ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Большое спасибо вам, мистер Голдфарб, – сказал в это время Мейер в телефонную трубку. – Совершенно верно, благодарю вас.

Он повесил трубку.

– Звонил в бюро путешествий. Соседняя с ним дверь ведет в банк.

– Вот видишь, – отозвался Клинг. – Так знаете, почему он все это проделывает?

– И почему? – спросил Бернс.

– Потому что он вовсе не собирается грабить банк под этой мастерской. Он обязательно ограбит кого-нибудь из соседей остальных двадцати трех его клиентов. А вся эта шумиха всего лишь дымовая завеса.

– Ну и кого же он намерен ограбить? – спросил Мейер.

– Вот в этом-то и вся загвоздка, – сказал Клинг, пожимая плечами.

– Так что же нам делать. Пит?

– У нас сегодня какое число? – спросил Бернс.

– Двадцать восьмое.

– А крайний срок он назначил на тридцатое?

– Да.

– Значит, у нас в запасе два дня. Видимо, придется выделить на это дело дополнительных людей.

– Каким образом?

– Мы установим наблюдение за всеми этими лавками. Придется воспользоваться помощью других подразделений. Поставим хотя бы по одному человеку на каждый объект. Ты говоришь, что жалоб на звонки было двадцать три?

– Пока двадцать три.

– Черт побери, придется подымать кучу народа, – сказал Бернс, мрачно качая головой. – Пожалуй, мне придется сообщить об этом в главное управление. Мы просто не в состоянии бросить на одно дело такое количество детективов.

– А почему не послать и просто патрульных? – спросил Клинг.

– Им его не поймать. Да и он сразу же приметит людей в форме.

– А если послать их переодетыми в штатское? Ведь это всего на пару дней.

– А что, неплохая идея, – сказал Бернс. – Я переговорю на эту тему с капитаном Фриком. – Он потянулся к телефону. – Тут только одна вещь, которой я никак не могу понять, – сказал он.

– И что именно?

– А если ни один из всех этих владельцев магазинов и прочего, ну, если ни один из тех, кому он угрожал, так и не освободит помещения, то каким же образом, черт побери, он собирается провернуть свое дело?

Все недоуменно переглянулись.

Сейчас прозвучал вопрос, ответ на который стоил два с половиной миллиона долларов.

Однако никто из них не нашел этого ответа.

Глава 13

Четверо мужчин расположились отдохнуть на откосе, спускавшемся к фабрике по производству мороженого. Территория фабрики была огорожена высоким забором из проволочной сетки, а прямо за ним виднелось не менее тридцати грузовичков, выстроенных ровными рядами. Две высокие фабричные трубы пускали дым в голубое апрельское небо, и на каждой из них огромными яркими буквами было намалевано:

“МОРОЖЕНОЕ ПИК-ПАК. ПРОХЛАДА НА ПАЛОЧКЕ”

Четверых мужчин можно было принять за компанию безобидных друзей, которые решили погожим деньком прогуляться по окрестностям, а сейчас им захотелось посидеть немного на свежей травке и дать отдохнуть натруженным ногам. В их поведении не было ничего подозрительного. Если бы эта четверка появилась вдруг в какой-нибудь киностудии и предложила свои услуги для исполнения роли гангстеров в самом захудалом боевике, ей бы наверняка отказали. И тем не менее, трое из четырех имели за плечами различные сроки тюремного заключения, а двое были при револьверах. Несмотря на то, что беседу между собой они вели очень спокойно, а лица их не отражали никаких сильных эмоций, разговор шел о намечаемом преступлении.

Глухой выделялся среди остальных и ростом, и приятной внешностью. Он сидел сейчас, покусывая травинку и разглядывая аккуратно построенные внизу ряды окрашенных в белую краску грузовичков.

– Вот отсюда мы и добудем его, – сказал он.

Чак, сидевший подле него, достал сигарету, не вынимая из кармана всей пачки, и прикурил ее, ловко заслонившись от ветерка.

– Да, грузовиков здесь хватает, – сказал он, выпуская длинную струю дыма.

– Нам ведь нужен всего один-единственный, Чак, – сказал глухой.

– Это точно. А когда мы его угоним?

– Завтра.

– За день до дела?

