ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Generation «П»
Ловец
Дневная книга (сборник)
Тайная история
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Эрхегорд. Старая дорога
Самый одинокий человек
Призрак

— Я не знаю. Тоже где-то в Квартале. Мы от Скотта добрались на тачке.

— Вы не помните адрес?

— Мне очень жаль, но нет, не помню.

— А чем она занимается, вы знаете?

— Она официантка. Хочет стать рок-звездой.

Строзерс пожал плечами, закатил глаза и состроил такую гримасу, что стало совершенно ясно, как он оценивает ее шансы на это.

— Во сколько вы приехали к ней? — спросил Мейер. — Может, без четверти час? Да, где-то так.

— А ушли из квартиры Скотта почти сразу после полуночи?..

— Около двадцати минут первого.

— И приехали в Квартал примерно без четверти час?

— Да.

— А во сколько ушли из квартиры мисс Грир?

— Сразу после пяти. Некоторые уже завтракали.

Мейер попросил большую чашку кофе.

— И все это время Скотт Хэндлер был с вами?

— Да.

— Вы в этом абсолютно уверены?

— Ну...

— Что такое, мистер Строзерс?

— Ну... конечно, вышли мы оттуда вместе...

— Конечно.

— И к Лорейн приехали тоже вместе... Но там было так весело, понимаете?..

— Вы его потеряли из виду, так, что ли?

— Нет, это нас с Дороти потеряли из виду, знаете ли...

— Ну-ну.

— Так что мы... как это сказать... отсутствовали... ну, уединились... на час примерно.

— И где вы уединились?

— В спальне, конечно.

— Так. С какого по какое время?

— Мы ушли туда примерно в час, а где-то в половине третьего присоединились к остальным.

— Тогда вы не можете точно знать, где все это время был Скотт Хэндлер.

— Он был там, когда мы ушли в спальню, и мы увидели его, когда вернулись, поэтому я сделал вывод, что...

— Итак, вы отсутствовали до половины третьего?

— Может, чуть позже...

— Насколько позже?

— Примерно до трех.

— Ну-ну.

— Или даже до половины четвертого, по-моему, так.

— То есть фактически вас не было в течение двух с половиной часов?

— Ага. Я так думаю. Получается, у Хэндлера было навалом времени для того, чтобы смотаться в пригород и обратно.

— Вы сказали, она официантка? — задал Мейер следующий вопрос.

— Подружка Скотта? Ну да.

— Она говорила, в каком заведении работает?

Льюис Рэндольф Гамильтон мерил шагами свой ковер.

— Ты слышал? — спросил он Исаака.

Исаак слышал. Филдс только что рассказал эту новость им обоим.

— Ты уверен, что это был тот самый легавый? — переспросил Гамильтон.

— Тот самый, — твердо ответил Филдс. — Это он продырявил Джеймса и Герберта. Если бы я не бросил биту, он бы и в меня влепил пулю.

— В баре сидели, а?

— Да, в «Лас-Пальмас». На Уолкер.

— Сидели вместе в баре, разговаривая, как старые дружки?

— Как братья, — уточнил Филдс.

— Интересно, что наш Маленький Джо успел разболтать этому копу?.. — задумчиво произнес Гамильтон.

Исаак недоумевающе посмотрел на него.

Гамильтон подошел к Филдсу положил руку ему на плечо.

— Спасибо, Эндрю, — сказал он. — Ты правильно поступил, когда решил вернуться. Забудь пока Маленького Джо, хорошо? Забудь о нем... на время.

Филдс ошарашенно смотрел на него.

— Ты не хочешь, чтобы я его пришил? — спросил он.

— Эндрю, когда ты хочешь это сделать? Сейчас, при легавом? Да еще том, который знает тебя в лицо, а?

Филдс внезапно забеспокоился. Он не понимал происходящего. Может, Гамильтон недоволен им? Может, он как-то облажался? Как тогда Джеймс с бейсбольными битами.

— Они не видели меня, Льюис, — подумав, сказал он. — Ни один из них. Ни легавый, ни этот латинос.

— Хорошо, — ответил тот.

— Так что если ты хочешь, чтобы я его грохнул...

— Что же он успел сказать этому легавому? — подумал вслух Гамильтон.

* * *

Сказочка. Клингу было бы стыдно докладывать такое лейтенанту.

