Эйлин, – но лучше бы вам вернуться на корабль. А теперь отстаньте! – Она даже топнула ногой.

– Слушай, а ты не хочешь со мной переспать?

Эйлин не смогла сдержать улыбки.

– Нет, – сказала она. – Премного благодарна, но нет.

– А почему это нет? – спросил он, воинственно выставив челюсть.

– Я замужем.

– Ну и что? Я тоже женат.

– Мой муж – полицейский.

– А я ложил на копов. Мне беречься надо только тех свиней из береговой охраны. Их надо бояться. Ну, так что, малышка?

– Нет, – твердо ответила Эйлин. Отвернулась и зашагала дальше, но он обогнал её и загородил дорогу.

– Можем поговорить о твоем муже и о моей старухе, что скажешь? Ха, у меня лучшая жена на свете.

– Ну, так идите к ней домой, – сказала Эйлин.

– Не могу, черт бы их всех побрал! Она в Алабаме!

– Отвали, – сказала Эйлин. – Я серьезно. Отвали, пока не нарвался на неприятности.

– Не-а, – упрямо настаивал он, – я хочу с тобой в постель.

– Господи Боже мой!

– В этом нет ничего плохого. Все нормально.

– Кроме твоей морды поганой, – не выдержала Эйлин.

– Что?!

– Ничего. – Она обернулась и взглянула через плечо, где Уиллис. Того нигде не было видно. Он явно где-то подпирал стенку, давясь от хохота. Обойдя моряка, она зашагала по улице. Моряк, догнав её, шел рядом.

– Нет ничего лучше пеших прогулок, – заявил он. – Я буду гулять с тобой, пока не сотру ноги по самую задницу, или пока ты не согласишься залечь со мной в постель. Нагуляемся до обалдения.

– Ну смотри, ты у меня дождешься, – проворчала Эйлин и начала лихорадочно размышлять, как бы набрести на кого-нибудь из береговой охраны. Черт, полицейских никогда нет там, где они нужны!

“Нашла время глазки строить!” – подумал Уиллис.

Что ей, нечем больше заняться, чем трепаться с моряками! Двинула бы этого проклятого жеребца по голове и затащила в глухой переулок! Как, черт возьми, мы выманим Клиффорда, если она будет шляться с моряком? Может, вмешаться? Или она что-то задумала? Когда имеешь дело с бабами, хуже всего то, что они не в состоянии думать по-мужски.

Лучше бы он остался дома.

Глядя на все это, он молча проклинал моряка.

Откуда свалился этот болван? Как ему теперь заполучить эту сумочку? В кои-то веки подвернулся удобный случай, в первый раз с тех пор, как началась вся эта шумиха вокруг Дженни Пейдж, и тут невесть откуда приперся этот моряк, и все летит к черту.

Может, он все же уйдет?

Может, девка даст ему по морде, и он смоется?

А может, и нет. Если она проститутка, то пойдет с ним, и тогда все.

Как это полиция позволяет всяким вшивым морячкам шататься по улицам?

Он видел, как девица крутит бедрами, и как с ней рядом идет вразвалку широким шагом моряк; проклинал полицию, проклинал моряков, а заодно проклинал и рыжеволосую красотку.

Когда они свернули за угол, он перебежал улочку и помчался проходным дьором, рассчитывая обогнать их нч пару кварталов и надеясь, что рыженькая тем временем избавится от моряка. Пальцы его просто ныли от желания схватить сумочку, все ещё болтавшуюся на её левом плече.

– С какого ты корабля? – спросила моряка Эйлин.

– С крейсера Соединенных Штатов “Хантаг”, – ответил моряк. – Что, кисонька, теперь тебе со мной интересно?

Эйлин остановилась. В упор глянула на моряка, и её зеленые глаза метали грозные молнии.

– Послушай, я работаю в полиции, понимаешь? Я сейчас на службе, и мне совсем не нравится, что ты путаешься под ногами!

– Что-что? – переспросил моряк. Собрался было дико заржать, но её ледяной голос его поразил.

– У меня в сумочке “38-спешл”, – спокойно продолжала она. – Я считаю до шести, потом его достану, выстрелю тебе в ногу, оставлю тебя валяться на тротуаре и вызову патруль береговой охраны. Считаю.

– Слушай, ты что…

– Раз…

– Что это все значит? Я только…

– Два…

– У тебя что, серьезно, пистолет…

В руке её тут же появилось оружие. Глаза у моряка полезли на лоб.

– Три…

– Да я уже…

– Четыре…

Ошеломленный моряк ещё раз взглянул на револьвер.

– Спокойной ночи, мисс! – Он развернулся на каблуках и пустился наутек. Эйлин смотрела ему вслед. Револьвер она сунула обратно в сумку, улыбнулась, свернула за угол и пошла по неосвещенной улице. Не прошла и пятнадцати шагов, как чья-то рука сдавила ей горло и втащила в переулок.

Моряк припустил с такой скоростью, что Уиллис прыснул от смеха. Форменка его так и раздувалась на ветру. Он мчался посреди улицы странным стилем: вразвалку – как моряк, спотыкаясь, как пьяница, и галопом – как трехлетка на Кентукки-дерби. Глаза вытаращены, волосы безумно растрепаны.

Заметив Уиллиса, он юзом затормозил и, переводя дух, посоветовал:

– Приятель, если увидишь вон ту рыжую девку, держись от неё подальше, честно тебе говорю.

– Что случилось? – с отеческим сочувствием спросил Уиллис, изо всех сил борясь со смехом, который так и рвался наружу.

– Что случилось? Приятель, да у неё в сумочке целый арсенал. Я лучше сматываюсь!

Кивнув Уиллису, он припустил снова. Уиллис проводил его взглядом, рассмеялся и взглянул вперед – где же Эйлин. Видимо, свернула за угол.

Ухмыльнувшись, он решил, что моряк оказался совсем недурным развлечением, скрасившим их бессмысленное блуждание по улицам, в глупой надежде наткнуться на грабителя, который, наверное, так никогда и не появится.

И как раз в тот момент, когда она хотела выхватить револьвер из сумочки, ремешок её соскользнул с плеча. Почувствовала, как тяжесть сумочки, означавшая для неё безопасность и спасение, исчезла. Когда же выставила ногу, готовясь бросить нападавшего через плечо, тот резко развернул её и шмякнул о стену дома.

– Я не шучу, – прошипел он угрожающе, и она поняла, что он всерьез. От удара о стену ей перехватило дыхание. На его едва освещенном лице не было очков, но цвет глаз она все равно разглядеть не могла. На голове у него была шляпа, и Эйлин кляла её в душе, потому что не видны были волосы.

И тут взлетел его кулак и угодил ей точно в левый глаз. Она слышала о красных и желтых кругах и искрах, которые сыпятся из глаз в таких случаях, но до этого момента ничего подобного не испытывала. Внезапно ослепнув, она силилась оторваться от стены, но он снова грубо ударил её спиной.

– Это только для острастки, – зашипел он. – Не вздумай кричать, когда я уйду, поняла?

23
{"b":"18563","o":1}