– За ночь до дела, – поправил его глухой.

– А в какое примерно время?

– Я прикинул, что лучше всего это сделать примерно в полночь. Рейф тут следит за этой базой уже целую неделю. Рейф, может, ты посвятишь нас в кое-какие детали?

Рейф поправил на носу очки в золотой оправе, вздохнул и провел рукой по своим желто-соломенным волосам. Он не очень-то любил трепать языком. Можно было подумать, что сам процесс разговора вызывает у него болезненные ощущения.

– Ворота заперты здесь на висячий замок предельно простой конструкции, – сказал он очень тихим голосом. По-видимому, еще в юные годы он обнаружил, что к людям, которые говорят тихо, обычно прислушиваются более внимательно. – Я могу открыть его булавкой от галстука.

– Это он фигурально так выражается, – сказал глухой и улыбнулся. – Правильно я говорю, Рейф?

– Само собой, булавкой я действовать не стану, но открыть его проще простого, уж в этом вы можете на меня положиться. А кроме того, тут вообще нет наружного сторожа. Так что, как только ты проходишь ворота – путь открыт.

– А может, они и ключи зажигания оставляют в машине? – спросил Чак.

– Нет. Тут придется соединить провода.

– А никак нельзя сделать заранее дубликаты ключей?

– Как можно сделать дубликаты, не имея образца?

– Об этом стоит хорошенько подумать, – сказал Чак, обращаясь к глухому. – Мы ведь не можем все время стоять там с ревущим мотором, правда? А если окажется, что рядом будет торчать полицейский, то как тут лезть под капот и возиться с проводами?

– Как только мы угоним машину отсюда, я смогу установить выключатель, который будет работать без всякого ключа зажигания, – сказал Рейф. – Об этом ты можешь не беспокоиться.

– А я и не беспокоюсь, я только хочу обо всем позаботиться заранее. Разговор-то ведь у нас идет не о копеечном деле, Рейф.

– А никто и не говорит, что дело копеечное.

– Ну ладно. А забор тут под напряжением?

– Нет.

– Ты уверен?

– Вполне. Да они, видимо, не очень-то беспокоятся насчет своих машин. На фабрике есть сигнал тревоги, а кроме того, у них есть еще и сторож, который...

– Ого! – сказал Чак.

– Нет, нет, беспокоиться тут не о чем, – поспешил заверить его глухой. – Сторож этот никогда не выходит из помещения, да мы и не приступим к делу, пока он не окажется на самом верхнем этаже здания.

– А как мы будем знать, что он там оказался? – спросил Чак.

– Ровно в одиннадцать вечера он приступает к обходу, – сказал Рейф. – На лифте он подымается на шестой этаж, а потом начинает спускаться вниз и по пути проверяет все двери. К ограде мы подойдем тоже ровно в одиннадцать. Грузовик мы успеем взять, когда он будет на шестом этаже.

– А почем мы все-таки будем знать, что он на шестом?

– Он делает обход, подсвечивая себе электрическим фонариком. Фонарь у него такой, что сразу освещает весь этот черный этаж. Понятно?

– Ну, пока все выглядит неплохо. Значит, мы угоняем грузовик и выбираемся за ограду до того, как он успевает спуститься вниз, так?

– Совершенно верно.

– Ну а потом что? – спросил Чак.

– А потом мы просто на грузовике едем на наш склад.

– И ты считаешь, что это разумно?

– А в чем дело? У нас же там на стекле вывеска: “Мороженое с орехами Челси”.

– Правильно. Но на грузовике-то написано “Мороженое Пик-Пак”.

– Так ведь он будет стоять у нас на заднем дворе.

Туда никто и не подумает заглядывать. А кроме того, Папаша не допустит никого из любопытных, пока мы будем заниматься им.

Папаша, который до этого момента не издал ни звука, решил вдруг внести и свою лепту в разговор.

– Конечно, с этим я справлюсь, – проговорил он, откашливаясь. – А машину, значит, будут брать Рейф с Чаком.

– Так, Папаша, так.

– А я буду одет в форму или как?

– Да, разумеется, – сказал глухой. – Вашей задачей будет не допускать к нам нежелательных визитеров.

28
{"b":"18564","o":1}