ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со стороны лестницы послышалось мягкое шарканье домашних тапочек по ступенькам. Карелла посмотрел наверх: маленький сухонький человечек спускался к нему со второго этажа. На вид ему было лет шестьдесят, и двигался он слегка прихрамывая. Лицо его прикрывал зеленый светозащитный козырек, впалую грудь облегал толстый свитер неопределенного коричневого цвета, наверняка связанный ему еще тетушкой со стороны матери где-нибудь в Нью-Гемпшире. Выглядел он типичнейшим янки: знаете, такой маленький, незаметный, из тех, что во всех фильмах играют роли смотрителя отеля или почтмейстера из провинциального городка, возле которого обычно останавливается шикарный автомобиль с откидным верхом, чтобы главные герои могли спросить у него дорогу. Словом, вы наверняка отлично знаете этот тип. Так вот, спускавшийся по лестнице человек как две капли воды походил на него. Всего на мгновение, пока Карелла прислушивался к его неуверенным шагам, ему вдруг показалось, что он и сам участвует в съемках какого-то фильма, и что сейчас нужно будет произнести слова, написанные каким-нибудь голливудским гением, и что в ответ он обязательно услышит реплики, заранее заготовленные тем же сценаристом.

– Привет, юноша, – проговорил типичный янки. – Чем могу быть вам полезен?

– Я из полиции, – сказал Карелла. Из заднего кармана он добыл свой бумажник и раскрыл его так, чтобы виден был пристегнутый с внутренней стороны жетон детектива.

– Угу, – отозвался янки, кивая. – Так чем я могу вам быть полезен?

– Я что-то не уловил вашего имени, сэр, – сказал Карелла и тут же догадался, что в ответ он обязательно услышит: “А я и не произносил его, юноша”. Он слегка поморщился до того, как старик почти буквально повторил эту заученную реплику:

– А я не привык швыряться своим именем, юноша. Фамилия моя Питт. Роджер Питт к вашим услугам.

– Здравствуйте, мистер Питт. – Я – детектив Карелла. Мы обнаружили остатки...

– Как вы сказали – Карелла?

– Да.

– Карелла.

– Да.

– Здравствуйте, мистер Карелла, как поживаете? – проговорил Питт.

– Спасибо, хорошо. Мы обнаружили остатки форменной одежды в печи для сжигания мусора, сэр, а кроме того, нашли там и остатки спичек, на пачке которых значилось название вашего отеля – “Альбион”, и очень может быть, что эта форменная одежда может помочь нам в расследовании дела, которым мы сейчас занимаемся. Вот почему я решил...

– И это вы заняты расследованием дела?

– Да, сэр.

– А вы детектив?

– Да, сэр.

– Ну, так что же вам хотелось бы узнать у меня?

– Ну, в первую очередь нам хотелось бы спросить у вас, знакомы ли вы с кем-нибудь по имени Джонни?

– Джонни, а как дальше?

– Этого мы не знаем. Но он может оказаться человеком, который носил эту форменную одежду.

– Значит, Джонни, так?

– Да, Джонни.

– Ну конечно.

В холле воцарилась тишина.

– Так, значит, вы его знаете? – спросил Карелла.

– Конечно.

– И как же его фамилия?

– Этого я не знаю.

– Но...

– Это парень Лотты, – изрек Питт.

– Лотты?

– Лотты Констэнтайн. Она живет тут наверху. Он часто бывал тут, этот Джонни.

– Понятно. А эта Лотта Констэнтайн – его девушка, я так вас понял?

– Совершенно верно, – подтвердил Питт.

– А как по-вашему, сколько могло быть лет этому Джонни?

– Могло быть? – быстро переспросил Питт и глаза его понимающе сощурились. – Лет шестьдесят с небольшим, я бы так сказал.

Карелла полез во внутренний карман своего пиджака. Он достал оттуда фотографию в целлофановой обертке и выложил ее на стол. Это была фотография убитого, разосланная для публикации в газеты.

– Вы имеете в виду именно этого человека? – спросил Карелла.

Питт внимательно пригляделся к фотографии.

– Конечно, – сказал он. – Я, правда, никогда не видел его в купальных плавках. Как, впрочем, и спящим тоже.

– Но это именно он?

– Вполне возможно. Но фотография, признайтесь, не очень удачная.

– Возможно, вы правы.

– Я хочу сказать, что человек этот очень похож на Джонни, и в то же время – не совсем. Тут явно чего-то не хватает.

– Возможно, вы и это правильно подметили, – сказал Карелла.

– Да? Так чего же тут не хватает?

– Жизни. Человек, изображенный на этой фотографии, мертв.