Если верить Геррере, двадцать третьего января в порт приходит судно. В ночь на понедельник. Вообще пароход зарегистрирован где-то в Скандинавии, но приходит он из Колумбии. На борту будет груз — сто килограммов кокаина. Хорошая оптовая цена кокаина — от пятнадцати до двадцати пяти штук за килограмм, но так как шеф продает сразу всю партию, то и цена будет пониже — червонец за килограмм. Доступно любому пацану на улице. Из рук в руки перейдут миллион «зеленых» и уйма «ангельской пыли». Чувак, это целая куча кокаина! Падаешь в нее и занюхиваешься до смерти. На улицах в розницу этот товар потянет все двадцать с половиной миллионов монет.

До сих пор звучало правдоподобно. Нормальная прибыль при розничной торговле «пудрой» составляет примерно 5:1. Ну а здесь — 12,5:1. Так что такого: товар отдали с оптовой скидкой, вот и все!

Но дальше начиналось нечто... Братья Гримм вырвали бы на себе волосы от зависти.

Если верить Геррере, группировка собиралась провернуть сделку прямо здесь, в городе. Адреса он не знает, но может разузнать для Клинга, если Клинг обеспечит безопасность Герреры в следующие несколько дней. Чтобы эти парни не отправили его на дно реки в бочке с цементом. В назначенном месте и перейдет из рук в руки миллион долларов, после того, как клиент проверит качество товара и вес. Туда завалится Клинг со своими парнями, повяжет продавцов, покупателей, конфискует и деньги, и товар — конечно, если Геррера раздобудет адрес, по которому состоится сделка.

— Идет, — кивнул Клинг.

Он думал, на кой черт Геррере все это нужно.

Клинг еще не спрашивал его об этом. Вместо чего спросил, как называется группировка.

Геррера снова сказал, что она круче, чем «Шовер» или «Спенглер», даже круче, чем «Тель-Авив» — довольно странное название для выходцев с Ямайки, но тем не менее оно таким и было. Уходя в сторону от темы беседы, Геррера рассказал Клингу, почему жаки так странно называют свои банды — поссами. Наконец-то Клинг узнал, что это название они позаимствовали из ковбойских сериалов, которые, оказывается, очень популярныв странах Карибского бассейна. Клинг подумал, что это крайне интересно, если, конечно, соответствует действительности. Но все-таки он хотел узнать название группировки.

— Я не знаю, как называется этот посс, — ответил Геррера.

— Не знаешь, понятно.

— Не знаю, — повторил пуэрториканец.

— Эти парни хотят тебя пришить, но кто они такие, тебе неизвестно.

— Мне известно, что те, кого ты арестовал, хотели меня убить.

— А ты знал этих парней до того, как они пытались убить тебя?

— Знал, — кивнул Геррера, — но кто они такие — нет.

И здесь сказочка начала расти и расти, прямо как бобовое деревце у Жака.

Или нос у Пиноккио.

Если верить Геррере, он сидел в этом же баре «Лас-Пальмас», одной из кабинок в дальнем конце зала, и случайно подслушал разговор между тремя чернокожими из соседней кабинки.

— Ну-ну, — хмыкнул Клинг.

— Эти трое говорили о грузе, про который я только что тебе рассказал.

— И они называли цифры и все остальное?

— Да.

— Сто килограммов...

— Да.

— Сниженная цена...

— Да, все это.

— И дату сделки. И все ее детали.

— Да, кроме места. Я еще не знаю, где это состоится.

— И ты все подслушал.

— Да.

— Они говорили о пароходе, везущем кокаин, и при этом достаточно громко, так, что ты их мог услышать.

— Да, мог.

— Ну-ну, — еще раз хмыкнул Клинг.

Но если верить Геррере, они увидели, как тот выходил из бара, и поняли, что он все слышал. Наверно, они узнали у бармена, кто он такой, и в новогоднюю ночь попытались пришить.

— Потому что ты узнал об этом судне.

— Да.

— И конечно, ты смог бы опознать этих парней, но их имен не знаешь.

— Это правда, я не знал их имен.

— Джеймс Маршалл, Эндрю Филдс и...

— Конечно, сейчас я знаю их имена. Но тогда я их не знал.

— Ты не знал.

— Не знал.

— Тогда чего им из-за тебя беспокоиться? Ты не знаешь, кто они такие, не знаешь, где состоится сделка, чего им из-за тебя так переживать?

23
{"b":"18565","o":1}