– Ах так, – и тут Питт будто внезапно решил умыть руки и прекратить разговор. – Знаете, в таком случае, вам лучше всего поговорить с Лоттой. Я думаю, что она наверняка сможет рассказать больше, чем я.

– А как мне найти ее?

– Она сейчас как раз у себя наверху. Я позвоню ей, и она, возможно, согласится спуститься сюда, чтобы поговорить с вами.

– Нет, нет, не стоит беспокоиться, я сам поднимусь к ней. Мне не хотелось бы...

– Да это всего одна секунда – звякнуть ей, – сказал Питт. Он направился к маленькому коммутатору и вставил в гнездо один из штырьков, прикрепленных к резиновым кабелям. Придерживая наушник, он выждал с минуту и потом проговорил в микрофон: – Лотта? Это говорит Роджер, из холла внизу. Тут один парень задает вопросы насчет Джонни. Да, совершенно верно, насчет твоего Джонни. Вот я и подумал, не поговорить ли тебе с ним самой. Ну, видишь ли, парень этот из полиции, Лотта. Ну, Лотта, тут совсем нет причин так расстраиваться. Нет, он выглядит вполне приличным. Молодой парень. Ладно, я скажу ему.

Питт снял наушники, выдернул штырь из гнезда и только после этого заговорил.

– Она сейчас спустится. Она, должен сказать, расстроилась немножко, когда услышала, что вы – полицейский.

– Да, по правде говоря, все расстраиваются, когда слышат это, – сказал, улыбаясь, Карелла.

Он облокотился о стойку администратора и принялся ждать прихода мисс Лотты Констэнтайн. Если в своей работе он что-то и не любил, так это брать показания у стариков. Хотя в работе его была масса других неприятных вещей, и немало нашлось бы людей, которые под присягой бы показали, что Стив Карелла частенько бывал весьма несдержан. Поэтому было бы преувеличением сказать, что эти божьи одуванчики уж слишком досаждали ему. Но все же допросы людей престарелых занимали первое место, а допрос старух и вовсе стоял впереди всего остального, вызывая у него особую неприязнь. Он и сам толком не смог бы объяснить, почему так не любил старух, но скорее всего именно потому, что они давно перестали быть молодыми. Во всяком случае, беседовать с ними каждый раз было серьезным испытанием для его терпения и выдержки. Вот почему сейчас он без особого удовольствия ожидал встречи с мисс Лоттой Констэнтайн, подружкой убитого, которому явно было за шестьдесят.

Он с тоской следил взглядом за великолепной рыжеволосой женщиной в очень узкой юбке, которая спускалась по покрытым ковровой дорожкой ступенькам со второго этажа. Юбка ее была настолько узкой, что при ходьбе задиралась выше колен. Она осторожно выбирала, куда поставить ногу, склонив при этом голову так, что рыжая грива волос закрывала половину ее лица.

– А вот и она, – проговорил Питт, и Карелла, обернувшись, оглядел холл, но никого не обнаружил. Поэтому он снова глянул на лестницу, решив, что старушка спускается следом за рыжеволосой, но и там не было никого, а красотка уже плавной походкой, настолько плавной, что у него чуть было не пошла голова кругом, направилась прямо к ним и, протягивая руку с алыми ногтями, произнесла приятнейшим голосом:

– Здравствуйте, меня зовут Лотта Констэнтайн.

Карелла от растерянности только громко сглотнул.

– Вы? Вы, да... Вы... Лотта... Констэнтайн?

Девушка улыбнулась. При этой улыбке тубы ее слегка разошлись, как те самые облака, сквозь которые всегда пробивается луч солнца. На щеках у нее появились ямочки. Зеленые глаза приветливо светились.

– Да, – ответила она. – А вы?..

– Детектив Карелла, – сказал он, пытаясь хоть как-то сохранить солидность, присущую его должности. Он ожидал встретить здесь женщину не моложе шестидесяти лет, и потому, увидев эту аппетитную рыжеволосую дамочку, которой на первый взгляд, было никак не больше тридцати, он просто застыл, потрясенный ее внешностью. Однако, приглядевшись поближе, он понял, что девушке этой, пожалуй, не больше двадцати трех, и что она просто пышет юностью и здоровьем. И он в смятении подумал про человека, который звался Джонни и, похоже, даже не нуждался в фамилии; а потом у него замелькали в памяти какие-то странные легенды о любви, включая сказку о принцессе и чудовище. Господи! – А не могли бы мы присесть здесь где-нибудь и немного поговорить, мисс Констэнтайн? – спросил он наконец.

20
{"b":"18564","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никогда тебя не отпущу
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
1356. Великая битва
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
В игре. Партизан
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Альдов выбор
Тайна моего мужа
Падчерица Фортуны